Есть ли жизнь после книги

Сохранность библиотечных фондов – это не частный вопрос профессионального сообщества, а глобальная проблема

Уже выросло целое поколение, которое почти не испытывает трепета от шелеста книжных страниц. Своей начитанностью, если таковая имеет место быть, нынешняя молодёжь во многом обязана интернету и электронным книгам.

Автор статьи: НЕПОМНЯЩИХ Инга

Фото: rsl.ru

 

Региональные реставрационные центры помогут продлить жизнь книгам и решить проблему сохранности библиотечных фондов.

 

Уже выросло целое поколение, которое почти не испытывает трепета от шелеста книжных страниц. Своей начитанностью, если таковая имеет место быть, нынешняя молодёжь во многом обязана интернету и электронным книгам. Да и традиционные библиотеки перестали быть тихой заводью в море повальной цифровизации. И в этом нет противоречия. Отношение к книге как самоценному предмету и перевод книжных редкостей в цифру – это, как ни странно, звенья одной цепи.

 

К сожалению, рукописи горят. И даже целые библио­теки. По данным Научного центра исследований книжной культуры РАН, ежегодно в российских биб­лиотеках происходит не менее 80 пожаров. А кроме этого, библиотечным фондам угрожают стихийные бедствия, социальные и техногенные катастрофы. Чтобы сохранить уникальные издания, повсеместно набирают обороты проекты по оцифровке библио­течных фондов, и в первую очередь редких экземпляров, сохранность которых вызывает опасения. Помимо очевидных плюсов для читателей, которым оцифровка открывает возможности удалённого пользования каталогами и фондами, в том числе ранее недоступными уникальными изданиями, электронные копии позволяют замедлить процесс старения книг (за счёт исключения прямого контакта с пользователями) и вос­создать их в случае утраты. Конечно, цифра не передаёт хрупкость бумаги, переливы света на пергаменте, но лучшего способа сохранить историческое и культурное письменное наследие на сегодняшний день не существует.

Но есть как минимум одна проблема, и это даже не деньги, которых хронически не хватает библиотекам на покупку дорогостоящего оборудования для оцифровки своих фондов. К сожалению, переводу в электронный формат подлежат не все книги, а только те из них, которые поддаются качественному программному распознаванию. Когда же речь идёт о редком и особо ценном фонде, который, как правило, составляют старые и ветхие книги, то сначала неизбежно встаёт вопрос об их реставрации. И сегодня для специалистов это самая большая головная боль.

По итогам мониторинга, проведённого в 2020 году Российской государственной биб­лиотекой, в региональных библиотечных фондах сосредоточено 165,5 млн единиц хранения. Из них 12,5 млн – это редкий и ценный фонд. Физическое состояние четверти этого фонда (или более трёх миллионов книг и документов) – неудовлетворительное и требует реставрации. Ещё более двух миллионов книг находятся в так называемой группе риска – с учётом таких фак­торов, как естественное старение бумаги и недостаточная ресурсная оснащённость регио­нальных библиотек.

В Татарстане, несмотря на систематическую работу по сохранности фондов библио­тек и архивов, в которых со­средоточено около 40 тысяч памятников рукописного наследия и 20 тысяч редких печатных книг, в том числе крупнейших в России арабографических коллекций, накопилось тоже значительное количество ветхих и повреждённых документов и книжных памятников. И их доля в общем объёме крупнейших фондохранилищ республики продолжает расти. Так, фонд рукописей Национальной библиотеки Татарстана ежегодно пополняется на 220–250 единиц хранения и насчитывает сегодня более восьми тысяч экземпляров. Это тюрко-татарские и арабо-персидские рукописи начиная с XVII века (одна рукопись датирована XV в.), и большая часть этого культурного наследия (75 процентов) нуждается в реставрации.

Год назад Президентом Татарстана была поддержана инициатива по созданию в Казани специализированного центра по изучению татарских рукописей (совместный проект КФУ и Института истории им. Ш.Марджани АН РТ). В рамках этого уникального проекта планируется оцифровать крупнейшее собрание татарских рукописей и книг, хранящихся в библиотеке Казанского университета. Причём каждая цифровая копия не только делает доступным текст, но и воссоздаёт физические параметры письменного памятника: фактуру бумаги, переплёт, орнаменты и так далее. Однако реализацию этого проекта опять же тормозит то обстоятельство, что часть университетской коллекции нуждается в реставрации, а значит, на данный момент не может быть оцифрована.

 

 


В региональных библиотечных фондах сосредоточено 165,5 млн единиц хранения. Из них 12,5 млн – это редкий и ценный фонд. Физическое состояние четверти этого фонда (или более трёх миллионов книг и документов) – неудовлетворительное и требует реставрации


 

Все эти неутешительные цифры и факты были озвучены на прошедшей недавно в Казани международной научно-практической конференции «Взаимодействие бизнеса, власти и общества с фондохранителями по обеспечению сохранности книжных памятников». Её участники, а это руководители библиотек, музеев и архивов почти из 20 регионов страны, в очередной раз констатировали, что решать проблему надо комплексно, в рамках национальной программы, принятие которой ожидается в ближайшее время.

Частью этой программы станет создание сети региональных центров реставрации и консервации библиотечных фондов, которые в своей практике будут опираться на единые методики и систему подготовки профессиональных кадров. Открываться такие центры будут на основе соглашений между Российской государственной библиотекой и центральными библиотеками субъектов РФ. Ядром же сети станет федеральный центр консервации и реставрации на базе РГБ, который будет обеспечивать региональные центры современным консервационным оборудованием, проводить обучение и консультации, а также предлагать методологию сохранения фондов.

«До конца этого года мы совместно с коллегами из регионов откроем первые два пилотных центра – в Нижнем Новгороде и Рязани, – сообщил в ходе конференции один из её модераторов, начальник управления обеспечения сохранности фондов РГБ Александр Сошнин. – На мой взгляд, это отличный инструмент, этакая «удочка», которая поможет регионам самостоятельно заниматься сохранением фондов и развиваться в этом направлении».

Всего до 2030 года планируется открыть сорок реставрационных центров в регионах, и буквально на днях стартовал приём заявок на участие в открытом конкурсе, по итогам которого будут определены пять библиотек, где в следующем году появятся такие центры. О своей готовности участвовать в предстоящем отборе заявили и в Национальной библиотеке Татарстана, хотя ситуация с сохранностью фондов здесь всё-таки не столь критическая, как в некоторых других регионах, особенно после переезда крупнейшего книгохранилища рес­публики в обновлённое здание НКЦ «Казань». С 1994 года в структуру Нацбиблиотеки входит и собственный отдел гигиены и реставрации, где ежегодно восстанавливается около тысячи документов. Однако, по признанию заместителя директора НМ РТ Ирека Хадиева, это ничтожно мало…

Мир меняется, но представить его без книг пока не позволяет даже самое смелое воображение. Поэтому сохранность библиотечных фондов – это не частный вопрос профессионального сообщества, а глобальная проблема, пренебрежение которой может дорого обойтись последующим поколениям, закрыв им свободный доступ к космосу знаний, идей и человеческого опыта.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x