22 сентября 2021

Школа для всех: взгляд в будущее

Опубликовано: 01.04.2021 20:56

 

инклюзивное-образование

Отличительная особенность ресурсного класса – персональный тьютор рядом с каждым учеником.

Казанская школа №1 в 2017 году стала одним из пяти образовательных учреждений столицы республики, где открыли ресурсные классы для детей с аутизмом. Сегодня здесь реализуется новый инклюзивный проект, рассчитанный уже не только на начальную, но и на среднюю школу.

 

В 2007 году Генеральная Ассамблея ООН учредила Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма – 2 апреля. В этот день по всему миру проходят различные акции в поддержку людей с аутизимом, организуются проблемные конференции, встречи, предусмотрена культурная программа. Вот и в Казани, например, в Галерее современного искусства откроется выставка «Дети Ау», на которой представлены рисунки одиннадцати юных художников с расстройством аутистического спектра – учеников ресурсного класса казанской средней школы №1.

Это учебное заведение – один из казанских пионеров по организации ресурсных классов. Поясним: в таких классах за каждым ребёнком с аутизмом закреплён индивидуальный тьютор – помощник, постоянно сопровождающий его и на уроках, и на переменах. Часть уроков дети проводят вместе с обычными (их ещё называют нормотипичными) сверстниками, но у них есть и отдельный класс со специально оборудованными партами и комнатой для разгрузки, где часть занятий с ними проводит профессиональный ресурсный педагог.

Сегодня в 1-й школе учатся 16 детей с РАС (расстройствами аутистического спектра) – по двое первоклассников, второклассников и четвероклассников, семеро третьеклассников и три ребёнка в пятом. Да, самые первые ученики ресурсного класса в этом году перешли из начального звена в среднее, и это уже совершенно особая история.

– Мы понимаем, чему и как учить таких детей в начальной школе, на федеральном уровне есть специальные образовательные программы, где всё это прописано, – говорит директор школы №1 Ксения Чеботарёва. – После четвёртого класса такой программы нет, поэтому педагогам приходится экспериментировать.

Да и самих задействованных в инклюзивном процессе педагогов теперь стало больше, ведь средняя школа – это уже не один учитель, а по каждому предмету свой…

 


При всей некоей идилличности складывающейся картинки в школе хорошо понимают, что проблем у ресурсного класса всё же достаточно. Да, инклюзия работает, но и ресурсный педагог, и тьюторы (это, как правило, студенты – будущие психологи, логопеды и дефектологи) нуждаются в поддержке специалистов более высокого уровня, которые помогут составить индивидуальные планы развития для каждого ребёнка, проанализируют работу, скорректируют то, что нуждается в корректировке


 

– Нам очень повезло с предметниками, – говорит Альбина Нафигова, мама одной из пятиклассниц и учредитель НКО «Школа для всех», объединившей родителей ресурсного класса. – Каждый из них нашёл какую-то свою методику в работе с нашими детьми. Тем более что за время обучения в начальной школе дети, конечно, стали заметно самостоятельнее, более социализированы, у маловербальных появилась речь. И им даже не требуется постоянное присутствие рядом тьютора – тот теперь просто сидит сзади и наблюдает.

Конечно, говорят родители и директор школы, такой вовлечённости учителей-предметников в инклюзивный процесс трудно было бы добиться, если бы не профессиональная работа ресурсного педагога Марины Магер. Марина Олеговна, в свою очередь, признаётся:

– Моя главная задача была – снять стигмацию с нашего класса, убрать страхи коллег, которые раньше не имели дела с инклюзией, показать, что грамотно выстроенная работа с этими детьми обязательно даст хорошие результаты.

Но при всей некоей идилличности складывающейся картинки в школе хорошо понимают, что проблем у ресурсного класса всё же достаточно. Да, инклюзия работает, но и ресурсный педагог, и тьюторы (это, как правило, студенты – будущие психологи, логопеды и дефектологи) нуждаются в поддержке специалистов более высокого уровня, которые помогут составить индивидуальные планы развития для каждого ребёнка, проанализируют работу, скорректируют то, что нуждается в корректировке. Тем более что в подростковом возрасте коррекция работы и с обычным-то ребёнком необходима, что говорить о детях с особенностями развития… Но кто будет оплачивать работу таких специалистов (супервизоров)? В государственной школе финансирование профессиональной поддержки инклюзивных педагогов не предусмотрено.

Ещё один момент. Дети с аутизмом, даже прошедшие через ресурсный класс, всё равно остаются людьми с, как это сейчас называют, ОВЗ – ограниченными возможностями здоровья. Среди них есть очень талантливые люди, которые доучатся до 11-го класса и поступят в вузы. Но есть и те, кто уйдёт из школы после 9-го класса. А куда уйдёт? Найдётся ли место его особенностям в социуме за пределами системы инклюзивного образования?

Озаботившись этими вопросами, в НКО «Школа для всех» разработали проект с одноимённым названием и подали заявку в Фонд президентских грантов. И выиграли. Благодаря чему их дети получили новые возможности для дальнейшей социализации, и не только в рамках одной школы.

– Очень важно использовать время учёбы в среднем звене для подготовки к их дальнейшему трудоустройству, – говорит Альбина Нафигова. – Это тот участок работы с аутистами, который до сих пор сильно провисал. А если мы их познакомим с работодателями, с профессиями, то после восемнадцати лет у многих не будет проблем в поиске своего места в жизни.

И теперь у старших учеников ресурсного класса в 1-й школе начались занятия по профориентации. Им рассказывают о разных профессиях, но не только отвлечённо. Проводят, например, занятия по флористике. Заключили, рассказывает Ксения Чеботарёва, договор с казанским Колледжем малого бизнеса и предпринимательства, где уже есть опыт обучения студентов с РАС, например, на пекарей. Есть устная договорённость с одним из близлежащих кафе – дети вместе с родителями приходят туда, чтобы не только побывать в новой обстановке (для аутиста опыт пребывания в новом месте всегда колоссален), но и изучить какие-то профессии сферы обслуживания.

Есть и уроки арт-терапии. Некоторые результаты таких уроков можно будет как раз увидеть на выставке в Галерее современного искусства. Творческие занятия, говорит Альбина Нафигова, это не только «для общего развития». Возможно, кто-то из детей действительно станет художником. Кто-то освоит дизайн. Но даже если это не станет профессией, такое вот устойчивое хобби – тоже дело хорошее.

Ну и та самая супервизия, кураторство от самых крутых московских профессионалов в области работы с аутистами благодаря президентскому гранту теперь тоже доступны педагогам и тьюторам 1-й школы. А это значит – индивидуальная корректировка поведения каждого ребёнка, обратная связь, которая помогает взглянуть на свою работу под новым углом, это профилактика профессионального выгорания педагогов и доступ к лучшим мировым методикам работы.

Так на стыке усилий школы, родителей и профессионального сообщества идёт развитие инклюзивной системы, рождается опыт, которого в казанских школах (где, напомним, ресурсные классы появились только четыре года назад) пока не было. Этим опытом в 1-й школе делятся со всеми, кому это важно и интересно. Сюда на уроки приходят вузовские педагоги, готовящие учителей-дефектологов, приезжают заинтересованные коллеги даже из Москвы.

– Нам, конечно, очень повезло с родителями, – улыбается директор школы Ксения Чеботарёва. – Но без родительской поддержки развивать инклюзивное образование вообще немыслимо.

В свою очередь Альбина Нафигова говорит:

– Мы не спасаем мир. Мы работаем конкретно во благо наших детей. Но готовы делиться своим опытом. И нам бы очень хотелось, чтобы он распространялся дальше. Потому что детей с РАС становится всё больше, и одна отдельно взятая школа эту ситуацию исправить не может.

image_printРаспечатать

Фото: пресс-служба АНО «Школа для всех»
Автор статьи: ЧЕСНОКОВА Евгения
Выпуск: №46 (29008)


20.09.2021

На острие шахматной мысли

Учебно-научный центр игр с полной информацией имени Анатолия Карпова открылся в Казанском федеральном университете.

3840
17.09.2021

Победители­-«умники» получат гранты

Подать заявку на участие в конкурсе «Умник» для получения двухлетнего гранта на сумму 500 тысяч рублей могут молодые исследователи Татарстана.

7630
16.09.2021

О финансах сызмальства и всю жизнь

Стартовала осенняя сессия «Онлайн-уроки финансовой грамотности».

6850
13.09.2021

Принимали победителей

Победители всероссийского конкурса «Большая перемена» среди 5–7-х классов, представители 31 субъекта России, побывали в Казани и Иннополисе.

10300
13.09.2021

Молодёжь и наука: как пересечь траектории

Несмотря на серьёзные успехи России в научных исследованиях по математике, ядерной физике, в производстве вакцин, стране не хватает качественно подготовленных молодых научных кадров.

7700

Мнение

Владимир КУТИЛОВ, политтехнолог, генеральный директор агентства «Теория Дарвина»:


В Татарстане про­шли беспрецедентно «тихие» выборы в части возможных нарушений и эксцессов. Работа центра общественного наблюдения и наличие видеокамер на участках позволили сделать голосование абсолютно прозрачным, понятным и контролируемым для всех участников процесса. Организацию выборов можно назвать образцовой.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Дни рождения

    20 cентября

    Хабир Газизович Иштиряков (1949), председатель Республиканского совета ветеранов (пенсионеров) Татарстана.

    Шамил Габдулхаевич Ягудин (1952), депутат Госсовета Татарстана, гендиректор акционерного общества «Татнефтепром-Зюзеевнефть».

  • Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров