21 января 2022

Жаудат Ахметханов: Неприкасаемых чиновников быть не должно

Опубликовано: 24.11.2021 15:54

 

 

Коррупция является одной из главных проб­лем современности, и Международный день борьбы с ней, который отмечается в декабре, даёт повод ещё раз поговорить на эту тему.

 

Борьба с коррупцией в нашей стране ведётся последовательно и системно – от совершенствования законодательства, деятельности правоохранительных, контрольно-надзорных органов, органов власти всех уровней – до воспитания в гражданах нетерпимости к любым проявлениям этого социального зла. В обойме этих задач особенно важно обеспечивать кристально чистую и честную работу контролирующих органов, где риски проявления коррупционных явлений, не будем скрывать, особенно высоки. Например, та же Госалкогольинспекция следит за порядком на всём алкогольном рынке Татарстана, и априори можно утверждать, что в этой сфере могут возникать коррупционные ситуации. Какие меры принимают здесь по выявлению и предупреждению подобных правонарушений? Об этом – в интервью с руководителем Госалкогольинспекции Республики Татарстан Жаудатом Ахметхановым.

 

– Жаудат Юсупович, в Гос­алкогольинспекцию вы пришли из правоохранительных органов, так что «опытом контролёра» обладаете. Как считаете, достаточно ли у вашей службы полномочий для эффективного решения поставленных задач – ведь контролирующие органы, если не ошибаюсь, теперь лишены возможности проводить внеплановые проверки?

– Наша деятельность определена Федеральным законом №171, в котором всё чётко прописано. Также мы работаем по 294-му закону – в части защиты предпринимательства и в соответствии с положением о Госалкоголь­инспекции, где определены наши функции. Мы наделены достаточными полномочиями и работаем так же, как и все конт­ролирующие органы в регионах Российской Федерации.

Да, плановых проверок у нас практически нет, а проведение внеплановых следует согласовывать с прокуратурой. Исключение составляют случаи, когда речь идёт о жизни и здоровье людей и проверка не терпит отлагательств. Поэтому прокуратура уведомляется о ней лишь постфактум. Но когда наши инспекторы непосредственно в торговых объектах выявляют нарушения, то мы сами возбуждаем административные дела и проводим расследование. Если поднимается проблема качества продуктов питания, то такие обращения направляем в Роспотребнадзор, ведь только он располагает соответствующими полномочиями и лабораториями для исследований.

 

– Основная задача вашего ведомства, как мы понимаем, – контроль оборота алкоголя на территории республики. И что же, в этой сфере тоже нужно согласовывать проведение проверок?

– Да, нам подконтрольна вся произведённая в Татарстане и ввезённая в республику алкогольная продукция по всей цепочке от производителя до потребителя. Согласовывать внеплановые проверки поступающего на прилавки магазинов алкоголя мы не обязаны. Отслеживать судьбу буквально каждой произведённой и проданной бутылки нам позволяет Единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС): мы видим все накладные, продвижение товара, его реализацию. Данная электронная система снижает до минимума коррупционные риски, контроль проходит дистанционно, даже без ведома проверяемых и контактов с ними. В год мы возвращаем производителям, не допускаем до продажи до одного миллиона литров алкоголя, в том числе по данным из ЕГАИС.

 


Нам подконтрольна вся произведённая в Татарстане и ввезённая в респуб­лику алкогольная продукция по всей цепочке от производителя до потребителя. Согласовывать внеплановые проверки поступающего на прилавки магазинов алкоголя мы не обязаны


 

– И всё-таки каковы коррупционные риски в вашем ведомстве и удаётся ли ими управлять? Вот, например, могут ли ваши сотрудники не отреагировать на сигнал о безакцизной торговле?

– Такое просто невозможно хотя бы потому, что все сообщения сразу документируются. Что касается рисков, то, действительно, в каждом ведомстве должны знать свои «узкие» места, особенно когда речь идёт о контрольно-надзорных либо оказывающих госуслуги органах. Мы не исключение, поэтому прилагаем все усилия, чтобы минимизировать возможность коррупционных проявлений.

