27 января 2021  6:30
Распечатать

Бьёт – значит не любит

Опубликовано: 11.01.2021 20:49

Как искоренить домашнее насилие? Эту тему обсудили в казанском женском кризисном центре «Фатима»

 

бьет

 

Под занавес 2020 года в Татарстане прошла информационная кампания «16 дней – 16 историй», целью которой было привлечь как можно больший круг людей к проблеме домашнего насилия. Реальные истории женщин, которые подверглись жестокому обращению в своих семьях и обратились в женский кризисный центр «Фатима», были рассказаны медийными персонами в социальных сетях. И это возымело эффект – к кампании присоединились новые лидеры мнений, а поднятая тема позволила узнать жертвам насилия, что они не одни и есть люди, которые готовы им помочь.

 

Тема домашнего насилия – это целый клубок проблем, который распутывать и распутывать. Женский кризисный центр «Фатима» работает с жертвами жестокого обращения на протяжении многих лет. Ситуации женщин, попавших в абь­юзивные (насильственные) отношения, очень разные, и общего решения здесь нет, поэтому к каждой обратившейся в центр здесь подходят индивидуально. Клиенткам оказывается психологическая и юридическая помощь, составляется индивидуальный план безопасности, который учитывает все жизненные условия. Первым шагом в решении проблемы для пострадавшей является звонок на горячую линию по телефону: 8 (843) 246-44-01, который работает в будние дни с 9.00 до 17.00.

Как сообщила консультант горячей линии ЖКЦ «Фатима» Галина Новикова, за последние четыре месяца на этот номер поступило более двухсот звонков, что на тридцать процентов больше, чем за аналогичный период прошлого года. Специалисты связывают этот рост с введением весной режима самоизоляции, а также с проведённой инфокампанией. Те, кто обращается за помощью, «помолодели»: если раньше в основном звонили женщины от тридцати до пятидесяти лет, то теперь нередко звонят и двадцатилетние…

Когда слушаешь истории этих женщин, невольно возникает вопрос: а на дворе точно 21-й век? Вот пример: жертва домашнего насилия сказала мужу, что пошла в магазин за детским питанием, чтобы оказаться вне зоны его конт­роля, и появился шанс позвонить на телефон доверия. Это нормально? Пишут такие женщины и с фейковых страниц в соцсетях, а затем их удаляют. Потому что страшно. Страшно, что насильник узнает об этом и станет ещё хуже. Ведь наказать его в рамках существующего законодательства практически невозможно.

 

САМА ДУРА…

Так кто же она – жертва домашнего насилия, каков её социальный портрет? В обществе достаточно глубоко укоренился миф, что абьюзу подвергаются какие-то особенные женщины – потенциальные жертвы, позволяющие с собой так обращаться, либо ведущие маргинальный образ жизни. В общем, они сами виноваты в том, что их лупит собственный муж. Ситуация, когда в насилии полностью или частично обвиняют не агрессора, а жертву, у специалистов называется виктимблеймингом. Напал насильник? Значит, была не так одета, не там шла и не в то время. И у агрессора якобы просто не было выбора, потому что жертва сама напросилась. Знакомый ход мыслей? Это своеобразная психологическая защита, которая позволяет остальным людям думать, что подобное с ними никогда не произойдёт.

– Женщину бьют не потому, что она какая-то «не такая» или за что-то, а потому, что она в данной ситуации просто слабее, – говорит руководитель отделения психолого-педагогической помощи «Сердэш» Наталья Сабирова. – Для агрессора это возможность почувствовать власть и контроль над другим человеком. От такого насилия никто не застрахован. Увы, это может случиться с любой представительницей прекрасного пола, независимо от её положения в обществе. Насилие зависит только от абьюзера – от того, насколько он отдаёт отчёт в своих действиях. Девочки-подростки во время первых романтических отношений могут встретиться с абь­юзивным поведением молодых людей, но они этого не замечают. В нашем обществе очень низкая чувствительность к насилию, мы можем переносить его очень много и не понимать этого, поэтому важно вести просветительскую работу в данной сфере.

 


На данный момент в законодательстве отсутствует само понятие семейно-бытового насилия. Существующих статей Уголовного кодекса РФ, на первый взгляд, вполне достаточно для того, чтобы восстановить справедливость. Но если копнуть глубже, то становится понятным, что на практике они не работают


 

По мнению активистки группы «Фем-Кызлар» Дины Нурм, домашнему насилию чаще всего подвергаются женщины, которые попадают в зависимое положение от мужчины. Отсутствие своего жилья или работы, беременность и декрет – в такие моменты женщина очень уязвима, и если избранник оказался агрессором, то он воспользуется своим положением, ведь, по его мнению, «она никуда от меня не денется». И если у потенциальной жертвы нет поддержки со стороны родителей, друзей или коллег, она надолго останется в таких отношениях. И выбраться из них без помощи квалифицированного психолога и юриста становится просто невозможно.

С финансово независимыми женщинами работают другие схемы – здесь абь­юзер может шантажировать тем, что заберёт, украдёт, отсудит детей. Или устроит жертве эмоциональные качели: избил, потом раскаялся – пришёл с цветами, признался в любви. Затем снова избил, опять раскаялся… Это замкнутый круг. Если женщина каждый раз прощает, выйти из него становится всё сложнее, так как у неё появляется психологическая зависимость от агрессора.

 

ПОБЕГ – ЕДИНСТВЕННЫЙ ВЫХОД?

Подводя итоги работы за минувший год, специалисты ЖКЦ «Фатима», а также партнёрских организаций разобрали две конкретные истории абьюзивных отношений, чтобы стало понятно, что в таких ситуациях может сделать жертва и как работает законодательство.

Девушка вышла замуж, и всё было прекрасно, пока она не забеременела и не вышла в декрет. Тогда муж начал поднимать на неё руку. И только когда он выбил ей зубы, она собрала вещи и уехала к родителям. Сейчас женщина думает, возвращаться к нему или нет – ведь абьюзер «искренне раскаивается», признаётся в любви и зовёт домой. Типичная ситуация для многих жертв жестокого обращения. Каждая такая женщина надеется, что мужчина исправится, поймёт, как ей больно. Если не ради неё, то хотя бы ради ребёнка. Не исправится и не поймёт. Если агрессор не получил отпор, то его аппетиты будут только расти. Это психология. И такого человека может остановить только реальное наказание.

Вторая ситуация касается девочки-подростка. В семье нарушается её половая неприкосновенность со стороны отчима, который при случае хлопает её по попе, хватает за грудь и отпускает сальные шуточки. Он бьёт мать девочки и младшую сестру. Мама ей не верит, считая, что она всё выдумывает. Об этом в центре узнали от родственников.

– Меня до глубины души потряс этот случай, – говорит юрист и руководитель проектов ЖКЦ «Фатима» Ксения Тузова. – И мне как специалисту очень тяжело осознавать своё бессилие в подобной ситуации, потому что у девочки нет законного представителя, который бы защищал её интересы. Сама она вряд ли сможет написать заявление в полицию. Поэтому наша помощь ограничилась разработкой варианта «побега» из дома – она поступает в учебное заведение и переезжает в общежитие.

 


Говорить о домашнем насилии важно и нужно, чтобы не только было принято соответствующее законодательство, но и поменялось отношение общества к этой проблеме, и фраза «бьёт – значит любит» навсегда исчезла из нашего обихода


 

На данный момент в законодательстве отсутствует само понятие семейно-бытового насилия. Существующих статей Уголовного кодекса РФ, на первый взгляд, вполне достаточно для того, чтобы восстановить справедливость. Но если копнуть глубже, то становится понятным, что на практике они не работают. К примеру, статьи 115 (Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью) и 116 (Побои) относятся к делам частного обвинения. В этом случае жертва должна зафиксировать телесные повреждения, написать заявление в полицию, найти свидетелей и выступить в качестве обвинителя. То есть женщина должна сама собирать доказательства, что она пострадала. Пройти этот путь до конца большинство жертв жестокого обращения просто не в состоянии. Поэтому, как правило, всё заканчивается на стадии заявления в полицию. Чтобы агрессор был наказан по всей строгости закона, он должен избить свою жертву до полусмерти или убить.

– Отсутствие закона о семейно-бытовом насилии – это, пожалуй, самая большая проблема на сегодняшний момент, – продолжает Ксения Тузова. – Я как юрист вынуждена искать какие-то обходные пути, потому что нет ресурса, чтобы наказать абьюзера. И лучший совет для пострадавшей женщины на данный момент – это просто бежать от своего мучителя. С принятием этого закона у нас появилась бы возможность привлекать мучителя к ответственности за такие действия. К примеру, было бы эффективным введение охранных ордеров, когда по вызову жертвы приезжает полиция, фиксирует домашнее насилие и выписывается охранный ордер, по которому агрессор до суда не имеет права даже приближаться к жертве под угрозой наказания вплоть до выселения из квартиры.

 

КАК РАСПОЗНАТЬ АБЬЮЗЕРА

Выбраться из насильственных отношений очень сложно, поэтому единственный вариант обезопасить себя – это вовремя распознать, что перед тобой потенциальный агрессор. «Когда начинаешь отношения с партнёром, попробуй говорить «нет» на те или иные предложения и наблюдать, как мужчина отреагирует на это, – советует Наталья Сабирова. – Если он нетерпим к твоему несогласию, то это уже о многом говорит».

Не нужно становиться удобной для партнёра. Если молодой человек начинает ограничивать свободу: «не общайся с этой подругой, она мне не нравится, не общайся с родственниками, не ходи в той или иной одежде», начинает лезть в твою телефонную книгу и пытается контро­лировать звонки – всё это первые звоночки психологического абьюза, который со временем может перейти в физическое насилие.

Очень сложно дать объективную оценку масштабам домашнего насилия, потому что соответствующей статистики просто нет. Те данные, которыми располагают правоохранительные органы, не отражают реальной картины. Опросы, проводящиеся в фокус-группах, тоже вызывают массу вопросов. И, конечно же, не может быть объективным количество звонков на телефоны доверия, потому что на такой шаг решаются далеко не все жертвы.

Однако спросите себя: знаете ли вы семьи, где муж бьёт или бил жену? В моём окружении я знаю как минимум трёх женщин, которые подвергались регулярному физическому насилию со стороны мужей. На момент нашего знакомства они уже вышли из абьюзивных отношений, но это было очень непросто. Ещё могу привести немало примеров своих друзей-подруг выросших в семьях, где рукоприкладство со стороны отца было нормой. Избиение матери происходило на глазах у детей, и не раз. Эти воспоминания до сих пор повергают в ужас уже вполне взрослых людей. Дети, выросшие при подобном воспитании, – отдельная тема для разговора. В перспективе – это потенциальные жертвы либо агрессоры.

Говорить о домашнем насилии важно и нужно, чтобы не только было принято соответствующее законодательство, но и поменялось отношение общества к этой проблеме, и фраза «бьёт – значит любит» навсегда исчезла из нашего обихода.


Фото: rbc.ru
Автор статьи: АКИФЬЕВА Вероника
Выпуск: №2 (28964)


  1. Очень полезная статья. Хотелось бы, чтобы матери показали её своим дочерям. С сыновьями, к сожалению, ситуация более сложная – нет комитетов и организаций, куда бы они могли обратиться за помощью, за защитой от жён-насильниц. Да и не принято у нас мужчинам жаловаться… А между тем таких феминисток сейчас пруд пруди. Впрочем, на память сразу приходит батюшка Настеньки из советского фильма «Морозко» — и сам всё время голову в плечи вжимал, и дочку свою от злой мачехи защитить не мог. В общем, проблема с обеих сторон. Как бы не пропустить тот момент, когда законотворцы начнут говорить, что сильно припозднились с созданием закона об уголовной ответственности домашних насильников.

Добавить комментарий

таиф 26.01.2021

Коллективный договор – защита от нестабильности

Новый коллективный договор, принятый на конференции трудового коллектива ПАО «Нижнекамскнефтехим» сроком на три года, – пример поддержки людей труда в условиях пандемии коронавируса и вы­званной ею нестабильности в экономике....
2360
МАСКАРА-мечеть 26.01.2021

Легенды и быль древней Маскары

О подвижниках из глубинки, заслугах купцов-просветителей и родовых корнях Чингиза Айтматова....
3120
студень-года 25.01.2021

«Вы – будущее республики»

Дамир Нургалиев, студент второго курса юридического факультета Казанского инновационного университета имени Тимирясова, стал победителем республиканского конкурса «Студент года – 2020». Награду ему на сцене казанской «Пирамиды» вручил Президент Рустам Минниханов....
4630
регистрация 25.01.2021

Регистрация – важная акция!

В Управление Росреестра Татарстана на регистрацию прав и кадастровый учёт в 2020 году было подано более миллиона пакетов документов....
4430
заселение-дома-в-челнах 25.01.2021

В автограде – новоселья

В 63-м микрорайоне Набережных Челнов 23 января состоялось торжественное заселение 414-квартирного жилого дома, построенного по социальной ипотеке....
4390

Мнение

Дарья САННИКОВА, директор комитета по развитию туризма мэрии Казани:

САННИКОВА

Турпоток в прошлом году снизился более чем наполовину, до 1,7 миллиона человек. Но гости хлынули к нам, как только ограничительные меры были смягчены. В новогодние праздники мы получили те же показатели, что и годом ранее, с небольшим снижением. Загрузка отелей превысила 77 процентов, а на пике достигала 96 процентов.

Все мнения

Видеосюжет

Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Дни рождения

    27 января

    Марат Наилевич Садыков (1970), министр здравоохранения Татарстана.

  • Книга жалоб

    Другие жалобы

    История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров