Время выбрало нас

О наших ребятах-контрактниках. Они настоящие герои

Этот материал – точка зрения гражданина России и матери воина-контрактника: на чьей стороне правда и в чём сила нашего общества.

Автор статьи: ГАДЕЛЬШИНА Гамира

Фото: qna.center

 

 

Мы в семье жили до февраля 2022 года армейскими буднями: сын после окончания вуза в 2009 году выбрал контрактную службу.

Ушёл простым бойцом в десантную бригаду. Прошёл все этапы становления и роста от рядового до гвардии капитана, возглавляющего сейчас серьёзную службу в одной из бригад ВДВ. Вместе с ним пережили и реформы в армии, и форму с погонами… на груди и карманами на липучках. Но это так – фоном… Были учения, была война – в Сирии, миротворческая миссия в Казахстане, а за этим – пылающая к нам ненавистью Украина, где уже давно нацизм стал государственной идеологией.

Как-то за этот год открыла для себя писателя Германа Садулаева, чеченца по отцу и терского казака по матери. Затронули его слова: «От нашего «миру мир» и «нет войне» ничего не изменится. Для наших врагов мир – это полная капитуляция России: «Мы победили, вы проиграли – подпишите вот тут». Для нас мир – это победа над врагом. В каком месте пропасти между капитуляцией и победой можно подписать стамбульский «Минск-3»? В сколько прыжков можно перепрыгнуть пропасть? В два? Три? Четыре? Людьми длинной воли в монгольских степях называли выделившихся из рода пассионариев, которые сформировали ядро орды Темучина. Людьми длинной воли сейчас называют нас враги. У Америки длинные руки – у нас длинная воля. Посмот­рим, кто кого…»

Это одна сторона.

А вот другая: «Я очень хотел служить! Когда исполнилось восемнадцать, каждое утро просыпался и говорил: «Мама, скорее бы в армию! Собери мне вещи». Мама уточняла: «Тебе просто в армию или в нашу конкретно, российскую?» «Именно в нашу. Хочу какой-нибудь дедовщины! Мам, ударь меня чем-нибудь!» Но пришёл на мед­осмотр, а там сказали: «А вам не надо служить, через месяц приходите и забирайте военный билет». И у меня даже ружьё деревянное в руке опустилось, будёновку снял и лошадку уронил, на которой приехал и которую собирался тоже взять с собой служить… Но я отработал эти годы! Ведущим в стриптиз-клубе. И надо сказать, это тоже как на передовой – каждый день и дым, и выстрелы, и крики».

Вот так ведущий Первого канала ответил на вопрос журналиста одного глянцевого журнала, как ему удалось откосить от армии. Ведущий – это Иван Ургант, который с лёгкой руки одного из политиков обогатил наш язык едкой сентенцией «испуганный патриот».

Вам кто ближе? Мне – Садулаев…

Ещё в феврале прошлого года друзья и близкие, знавшие о службе сына-десантника, который тогда оказался на самом острие специальной военной операции, забросали вопросами, ахами-охами, выражая сочувствие. Да, было страшно. Да – тревожно. Но сочувствия мы не принимали. Выбор был за сыном. Мы же его только поддержали. А как иначе, если перед глазами был дед Габдулла Гадельшин – капитан разведки арт­полка, прошедший три войны, вернувшийся домой инвалидом, а в роду – память ещё об одном героическом родственнике, Гази Загитове, первым водрузившем победное знамя над поверженным рейх­стагом?

Оговорюсь сразу: политический обозреватель, а уж тем более военный – из меня никакой. Но прошедший год многое изменил и в нас. Мы теперь видим, что государству нужна сильная армия. А то ведь отдельные «активисты» чуть не убедили нас в том, что не будет армий – не будет и войн. И наши Вооружённые силы сегодня укрепляются, как никогда быстрыми темпами. Конечно, проблем ещё здесь, как говорится, вагон и маленькая тележка. Однако, как бы ни поворачивались события, в вопросах армии и наш Верховный главнокомандующий Владимир Путин, и министр обороны Сергей Шойгу действительно показывают профессионализм, достойный и признания, и уважения.

Проблема оказалась в другом. Вспомните, как нас в девяностые годы подвели к тому, что школа должна предоставлять только образовательные услуги, а не воспитывать? И только отдельные неравнодушные педагоги старались вкладывать в юные головы мысли о патриотизме и любви к Родине. Наверное, моим детям повезло учиться в Заинской татарской школе, где в ту пору были такие учителя советской закалки, как историк Джамиля Махмудовна Агзамова, не жалевшая своего времени и здоровья, стремившаяся воспитать своих учеников в любви к Татарстану, к России.

А потом пошло: ЕГЭ, натас­кивание по западным стандартам на одоление тестов, зубрёжка. И стало не до воспитания, не до организации экскурсий ребят по памятным, историческим местам, не до патриотических, объединяющих мероприятий. И вот эти школьники достигли призывного возраста. Они мало что знают о патриотизме. Матросов, Кожедуб, Гастелло, Маресьев, Космодемьянская, Тюленин – кто это? Жуков, Баграмян, Василевский, Рокоссовский, Карбышев – а это кто? Мало кто из нынешних тинейджеров знает, что это за дом Павлова был в Сталинграде или где находится Брестская крепость…

В 2001 году появилась государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001–2005 годы». Но запуск её оказался фальстартом. Да и увлёкшись в приснопамятные девяностые годы западными погремушками с лёгкой руки тогдашнего главы государства Бориса Ельцина, выступившего со своей громкой речью перед сенатом США, которую он завершил словами «Господи, благослови Америку!», мы долго не могли понять, в какое болото нас заводит подобострастие перед Западом. Начали понимать тогда, когда непотребно выросло количество тех, кто изворотливо не получал повестки и приходил в 27 лет в военкомат, чтобы забрать военный билет с записью «К ОВС не призывался». Стоит ли после этого удивляться нынешним Максимам Галкиным, Семёнам Слепаковым, Моргенштернам, Дарьям Треповым, поражаться очередям на Верхнем Ларсе и прочим реалиям? Посеяв зёрна безразличия к собственной стране, сейчас пожинаем урожай.

К счастью, в своей основе российское общество осталось здоровым. Доказательство этому – наши ребята, без преувеличения героически сражающиеся сегодня с неонацистско-бандеровской нечистью на фронтах СВО. Наши активисты, общественники, волонтёры, юнармейцы, все многие другие патриоты, активно помогающие сего­дня нашим бойцам на передовой, их семьям, создающие свой фронт борьбы с врагом, в том числе  скрытым, внутри страны.

 


Одно могу сказать о наших ребятах-контрактниках. Они настоящие герои. Больше полугода одни воевали с врагом. Первое подкрепление пришло к ним в конце сентября – начале октября 2022 года, потом уже в ноябре-декабре подошли остальные


 

Не первый год слежу за деятельностью крымчанина, бывшего пограничника Александра Талипова, восхищаюсь его позицией. Это он создал «Крымский СМЕРШ» и со своей командой активно выявляет тех, кто, воспользовавшись всеми благами и преференциями, полученными от Российской Федерации, продолжает поливать грязью страну и армию.

Победить в этом противостоянии можно. Опыт показывает: это непростая задача, но она выполнима. Противник у нас серьёзный, его нельзя недооценивать, поскольку речь идёт о многоуровневой, гибридной и си­стемной работе всего западного альянса, который объединился для коллективной агрессии против России. И ведёт против нас эту войну не только и не столько Украина, сколько страны НАТО.

В первые дни СВО, зная о том, что наш сын в зоне боевых действий, друзья заваливали вопросами о состоянии дел на фронте. А знали мы ровно столько, сколько сообщал генерал Конашенков в сводках штаба спецоперации.

Одно могу сказать о наших ребятах-контрактниках. Они настоящие герои. Больше полугода одни воевали с врагом. Первое подкрепление пришло к ним в конце сентября – начале октября 2022 года, потом уже в ноябре-декабре подошли остальные.

Кто-то в это время бегал по военкоматам, по привычке пытаясь отмазать своё дитё. И таких знаю. Сколько было рванувших в Грузию, Казах­стан, Турцию, Израиль. И только сейчас кто стыдливо, а кто и совершенно нахально подтягивается к привычной российской кормушке. А кто-то в это же время, когда их позвало Отечество, оставив дома матерей, жён и детей, пошёл воевать, связал свою судьбу с судьбой родной страны, какой бы трудной дальше она ни была.

Сейчас ситуация иная. Что-то тектонически сдвинулось в нашем обществе, раз уж изменился и вектор вопросов, которые нам, родителям, задают о сыне. Теперь расспрашивают о службе по контракту, мол, как оно на деле-то? Что с ребятами происходит после заключения конт­ракта? Направляют ли тут же в зону СВО? А обмундирование – в достатке ли?

Недавно мы с мужем побывали в бригаде, где служит наш сын. Бойцов отправляют в центры подготовки и на полигоны. Обеспечивают всем необходимым. Ни с питанием, ни с военной формой проб­лем нет. Конечно, есть человеческий фактор. Где отцы-командиры – закалённые войной офицеры, знающие цену каждому бойцу, там порядок и уверенность. Ведь армия мирного и армия военного времени – это две, как говорится, большие разницы.

Буквально на днях попалась на глаза такая информация. Вот что писал, к примеру, русский генерал А.Н.Куропаткин по итогам Русско-японской войны 1904–1905 годов: «Аттес­тации мирного времени во многом оказались несоответствующими при боевом испытании. Начальники, которые проходили службу всюду с отметками «выдающийся», «вне очереди», на боевом поле по физическим и духовным качествам не выдерживали боевого испытания. Наоборот, проходившие служебный путь незамеченными, в боевой обстановке неожиданно развёртывали свои глубокие духовные силы, обнаруживали выдающиеся военные качества». А ведь это и о дне сегодняшнем!

Наша армия, как и общество, в стадии очищения войной. Крылатая фраза «За ценой не постоим» вернулась в жизнь россиян. Можно спрятаться от происходящего, мол, что я могу – война далеко, а у меня тут сад-огород. Родину есть кому защищать, поддерживать и без меня. Не получится! На Западе уже и карты раздела России публикуют не стыдясь. Если мы не соберёмся единым кулаком, нас, покорных и равнодушных, просто раскатают.

Я верю всё-таки, что этого не случится. Что радует сего­дня? Стихийно, а затем и организованно в стране, в респуб­лике стали создаваться свое­образные народные службы дополнительного снабжения армии. Сего­дня миллионы россиян отдают трудовую копейку ради победы на Украи­не. Неравнодушных действительно много! Упомяну генерального директора холдинговой компании «Тулпар» Наиля Сулейманова. Не понаслышке знаю о его душевной щедрости. И его военное прошлое тут сказалось, и желание помочь тем, кто на передовой. В те трудные первые дни СВО он очень поддержал наших десантников. Да и сейчас, не афишируя, целенаправленно отправляет на фронт ребятам то, что нужно.

А недавно я побывала в пункте приёма гуманитарной помощи «Планета добра», что в Елабуге. Организован он по инициативе Тансылу Хуснуллиной, председателя региональной общественной организации молодёжи и детей-инвалидов с одноимённым названием. И это не только пункт сбора помощи жителям Донбасса и бойцам СВО. Здесь плетут маскировочные сети, изготавливают тактические носилки, окопные свечи, сухие супы и многое другое. А доставляет гуманитарный груз в Донбасс Тансылу Хуснуллина со своим супругом.

…И снова вернусь к Герману Садулаеву: «Мы увидели нашу армию в реальном деле. Ужаснулись, встрепенулись и начали исправлять. Заблуждение, что в третьей мировой будут воевать только ракеты, чуть не убило нас. Вспомнили о солдате, начали его одевать, обучать, генералы стали учиться воевать. За год мы нереально продвинулись к реализации истин, давным-давно написанных в уставах.

Лично меня поразило общество. Это наш вечный российский феномен: богатые и «жадные» оказались ответственными и надёжными, бедные – щедрыми, хулиганы и уголовники обернулись защитниками Родины, воспитанные и образованные побежали за границу. И там, и там – не всё и вся, но многие…

Нам надо поддержать общество, которое в этот тяжелейший момент не стало ждать усилий сверху, а засучив рукава само принялось за дело, уверенное в победе…

А победим мы однозначно!»

Иначе и быть не может…

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x