В своё время я обнаружил одно «узкое» место в системе, позволяющее исполнителям держаться в рамках закона, но при этом успешно проваливать дело. Поясню: законом предусмотрено трёхмесячное расследование материала либо годичное. Оказалось, что недобросовестные сотрудники (их в Госалкогольинспекции уже нет) держали материалы проверки под сукном буквально до последнего дня, так что когда бумаги оказывались в суде, срок исковой давности истекал. Это давало основание для отказа в рассмотрении поданного иска. Я это пресёк: сократил сроки прохождения материала до одного месяца и ввёл в практику еженедельный контроль хода административных дел.

Минимизируем коррупционную составляющую и общепринятыми способами. В частности, у нас заведено, что никто не выходит на проверку в одиночку – только в паре. И как только сотрудники приходят с объекта, тут же докладывают своему руководству о ситуации. Все сведения – о выходе на торговую площадку, о проверке, административном расследовании, лицензировании – с первого шага и затем на каждом этапе заносятся в информационную базу. А то, что туда попало, нельзя ни подправить, ни изъять.

 

– Расскажите о выявленных либо вовремя пресечённых коррупционных проявлениях в вашем ведомстве.

– Госалкогольинспекцию возглавляю уже пятый год, и на моей памяти имеется только один такой случай. В ноябре прошлого года к начальнику Нижнекамского территориального органа Госалкогольинспекции Марату Султанову обратилась индивидуальная предпринимательница и предложила ему взятку за покровительство – предупреждение о проверках принадлежащих ей магазинов разливных напитков. Руководитель поступил так, как ему предписывал «Кодекс этики и служебного поведения государственных гражданских служащих Республики Татарстан»: он уведомил сотрудников полиции о склонении его к коррупционному правонарушению, и женщина в тот же день была задержана. В отношении неё возбудили уголовное дело (дача взятки должностному лицу), а я своим приказом наградил Марата Султанова денежной премией в размере предложенной ему взятки.

 

– Считается абсолютно нормальным в праздники вручение должностным лицам «презентационных» подарков, «образцов производимой продукции», того же дорогого коньяка. А ваша служба и вовсе регулярно берёт алкоголь для экспертизы, причём не по одной, а по две бутылки. Не расценивается ли это как взятка или «благодарность»?

– Не все подарки являются взяткой. Это может быть искреннее желание отблагодарить человека не за конкретную помощь, а просто за хорошую работу или внимательное отношение. Или желание поздравить с праздником, днём рождения. Главное, чтобы подарок не стоил дороже трёх тысяч рублей и не был подкупом или вознаграждением за какие-то действия или бездействие служащего. Перепутать подарок и взятку нельзя.

Теперь – о потребительских дегустациях и проверках. Образцы для дегустаций мы покупаем в магазинах.

Что касается алкоголя, то проверяем всю поступающую на прилавки продукцию, и порядок конт­роля чётко регламентирован: мы отбираем в установленном порядке по два образца из каждой партии. Одна бутылка полностью расходуется при проведении лабораторных исследований, а вторая остаётся у нас в качестве арбитражного образца. После того как реализуется вся партия алкоголя, возвращаем арбитражную бутылку предпринимателю.

 


Телефон доверия для сообщения о фактах коррупции в деятельности служащих Госалкогольинспекции Респуб­лики Татарстан +7 (987) 296-68-93


 

– Госслужащие должны декларировать доходы. Как в вашем ведомстве исполняют это обязательство?

– И я, и все мои сотрудники сдаём декларации на себя, супругов и несовершеннолетних детей, а затем прокуратура проверяет достоверность предоставленных нами сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера. Бывали, конечно, ляпы в декларациях, но серьёзных нареканий не было.

