1

Тавлино: на перекрёстке караванных путей

 

 

Сегодня нам, людям двадцать первого века, привыкшим к стремительным скоростям, трудно представить, сколько недель, а иногда и месяцев занимал путь торгового каравана из далёкого среднеазиатского Хорезма до земель Волжско-Камской Булгарии.

 

…Неторопливо и размеренно двигалась цепочка нагруженных товарами, провизией верблюдов. С важным видом шествовали эти невозмутимые «корабли пустыни», горбатые спины которых были обвешаны тюками с дорогими китайскими шелками, душистыми восточными пряностями, сушёными южными фруктами и прочими ценными в северных территориях продуктами.

 

ПРИВАЛ ДЛЯ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

Зорко смотрели по сторонам погонщики: в те далёкие времена на торговых путях было неспокойно. Очень часто на караваны нападали разбойники, шайки которых прятались в окрестных лесах. Многодневный путь через пустынные места был сопряжён с различными трудностями и невзгодами. Путешественников могли застать и снежные бури, и проливные дожди…

Но вот после долгих переходов, тревожных ночёвок у костров под вой волчьих стай взорам усталых путешественников открывался долгожданный вид на стены крепости. За ними их ждали желанный отдых, сытная еда и прочие блага тогдашней цивилизации. Скинув на землю тяжёлые тюки, накормив и напоив усталых верблюдов, измотанные путешественники, совершив омовение, спешили приступить к трапезе. Сидя на узорчатой кошме за вечерним пловом, купцы и погонщики наслаждались теплом и уютом, а вокруг них теснились местные жители. Они с жадным любопытством слушали рассказы о далёких жарких странах, где нет зимы и царит вечное лето, где в засушливой пустыне кувшин простой воды во сто крат дороже золотого динара…

Именно во времена расцвета Волжско-Камской Булгарии предприимчивый торговец Таганвер-баба основал здесь, на месте остановки караванов, что-то вроде современной гостиницы, а проще говоря – караван-сарай для отдыха купцов и путешественников.

Тауиле – так когда-то называлось это село, которое находится на волжском правобережье, примерно в тридцати километрах от Зеленодольска. Слово «тау» в переводе с татарского означает «гора». И это неудивительно, ведь древнее поселение возле речки Ари расположено на землях Горной стороны – так издавна именовали эту обширную территорию в старинных русских летописях. Она, кстати, и сегодня мало изучена историками-археологами. А между тем именно через земли Горной стороны проходили важные в те века сухопутные торговые пути, соединявшие Волжско-Камскую Булгарию с различными странами и регионами, – Крымом, Киевской Русью, Средней Азией, Закавказьем, Османской империей.

 

РОДОМ ИЗ БЛАГОДАТНОЙ БУХАРЫ

Помните старую сказку об Али-бабе и сорока разбойниках? Тюркское слово «баба» с ударением на последнем слоге переводится как «отец». Оно широко распространено во многих языках стран Востока. Его почтительно добавляли к личному имени человека, подчёркивая тем самым особое уважение и расположение к собеседнику. Именно таким человеком – богатым и широко известным среди местного населения был купец по имени Таганвер из далёкого средне­азиатского города Бухары.

Этот старинный восточный город, богатый и многолюдный, в XIII веке по праву считался жемчужиной Востока среди городов Великого Хорезма и всей Средней Азии.

Из благодатной Бухары прибыл сюда богатый купец Таганвер-баба. В молодости он частенько путешествовал со своими караванами, а также с караванами других торговцев по различным странам. Зная на собственном опыте, насколько опасна и тяжела жизнь путешественника и торговца, он быстро смекнул, какую немалую выгоду без особого риска можно получить, основав караван-сарай на оживлённом торговом пути.

И не прогадал, вложив свои богатства в столь прибыльное дело. Именно во многом благодаря ему небольшая крепость-форпост превратилась в крупный торговый и ремесленный центр «страны городов» – так в древних рукописях называли Волжско-Камскую Булгарию.

 


Именно через земли Горной стороны проходили важные в те века сухопутные торговые пути, соединявшие Волжско-Камскую Булгарию с различными странами и регионами, – Крымом, Киевской Русью, Средней Азией, Закавказьем, Османской империей


 

Так продолжалось до первой половины ХIII века, пока на эти земли не обрушились отряды монгольских завоевателей. Поселение было разграблено и сожжено, о чём говорят следы пожара, обнаруженные археологами в 1950 году. Учёные констатировали, что местный люд не покинул родину, остался здесь и после монгольского нашествия. В одном из раскопов на южном склоне городища археологами была найдена старинная золотоордынская монета, отчеканенная в XIV веке. А это даёт основания утверждать, что бывшее селение Таганвер-бабы, которое стало именоваться Тауиле, в годы Казанского ханства по-прежнему оставалось весьма важным экономическим и политическим центром.

О том, что люди в окрестностях зеленодольского села Тавлино жили ещё со времен Волжско-Камской Булгарии, свидетельствуют и надмогильные камни на старом зирате, которые историки относят к XIII–XIV векам.

 

У ЗАПАДНЫХ РУБЕЖЕЙ БУЛГАРИИ

Старинное городище находится в паре километров от села. Издавна находили здесь тавлинцы свидетельства давно минувших эпох: старинное оружие – обломки сабель, бердышей, наконечники стрел и копий. Об этом подробно упоминал в своих записках известный российский учёный Сергей Шпилевский.

Тавлинское городище знакомо историкам с середины XIX века. Впервые подробно обследовал его ещё до революции, в 1909 году, казанский археолог Гайнетдин Ахмаров. Тогда же учёными были установлены границы и площадь древнего поселения, которое было обнесено системой защитных сооружений. С северной стороны городище защищали два высоких вала, между которыми пролегал широкий ров. Оборонные валы разделял проезд с воротами.

На внутреннем вале располагались деревянные стены и смотровые башни с боевыми площадками, на которых размещались дозорные. Стоит немного пофантазировать, и перед тобой возникнут бревенчатые стены с бойницами и смотровыми площадками. Закроем глаза, и послышится дробный стук подкованных конских копыт и крики суровых скуластых воинов с копьями и боевыми луками в руках…

Если учесть, что общая площадь одной лишь укреплённой цитадели превышала 6500 квадратных метров, можно предположить, что раньше здесь располагалось крупное поселение. Дело в том, что в мирное время основная масса жителей находилась за пределами стен древней крепости, в которой располагалась резиденция местного правителя, проживали члены его семьи и воины из личной охраны. Большинство же земледельцев и ремесленников прятались в крепости лишь во время нашествия чужеземных завоевателей.

Кстати, во время раскопок, которые проводили здесь уже в советские годы казанские археологи, в нижних уровнях культурного слоя учёные обнаружили не только обломки глиняной посуды булгарского типа, но и части грубой лепной керамики, относящейся к именьковской культуре, расцвет которой приходится на IV–VII века нашей эры. А это даёт все основания полагать, что люди жили здесь задолго до прихода на эти земли кочевников-булгар. Что, впрочем, неудивительно. Ведь многие булгарские крепости возникали именно на местах бывших именьковских поселений.

 

ПРОКЛЯТИЕ ДРЕВНЕГО ВОИНА

Эту историю сами тавлинцы рассказывают сегодня как легенду.

Ясным осенним полднем на дороге, ведущей к столице Казанского ханства, показался одинокий всадник. Ему пришлось уходить от долгой погони. Утомлённый длительной скачкой конь еле переставлял копыта. Железный шлем на голове воина был покрыт следами сабельных ударов. Левая рука сжимала поводья, а правая, перевязанная куском окровавленной материи, свисала безжизненной плетью. Кольчугу всадника покрывала пыль.

Жители села знали, что грозный русский царь в очередной раз пошёл походом на их столицу – город Казань. Знали они и то, что, несмотря на три неудачных похода, во время последнего штурма город едва не был захвачен. По всему было видно: дни ханства сочтены. И вот этот одинокий всадник принес чёрную весть о падении Казани.

 


О том, что люди в окрестностях зеленодольского села Тавлино жили ещё со времен Волжско-Камской Булгарии, свидетельствуют и надмогильные камни на старом зирате, которые историки относят к XIII–XIV векам


 

Узнав печальные новости, жители села Тауиле не на шутку перепугались. Кто знает, как отнесутся к ним русские воины, когда придут сюда и узнают, что у них скрывается раненый защитник Казани?

Никто не принял беглеца, не накормил его… Покидая село, разгневанный воин проклял его жителей, сказав, что отныне количество его домов не превысит числа нынешних построек, а население будут преследовать моры и не­урожаи.

Было это или не было? Мне много раз приходилось бывать в Тавлине и всегда убеждался в хлебосольстве местных жителей. Похоже, с тех далёких времён они поняли, к чему может привести пренебрежение к законам гостеприимства.

Ну, это в качестве исторической шутки.

 

ВЕСНА – ВРЕМЯ НАДЕЖД

Двадцать три года назад сельскохозяйственное звено «Тавлино» решило отделиться от центральной усадьбы бывшего колхоза имени Ильича, что находится в соседнем селе Кугеево. И хотя тамошнее руководство всячески противилось этому, тавлинцы твёрдо решили: будем работать самостоятельно. И, как показало время, не ошиблись.

– Сегодня у нас в землепользовании более 400 гектаров земли, – говорит руководитель СХПК «Тавлино» Амир Загидуллин. – Немного, но для хозяйства, где работает полтора десятка человек, вполне достаточно.

К предстоящему севу тавлинские механизаторы уже подготовили сеялки, культиваторы и пять колёсных тракторов МТЗ, три из которых хозяйство приобрело за последние шесть лет. На полях уже провели подкормку озимых и завершили работы по закрытию влаги на полях.

– За последние годы мы существенно обогатили техническую базу, – продолжает Амир Махмутович. – Приобрели новые плуги и сцепки для борон, опрыскиватель и разбрасыватель минеральных удобрений, а также кормораздатчик на молочную ферму, где сейчас содержится стадо в двести голов бурёнок и телят.

А ведь когда отделялись от Кугеева, многие скептики пророчили, что через пару лет тавлинцы сами будут проситься обратно в бывший колхоз.

– Нам тогда ни одной единицы техники не выделили, ни одной машины не дали, хотя у центрального хозяйства тогда было целых семь ­«КамАЗов», – вспоминает Амир Махмутович. – Пришлось начинать хозяйствовать буквально с нуля.

Тем не менее за последние двадцать три года работники СХПК «Тавлино» ни разу не пожалели о своём решении и доказали, что они являются полноправными хозяевами на своей земле.

Весна – время надежд. На­дежд на богатые урожаи, на высокие надои, на прибыль и достаток в домах сельчан. Пусть же нынешняя весна не обманет ожиданий жителей древнего села Горной стороны Татарстана.