11 августа 2020  7:36
Распечатать

Музей, которого могло не быть

Опубликовано: 25.04.2017 18:22

 

myzei

Дом-музей Б.Пастернака в Чистополе.

 

Музей Бориса Пастернака в Чистополе – первый в России весомый прорыв в увековечивании памяти поэта. Мало сказать, что его появление в 1990-е годы на музейной карте Татарстана для многих было полной неожиданностью. До сих пор трудно представить, как это вообще могло произойти в то время, когда музейная жизнь в стране пребывала в застойном состоянии: не было средств на приобретение экспонатов и пополнение фондовых коллекций, а об организации новых экспозиций даже речи не шло. Тем не менее в сентябре 1990-го, в год столетия со дня рождения нобелевского лауреата по литературе Бориса Пастернака, в Чистополе на улице Ленина (бывшей Володарского) в доме № 81 открылся его мемориальный музей.

 

О том, что предшествовало этому событию, вспоминает инициатор и один из организаторов музея, в прошлом – генеральный директор Национального музея Татарстана Геннадий Муханов. Напомним также, что он является автором книги «Чистопольские страницы» (1987), в которой впервые представлен богатейший материал о жизни и творческой деятельности в Чистополе большой группы советских писателей в годы Великой Отечественной войны.

«О том, чтобы открыть в Чистополе какой-либо новый музей, в начале 1990-х годов можно было только мечтать. К этому времени здесь уже был краеведческий музей, но он переживал не лучшие времена. Новые перспективы замаячили для него после того, как пришла идея переименовать его в Музей уездного города и сделать филиалом Госмузея РТ (ныне – Национальный музей). Новое название больше отвечало духу времени, к тому же в таком контексте можно было реально показать всю дореволюционную коллекцию музея.

 


 В Чистополе местные власти о каких-то новых музеях и слышать не хотели, намучившись с одним. Госмузей в силу трагических обстоятельств был не готов взять на себя бремя новых забот. В Министерстве культуры и подавно не проявляли заинтересованности, опасаясь вызвать протесты со стороны лидеров набиравшего силу национального движения


 

Научная концепция Музея уездного города была детально разработана сотрудниками головного учреждения, а координировала эту работу заместитель генерального директора по филиалам Любовь Васильевна Фатхутдинова, знаток музейных секретов экспонирования и хороший организатор. Надо отметить, что чистопольский филиал полностью финансировался из Казани, из городской казны деньги на развитие данного учреждения культуры не выделялись совсем.

Думаю, уместно напомнить и о том, что в октябре 1987 года я был назначен на должность генерального директора Государственного музея РТ, а в декабре этого же года в здании бывшего Гостиного двора, в котором располагались музей и еще два десятка учреждений и организаций, случился крупный пожар, в результате которого пострадали два верхних этажа и экспозиционные залы по современной истории Татарстана (только что открытые), а также отдел природы. Экспонаты удалось спасти, однако огромное здание, получившее среди горожан название «Бегемот», существенно пострадало.

Несмотря на сложное положение головного музея, внимание и помощь филиалам (их на тот момент было 14), в том числе и чистопольскому, не ослабевали. Однажды мне позвонила из Чистополя известный краевед, а в прошлом моя школьная учительница Нина Степановна Харитонова и сообщила потрясающую новость: Вавиловы, в доме которых в годы войны жил Борис Пастернак, переезжают и готовы продать все вещи и мебель из «пастернаковской» комнаты. Именно в этот момент меня буквально осенило: если удастся заполучить мемориальные вещи и предметы, то есть шанс создать музей! Но с чего начать? Во-первых, город должен передать квартиру под музейные цели. Однако я знал, как неохотно на это идут городские власти. Да и захотят ли они вообще заниматься этим делом? В те годы одно только имя Бориса Пастернака могло насторожить не только начальство разных рангов, но и обывателей. Кроме того, чтобы выкупить у хозяев все, что сохранилось с военных лет, нужны деньги. А где их взять? В смете расходов музейного объединения их нет и не предвидится.

 

pasternak

Портрет Б. Пастернака работы В.Д. Авдеева. Чистополь, 1942– 1943 годы.

Словом, ничего «за» и все аргументы «против». Поэтому обнадежить Нину Степановну в том момент я не мог. Но мысль о музее Пастернака уже не отпускала.

Я понимал: чтобы вопрос решился положительно, придется преодолеть массу препятствий. В Чистополе местные власти о каких-то новых музеях и слышать не хотели, намучившись с одним. Госмузей в силу трагических обстоятельств был не готов взять на себя бремя новых забот. В Министерстве культуры и подавно не проявляли заинтересованности, опасаясь вызвать протесты со стороны лидеров набиравшего силу национального движения. И основания для таких опасений были. Впоследствии меня не раз упрекнут, устно и через СМИ, в том, что, будучи генеральным директором музейного объединения, я содействовал строительству музея «русского еврея с сомнительными произведениями и биографией, не связанными с Татарстаном».

По сути дела, у нас с Харитоновой не было ни сторонников, ни сочувствующих. И все-таки, когда постоянно думаешь о чем-то одном, эти мысли каким-то чудом начинают потихоньку материализовываться. Вот так однажды, будучи по служебным делам в Москве, я встретился с моим добрым другом Марсом Гисматуллиным – архитектором, художником и поэтом. Он любил стихи Пастернака и не только поддержал идею создания музея поэта в Чистополе, но и предложил свою помощь в качестве автора проекта, причем на тот момент совершенно безвозмездно.

Однако было понятно, что реализовать этот замысел без поддержки высшего руководства республики невозможно. Поэтому, взвесив еще раз все «за» и «против», я обратился с письмом к первому заместителю Председателя Совета Министров республики Мансуру Хасановичу Хасанову, приложив к письму детально составленную смету расходов по созданию нового филиала – музея Б.Л.Пастернака в Чистополе. Ответ (с положительной резолюцией!) пришел довольно быстро и содержал конкретные поручения Минкультуры, Минфину и Чистопольскому горисполкому. Вскоре из бюджета республики на создание музея было выделено 400 тысяч рублей. По тем временам (в условиях недофинансирования, задержек зарплат и т.д.) это была очень приличная сумма.

И спустя годы я всегда с особой теплотой и признательностью вспоминаю Мансура Хасановича Хасанова, сыгравшего важную роль в развитии музейного дела в Татарстане. Высокообразованный человек, известный ученый, он никогда не подчеркивал свою значимость, но нередко вызывал огонь на себя. Мансур Хасанович был истинным сыном татарского народа и в то же время много сделал для того, чтобы культурный потенциал Татарстана был очевиден в масштабах всей России. Вот и в случае с музеем Пастернака он прежде всего смотрел в будущее…

После выхода постановления Правительства мы срочно приступили к созданию научной концепции нового филиала. Понятно, что пастернаковедов на тот момент в Казани не было, поэтому я, можно сказать, волевым решением назначил ответственной за эту работу молодую сотрудницу музея Г.Тукая Ольгу Игоревну Захарову, что, мягко говоря, стало для нее полной неожиданностью. Но я старался оказывать ей всяческую помощь. Помимо книги «Чистопольские страницы», передал ей много рукописных материалов из своего личного архива, связанных с пребыванием Бориса Пастернака в Чистополе. И, надо сказать, Ольга Игоревна успешно справилась с трудной задачей, и вскоре мы имели добротную научную концепцию музея.

 

     кстати

Борис Пастернак приехал в Чистополь 18 октября 1941 года в числе последней группы эвакуированных писателей. К этому времени его семья – жена Зинаида Николаевна с детьми – уже находилась в Чистополе, в интернате Литфонда. Борис Леонидович сумел снять небольшую комнату в доме Вавиловых, расположенном по адресу: ул. Володарского, 75. Комната соседствовала с хозяйской кухней, окна выходили на городской сад.

С нетерпением ждал я вестей и от Марса Гисматуллина. К его чести, отсутствие готовой научной концепции (она была еще в стадии разработки) не повлияло на сроки и выразительность предложенной им художественной концепции будущей мемориальной экспозиции. Я заблаговременно снабдил его необходимыми материалами. Проект получился без наворотов и излишеств, в черно-белом исполнении, с акцентом на подлинные вещи и рукописи, отражающие чистопольское бытие военных лет. Мемориальная комната была воссоздана по воспоминаниям семьи Вавиловых, записанным мной еще в школьные годы. Неоценимую помощь оказали и консультации Н.С.Харитоновой.

Настоящий дипломатический подход потребовался в переговорах с городскими властями. Надо сказать, особенно непримиримую позицию по отношению к «автору антисоветчины» и его музею занимал секретарь горкома по идеологии С.И.Антонов. Правда, свое возмущение он больше выражал на словах, до прямого противостояния дело не дошло. Хотя, наверное, могло бы… В то же время мы неожиданно нашли своего сторонника в лице председателя Чистопольского горисполкома А.Х.Хайруллина. Как мэр, он с пониманием отнесся к строительству музея, увидев в этом пользу для имиджа города и его культурного развития. Под личным контролем Абрека Хафизовича привели в порядок городской парк, положили новый асфальт, поставили новые добротные ворота и забор вокруг дома.