 

– Чиновник может ошибиться из-за невнимательности, забыть об открытом и по факту пустом банковском счёте, сообщить о дачном доме, но забыть о земельном участке под ним. Такие ошибки приводят порой к серьёзным последствиям. Никто от них не застрахован, и, может быть, поэтому депутаты Госдумы одобрили в первом чтении правительственные законопроекты, которые предполагают освобождение чиновников, судей, парламентариев и сотрудников государственных компаний от ответственности за коррупционные нарушения, совершённые «по не зависящим от них обстоятельствам». В СМИ это прозвали «нечаянной» коррупцией. Как вы считаете, не окажется ли это послабление лазейкой в законе, которая со временем «протопчется» до широкой дороги?

– Да, у человека могут быть закрытые счета уже несуществующих банков, но ведь их всё равно нужно указать. Не верю, что можно забыть о своём земельном участке, доме или о том, что являешься, к примеру, гражданином Франции. Это абсурд! Что касается ошибок, то разработано большое количество методичек по заполнению декларации, а с учётом того, что работа чиновника связана в основном с документами, неумение правильно заполнить декларацию – просто позор. Грош цена такому служащему!

И я не одобряю предложение депутатов. Ведь получается, что, с одной стороны, мы заявляем о желании минимизировать коррупционную составляющую, а с другой, подстилаем под коррупцию соломку и прокладываем ей обходные пути. Неприкасаемых здесь быть не должно.

 

– Вы владеете полной информацией по алкогольному рынку: сколько произведено, сколько выпито… Как по вашей оценке, пить стали меньше или больше?

– Я не эксперт, но со всей ответственностью могу подтвердить, что в Татарстане отмечается падение потребления водки. Может быть, на сокращение объёмов потребляемого крепкого алкоголя сказались пандемия, ограничения, которые коснулись точек общепита, ресторанов, кафе. Возможно, повлияло и снижение покупательской способности населения на фоне роста цены на алкоголь. Нельзя не отметить и тот факт, что в нашей республике многое делается для культивирования спорта, здорового образа жизни, воспитания в молодёжной среде неприятия алкоголя. Посмотрите, сколько у нас с лёгкой руки Президента Рустама Минниханова построено стадионов, спортивных площадок! Надеюсь всё же, что основная причина снижения объёма продаж алкоголя в республике – это сознательный отказ от его употребления, стремление к здоровому образу жизни. Не зря же теперь немодно курить, пить, и некоторые даже проводят безалкогольные свадьбы. Согласитесь: раньше такое и представить было невозможно!

image_printРаспечатать

Фото: из архива Госалкогольинспекции
Автор статьи: ЯКУШЕВА Фарида
Выпуск: №173 (29135)


Добавить комментарий

21.01.2022

Сегодня День инженерных войск РФ

Воинов инженерных войск, ветеранов службы поздравил военный комиссар Татарстана генерал-майор Сергей Погодин.

860
20.01.2022

Мгновения. Годы. Эпоха

На территории Казанского Кремля в Национальной художественной галерее «Хазинэ» 19 января открылась фотовыставка «Мгновения. Годы. Эпоха».

1930
20.01.2022

Топливными картами можно будет управлять

В Университете Иннополис разрабатывается блокчейн-платформа для автозаправочных станций и топливных операторов.

2140
20.01.2022

Пионеры по установке новейшего вида связи

В метрополитенах трёх городов – Москвы, Санкт­-Петербурга и Казани – будет опробована технология связи пятого поколения (5G).

2460
20.01.2022

«Островки безопасности» для потерявшихся

Потерявшиеся люди возвращаются домой с помощью «островков безопасности».

2220

Мнение

Талия МИНУЛЛИНА, руководитель Агентства инвестиционного развития РТ:


По итогам года объём инвестиций в экономику составит, по оценке, 665 миллиардов рублей. Татарстан сохранил второе место после Москвы в федеральном рейтинге инвестклимата. При этом мы находимся на шестой позиции по объёму привлечённых инвестиций в основной капитал – впереди лишь Москва, Санкт-Петербург и крупные нефтегазовые регионы.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров