Вернись, олень, по моему хотенью!

 

 

Автор статьи: ЯКУШЕВА Фарида

Фото: Фарида Якушева, “РТ”

 

маралы1

 

До мараловой фермы в Зеленодольском районе добраться очень непросто. Далеко в глубине леса у села Нурлаты (не путать с буинским селом Нурлаты, которое находится совсем в другой части респуб­лики) она абсолютно не видна с дороги. О её существовании знают немногие, так что, если заранее не договориться с сотрудниками, дорогу туда показать будет некому: ни проезжий автолюбитель её не укажет, ни тем более GPS-навигатор.

 

И если бы директор Центра внедрения инновационных технологий в области сохранения животного мира (ЦВИТОС) Валерий Ушатов не перехватил нас на перекрёстке и не сопроводил до нашей цели, не найти бы нам ферму, где разводят алтайских маралов ни за какие коврижки.

Откуда в Татарстане такая диковина, спросите вы? Имеются неподтверждённые сведения, что ещё перед войной егеря и охотники видели в наших лесах оленей, но маралы, о которых пойдёт речь, – коренные алтайцы. И только их потомки родились и выросли в Татарстане.

 

ПОДАЛЬШЕ ОТ ЛЮДЕЙ

Нам повезло. На ферму приехали ближе к полудню и стали свидетелями редкого зрелища: группы маралов, словно им назначили время, степенно выходят из леса. Обычных любопытствующих за ограждение не пускают, но журналисту-то как отказать!

 – Не надо подходить к животным слишком близко, – предупреждает Валерий Николаевич, заметив нашу попытку сфотографироваться на фоне благородных оленей.

Интересно, о ком он беспокоится? Кто бы сомневался  – о них.

 – Маралов нельзя приручать к людям,  – поясняет он.  – Нужно, чтобы они нас опасались, иначе, оказавшись на воле, повадятся захаживать в гости в населённые пункты. А это для них опасно, ведь люди всякие встречаются.

 


Идея обогатить объекты животного мира, в том числе заселив татарстанские леса маралами, принадлежит Президенту Рустаму Минниханову. В 2012 году по его указанию в Татарстане было создано государственное бюджетное учреждение «Центр внедрения инновационных технологий в области сохранения животного мира», одной из задач которого и стало создание и содержание мараловых ферм


 

Конечно, по части содержания и разведения маралов нас интересовало многое: как за ними ухаживают, чем кормят, кто принимает роды у олених, как их лечат от болезней? И вообще, каким образом появились алтайские маралы на татар­станской земле? Этими вопросами мы буквально забросали Валерия Ушатова, пока тот проводил экскурсию по ферме.

Марал  – алтайский олень, один из самых известных и распространённых в России подвидов благородного оленя. Идея обогатить объекты животного мира, в том числе заселив татарстанские леса маралами, принадлежит Президенту Рустаму Минниханову. В 2012 году по его указанию в Татарстане было создано государственное бюджетное учреждение «Центр внедрения инновационных технологий в области сохранения животного мира» (ЦВИТОС), одной из задач которого и стало создание и содержание мараловых ферм.

 

ПЕРВЫЕ ПРИШЕЛЬЦЫ

В 2013–2014 года с Горного Алтая на мараловую ферму под зеленодольскими Нурлатами привезли 77 оленей. На первое время животных поместили в небольшой вольер на карантин, затем после строительства забора с металлической сеткой выпустили на большую территорию, общая площадь которой на настоящий момент составляет 11 гектаров.

Много времени и средств отняло сооружение забора. Металлические столбы из труб, вкопанные в землю на глубину метра, должны были выдержать и перепады температур в почве, и внешнее воздействие. Привычная всем сетка-рабица оказалась здесь непригодной. Для ограждения использовали сетку особого плетения, благодаря которому она не рвётся даже в случае, если олень врежется в неё рогами. Лишь растянется в том месте, где произошло касание, и не нанесёт вреда животному.

Условия содержания в вольере приближены к естественным: в полном распоряжении животных находятся лесной массив, луга, водоём, благодаря чему олени чувствуют себя на татарстанской земле как дома. Все копытные имеют необходимость в достаточном количестве минеральных солей. В наших лесах, в отличие от сибирской тайги, нет природных солонцов, поэтому сотрудники оборудуют их сами по известной технологии: в поваленном дереве выдалбливают корыто, внутрь которого выкладывают соль-лизунец.

 

РОГА – ВОТ МОИ ДОКУМЕНТЫ!

Сегодня здесь обитает сотня маралов разных возрастных групп. Живут они семьями, во главе каждой  – взрос­лый самец. Вот один из них – мощный красавец с ветвистыми рогами. За ним дружной толпой семенит гарем…

С другой стороны поляны к кормушке шествует ещё одно семейство, и тоже под предводительством главы-рогоносца. В хорошем смысле этого слова, ведь рога у самцов – всё равно что паспорт. По количеству «веток», как по кольцам на стволе дерева, можно определить возраст животного. Чем взрослее олень, тем ветвистее рога и степеннее поступь рогача. В период гона (брачный период) рога и вовсе становятся главным оружием в битве за любовь – к этому времени самец полностью освобождает их от кожи и шерсти, и они становятся окостеневшими.

 

  Валерий УШАТОВ,
директор Центра внедрения инновационных технологий в области сохранения животного мира:

валерий-ушатов

Маралов нельзя приручать к людям. Нужно, чтобы они нас опасались, иначе, оказавшись на воле, повадятся захаживать в гости в населённые пункты. А это для них опасно, ведь люди всякие встречаются.

Когда у маралов идёт гон, об этом знает вся округа: олени ревут на зорьках, а иногда и на протяжении всей ночи. Хрип разъярённых соперников и их удары рогами в вечернее время суток разносятся на большие расстояния.

На ферме три оленя-рогача, но самый старший и сильный из них, бык-доминант  – исполин с богатыми ветвистыми рогами – в этом году пытался подмять под себя абсолютно всех самок и не подпускал к ним остальных претендентов. Поэтому его на сутки отлучили от стада, чтобы дать дорогу двум молодым оленям. Быки-пятилетки мирно поделили между собой гарем и выполнили супружеский долг. Ох, и бушевал же старший рогач, ох и гремел в гневе рогами! Молчал бы – и о его позоре никто бы не узнал…

А вот к кормушке подошли молодые олени-двухлетки. За умилительный вид и потешные маленькие рожки с одним, максимум двумя ответвлениями их называют так же смешно – «шильдики». Ещё не взрослые, но уже и не дети. Не такие большие, как рогачи, но крупнее самок. Они и ведут себя как подростки, не знающие, что делать со своими гормонами.

Самок очень легко отличить от самцов – у маралух нет рогов. Их задача проста – понести, принести и вырастить потомство. Роды у маралух никто не принимает. На период отёла олениха уходит в лес, делает лёжку, телится и в течение 7–10 дней ни на шаг не отходит от оленёнка. И лишь потом вместе с ним выходит в общее стадо.

Маралы в основном питаются подножным кормом, но не обходится и без подкорм­ки. Сотрудники заказника засеяли люцерной 26 гектаров и самостоятельно заготавливают сено. В год в среднем уходит около 250-270 тюков сена из расчёта 400 кг на каждого животного. Заготавливают веники – в этом помогают воспитанники Нурлатского детского дома.

Для подкормки используется также зерно, которое до последнего времени приходилось покупать на стороне. Но в 2019 году ферме выделили 131 га пашни. Землю уже начали обрабатывать и готовить под посев озимой пшеницы.

 – Если у нас всё получится, мы себя полностью обеспечим зерновыми и таким образом перейдём на собственную кормовую базу. Уже приобрели новый пресс-подборщик, в стадии приобретения  – сеялки. В хозяйстве всё должно быть своё, чтобы не зависеть от кого-то,  – считает Валерий Ушатов.

Сложностей с содержанием маралов, по его словам, немного. Красивые животные прекрасно адаптировались к природным условиям средней полосы России, отлично переносят зиму и дают потомство. Единственная, пожалуй, проблема у мараловодов – трудно брать кровь на анализ в случае болезни животных, так как маралы всё-таки дикие и людей близко к себе не подпускают. Своего постоянного ветеринарного врача у центра нет, но в будущем планируется решить и этот вопрос.

 

маралы2

 

Взрослых особей периодически партиями выпускают в окрестные леса на вольные хлеба. Первый «выпускной» у маралов состоялся в 2017 году  – в естественную среду обитания были выпущены 46 животных. Мероприятие прошло торжественно, с участием Президента Рустама Минниханова.

Вслед за маральником в Зеленодольском районе на карте Татарстана появились ещё три оленеводческих угодья  – ООО «Марал» в Алексеевском, «Дикая ферма»  – в Рыбно-Слободском и «Охотничьи традиции»  – в Высокогорском районах. На сегодняшний день в целом по республике в леса выпущено более 300 маралов. Таким образом, по словам Валерия Ушатова, с учётом их размножения в естественной среде обитания в угодьях заказников находятся около 600 голов. На воле сотрудники госзаказников продолжают присматривать за животными, подкармливают, если видят в том необходимость, отслеживают их размножение.

 

ИХ МЕСТО – НА СВОБОДЕ

В этом году на территории фермы начали строить вольеры для содержания диких животных и птиц, попавших в беду  – пострадавших от несчастных случаев, чаще всего в результате ДТП. Такие поступают сюда часто, так что для них уже требуется отдельная территория. В прошлом году, например, привезли травмированную косулю  – её выходили и выпустили в лес. Той же осенью из Мензелинского района доставили лебедя. Неподалёку от фермы есть незамерзающее озеро, в котором на зиму остался один лебедь. Так вот, того подранка подсадили к старожилу, и пара прекрасно ужилась.

Недавно на ферме по­явился новый пернатый постоялец – чёрный ястреб. В мае в Зеленодольском районе был сильный ураганный ветер, и птицу откинуло на линию электропередачи. За ястребом здесь заботливо ухаживают, а, когда достроят вольер, переведут в новые, более просторные апартаменты. Ястребы едят только то, что шевелится или летает, поэтому раненый гость поначалу отказывался от питательной, но неподвижной пищи, которую ему предлагали. Но голод – не тётка. Перестал-таки капризничать, начал принимать пищу и теперь даже помаленьку пытается летать. Имя ястребу, как, впрочем, и другим питомцам, здесь не дали – это не принято, ведь они не в зоопарке, а гости, дикие и временные. Их место – на свободе.

 


Условия содержания в вольере приближены к естественным: в полном распоряжении животных находятся лесной массив, луга, водоём, благодаря чему олени чувствуют себя на татарстанской земле как дома. Все копытные имеют необходимость в достаточном количестве минеральных солей


 

Здесь разводят и выпускают в дикую природу и другую живность  – фазанов, диких уток, кроликов. Фазаны живут семьями в домиках, но редко какая фазаниха высиживает яйца сама. В этом сезоне только одна мамаша вывела и вырастила шесть птенцов. Основная масса предпочитает «разбрасывать» яйца по территории. Сотрудники хозяйства собирают их, закладывают в инкубатор, выводят птенцов и выпускают в вольер. Птица хорошо приживается, так как для неё тоже созданы комфортные условия. В настоящее время фазанов вместе с приплодом уже более сотни.

Для уток создали искусственный пруд, так что и они чувствуют себя прекрасно.

Удивительно, но за всем этим хозяйством присматривают всего пять человек во главе с Маратом Гимадиевым. Они же занимаются и кормозаготовкой, и кормлением животных, а теперь ещё будут выращивать зерно. Не перестаём поражаться – как они всё успевают?

А ведь мараловая ферма – лишь небольшая сфера деятельности ЦВИТОСа. Сотрудники центра занимаются также очисткой берегов водоёмов, в их сфере ответственности  – все охотничьи хозяйства республики, шесть госзаказников… Но это уже, как говорится, совсем другая история.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x