Монтаж экспозиции занял 10–12 дней. Марс Якубович вместе с помощниками трудились вдохновенно. Как всегда, возникало множество вопросов с приобретением и доставкой материалов, которые оперативно решались и в Казани, и в Чистополе. Сам я в ходе монтажа несколько раз приезжал в Чистополь. Запомнился эпизод, когда к открытому настежь окну в комнате поэта прилетел голубь и как-то без боязни, очень настойчиво стучал по стеклу и размахивал крыльями. Мы это поняли как добрый знак и решили, что голубь – это посланец души Бориса Леонидовича. «Голубиное сообщение» было принято, и в день открытия музея в ближайшем к нему храме отслужили панихиду по Борису Пастернаку.

 


Мы неожиданно нашли своего сторонника в лице председателя Чистопольского горисполкома А.Х.Хайруллина. Как мэр, он с пониманием отнесся к строительству музея, увидев в этом пользу для имиджа города и его культурного развития


 

Открытие получилось праздничным, душевным. Было много гостей из Казани и Москвы, играл оркестр. Улица перед домом-музеем была запружена людьми и смотрелась как большая площадь. Торжественно разрезали красную ленточку, и первые посетители буквально потоком хлынули по узкой лестнице, ведущей в чистопольский пастернаковский мир. Это было как чудо! По крайней мере, так это воспринималось в те счастливые мгновения. Ведь еще недавно идея музея Пастернака в Чистополе владела умами в лучшем случае нескольких энтузиастов, и за короткое время их число увеличилось многократно.

Долгое время музей вынужден был соседствовать с жилыми помещениями нескольких чистопольских семей и довольствовался малыми площадями. В 2010 году все здание было передано музею, благодаря чему в скором времени он получил новые экспозиционные площади. Бесспорно, в этом большая заслуга бессменного директора музея Любови Григорьевны Демченко. Таланта организатора ей не занимать. С первых дней музей Пастернака стал важным культурным центром и в городе, и в республике. А после проведения на его базе всероссийского семинара директоров литературных музеев он получил широкую известность и в профессиональной среде. В настоящее время Мемориальный музей Б.Пастернака является структурным подразделением ГБУК РТ «Чистопольский государственный историко-архитектурный и литературный музей-заповедник».

 


Фото: pasternak.niv.ru; pasternak.niv.ru
Автор статьи: СТРЕЛЬНИКОВА Ольга
Выпуск: №60 (28248)


Добавить комментарий

view_6625919_4686724 10.08.2020

Сохранение традиций плюс инновации

Стратегию развития культуры Республики Татарстан на 2020 – 2025 годы и на период до 2030 года рассмотрели вчера на заседании Президиума Кабинета Министров РТ....
1850
СвияжскАРТель 10.08.2020

Быть АРТели в Свияжске

После долгих колебаний фонд поддержки современного искусства РТ «Живой город» решил всё-таки провести в Свияжске очередную театральную лабораторию....
1820
GRED5496 10.08.2020

И снова здравствуйте!

Жюри XVI Казанского международного фестиваля мусульманского кино возглавил известный кинодраматург, профессор ВГИК Одельша Агишев. Под его руководством начала работать комиссия экспертов из четырёх стран....
1890
МЕЧЕТЬ 05.08.2020

Новая жизнь Азимовской мечети

После реконструкции открыла двери для прихожан одна из старейших и красивейших мечетей республики – Азимовская мечеть в Казани....
6430
SONY DSC 05.08.2020

Мелодия жизни учёного-миротворца

Уместить феномен Энгеля Тагирова в прокрустово ложе такой схемы невозможно. Настолько он многогранен и уникален. Выход в свет его книг, совершаемые им акты миротворчества и презентация его проектов становятся событиями....
6670
  • Мнение

    Фаргат КАМАЛИЕВ, начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Заинского района:

    КАМАЛИЕВ

    В этом году наш район планирует получить небывалый, невиданный урожай. Озимая пшеница дает по 62 центнера урожая с гектара. Есть поля, где урожайность достигает 86 центнеров, а общие площади этих земель по триста гектаров. Когда выходит по 62–64 центнера с гектара, нам уже кажется, что этого мало, да простит нас Всевышний.

    Все мнения

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Цены на рынках


    Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Дни рождения

    8 августа

    Айрат Ринатович Зарипов (1962), депутат Госсовета Татарстана.

    Рамис Хатыпович Сафиуллов (1962), Глава Тетюшского района Татарстана.

    Валерий Сергеевич Чершинцев (1962), Глава Менделеевского района Татарстана.

  • Книга жалоб

    Другие жалобы

    История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров