• Трава как… документ истории

    09.09.2021 15:41

    Автор статьи: ЧЕСНОКОВА Евгения


    Фото: zasushennye.ru


    В Казанском университете открылась очень необычная выставка

    Можно ли объединить историю с ботаникой? Как листок гербария связан с трагедией миллионов человеческих жизней? Ответы на эти вопросы даёт передвижная выставка московского биологического музея имени Тимирязева «Засушенному – верить».

    В Казанском университете открылась очень необычная выставка

     

    Травы, выросшие на месте лагерных бараков, становятся документом истории.

    Можно ли объединить историю с ботаникой? Как листок гербария связан с трагедией миллионов человеческих жизней? Ответы на эти вопросы даёт передвижная выставка московского биологического музея имени Тимирязева «Засушенному – верить», которая до 8 ноября работает в музее Лобачевского Казанского федерального университета.

     

    «Есть такая фраза об ушедшем и забытом:  «Было и прошло, быльём поросло». Но мы знаем, что есть люди, которые могут среди выросшей травы разглядеть свидетелей событий, что гербарный лист может уточнять архивные документы», – написано на одной из табличек этой очень необычной экспозиции. Она посвящена трагической странице советской истории, рассказывает о Соловецком лагере особого назначения, куда в 1920–1930-х годах ссылали особо опасных политических преступников. Ну, то есть тех, кого в те годы в нашей стране объявляли таковыми. Но рассказ этот подан совершенно не стандартно.

    «Я люблю искать интересные ходы, – говорит Надежда Пантюлина, автор и куратор выставки, старший научный сотрудник музея имени Тимирязева. – Меня раздражают традиционные краеведческие музеи с их некоей музейной стерильностью, где я не чувствую ни человека, ни переживаний».

    Переживания на экспозиции «Засушенному – верить» приходят не сразу. Сначала ты не очень понимаешь, при чём тут гербарии. Да, экспозиция открывается гербариями из луговых трав, которые в 60-е годы прошлого века собирал на месте бывших лагерных бараков на Белом море ботаник Владимир Вехов. Собирал и фиксировал: эти травы тут не просто так… Как выросли луговые травы посреди дремучего леса? Это значит, что лес массово рубили, создавая в непроходимой некогда чаще открытые поляны, где для трав хватало солнца. Но и сами травы оказались растениями, привычный ареал обитания которых находился в тысячах километров от Соловков. Значит, их семена попадали сюда с людьми и поездами – на одежде, в хвостах лошадей, в сене на полу вагонов… Так травы стали свидетельством массового переселения в дикие лесные края людей издалека, которые потом массово валили тут лес.

     


    Одно из обязательных условий этой передвижной выставки – частью экспозиции должны стать местные истории. Поэтому в Казани появились стенды, посвящённые судьбам репрессированных преподавателей университета, трагической судьбе поэта Хасана Туфана, много лет проведшего в лагерях


     

    Эмоции от выставки начинаются, когда ты осознаёшь, что эти сухие травы в гербариях – символ хрупкости человеческой жизни. Они как бы противопоставлены бюрократическому языку бумажных документов (которые на выставке, конечно, тоже есть). В этих документах нет имён людей. Есть только вполне себе прагматичный термин «рабсила». Безликой рабсилой были все, кто попадал в Соловецкий лагерь. Многие из них так и канули в этой земле – безымянные, забытые. Но с их одежды упали семена, и травы, ставшие, как и люди, невольными переселенцами, проросли – как следы того, что эти люди были, и имена у них были, и забывать их нельзя…

    Конечно, в экспозиции, посвящённой периоду репрессий, вы увидите не только гербарии. Здесь есть множество интересных документов, фотографий, даже реконструирован небольшой уголок лагерного барака. Кстати, автор сценографического решения выставки – театральный художник Пётр Пастернак, внук великого поэта.

    Одно из обязательных условий этой передвижной выставки – частью экспозиции должны стать местные истории. Поэтому в Казани появились стенды, посвящённые судьбам репрессированных преподавателей университета, трагической судьбе поэта Хасана Туфана, много лет проведшего в лагерях. Есть на этих стендах и воспоминания первой учительницы первого Президента Татарстана Минтимера Шаймиева – о том, как маленький Минтимер увидел в книге замазанную фотографию Блюхера и всё допытывался у учительницы, за что некоторых людей объявляют врагами народа…

    При этом, подчёркивает директор Музея истории КФУ Светлана Фролова, устроители выставки вовсе не ставили задачу подвести итоги политическим репрессиям. Выставка – вполне самодостаточное научное исследование, результат почти годовой работы автора экспозиции в различных архивах. Кстати, многие документы, по словам Надежды Пантюлиной, предоставил Центральный архив ФСБ России, и это, в общем, довольно символично, потому что выставка «Засушенному – верить» не о поиске виноватых, не попытка кого-то обвинить. Она о том, что надо помнить и беречь людей. Потому что жизнь хрупка, как сухая ветка в гербарии, а агрессии в мире слишком много, и надо бы каждому попытаться хотя бы в своей жизни её не множить.



    Добавить комментарий