• Республика Татарстан | РТ Онлайн > Рубрики > Культура > Рецепт ее молодости
    08.02.2024 17:29

    Рецепт ее молодости


    Автор статьи: АХАТОВА Белла


    Фото: tatar-inform.ru


    «Мне 97 лет. Хочу дожить до следующей даты, алла бирса. В Бога я не верю, атеист чис­той воды. Но когда так говорю, как-то легче становится», – призналась художник, писатель и переводчик Зумарра Халитова, открывая цикл встреч с гостями культурно-просветительского центра «Искусство жить» в Казани. За один вечер просто невозможно рассказать обо всем, что хранит память этой удивительной женщины, и обо всех выдающихся людях, с которыми ее сводила судьба.

     

     

    О РОДИТЕЛЯХ

    Зумарра Халитова из теат­ральной семьи. Ее мама – Кашифа Тумашева – первая татарская женщина, получившая профессиональное режиссерское образование. Отец – Рахим Тумашев – один из основателей татарского драматического театра в Иркутске. Там они и познакомились… Творческую династию прославил также старший брат Зумарры Рахимовны – режиссер Равиль Тумашев. Больше двадцати лет он возглавлял Татарский республиканский передвижной театр (ныне театр драмы и комедии им. К.Тинчурина).

    «Что в нашей жизни век? Почти то же, что один день. Важно, чтобы дни хранились в памяти, не стираясь десятилетиями, тогда и продлятся столько же», – пишет Зумарра Халитова в своей документальной повести «Против ветра», которую посвятила памяти матери.

    У них в доме бывали Муса Джалиль, Адель Кутуй, Хади Такташ, а музыку к спектаклям Кашифы Тумашевой писал Салих Сайдашев. Несмотря на почтенный возраст, Зумарра Рахимовна помнит все даты и имена, подробности каж­дой встречи.

    – Родители приехали в Казань из казахстанского Семипалатинска, где тоже была татарская профессио­нальная труппа, но здесь они не сразу нашли работу, – рассказала она. – В управлении культуры отцу сказали: «Не то что вам, пришлым, – своим работы не хватает».

    По ее словам, у Рахима Тумашева было два высших образования — агрономическое и экономическое, однако еще в молодости он отдал предпочтение театру. А в Казани, оказавшись не у дел, поневоле вспомнил о своей первой специальности и устроился на работу по линии сельского хозяйства.

    – Время тогда было такое, что по должности ему и в раскулачиваниях приходилось участвовать. Видимо, тонкая, артистическая натура отца этого не выдержала, он заболел туберкулезом. Перед смертью сказал маме: «Хорошо, что я ухожу, а не ты. Я не смог бы поднять детей, а ты поднимешь», – поделилась воспоминаниями Зумарра Рахимовна, хотя в то время была еще ребенком. – У мамы был железный характер. Она выросла без родителей, с шести лет жила у родственников в Иркутске. В ней сочетались сильная воля и добрейшая душа. Когда отца не приняли в театр, мама пошла и сказала: «Кто здесь пришлый? Мы на родину свою приехали и будем здесь работать». Ее саму взяли на работу в театр, правда, не в труппу, а делопроизводителем.

    Кашифа Тумашева стала брать с собой на службу дочь, едва той исполнился год.

    – Мы жили на улице ­Достоевского, а мамина работа находилась в здании, где сейчас Тинчуринский театр, – продолжает Зумарра Рахимовна. – Там же, во дворе, было общежитие, где жили Салих Сайдашев, Хаким Салимжанов и другие камаловские артисты  с семьями. Я дружила с Адой Салимжановой, дочерью Хакима и сестрой Марселя. Мы были ровесницами.

     

    «МЕНЯ НЕЛЬЗЯ КРИТИКОВАТЬ»

    Зумарра Рахимовна с супругом воспитали четверых детей – троих сыновей и дочь. Старший из сыновей, доктор архитектуры Нияз Халит, к сожалению, скончался в 2017 году. Средний стал профессиональным художником. Кстати, Айрат Халитов – автор официальной эмблемы 1000-летия Казани. Дочь Динара живет в Канаде. Младший сын Ринат – тоже художник. Уже в преклонном возрасте всерьез увлеклась рисованием и Зумарра Рахимовна. Она уверена, что это помог­ло ей сохранить зрение, а склонность к творческой деятельности вообще – ясность ума и оптимизм.

    – В детстве я рисовала неохотно. Однажды показала свой рисунок  брату Равилю, он как-то сухо на это отреагировал. Это было неправильно с его стороны. Если мне сказать, что я делаю что-то плохо, то больше никогда не буду браться за это. Меня критиковать нельзя, – пошутила Зумарра Халитова.

    По ее словам, лишь во время войны, когда в теат­ре не осталось ни одного художника – все ушли на фронт, она помогала маме рисовать эскизы декораций и костюмов.

    Профессиональная дея­тельность Зумарры Рахимовны в основном связана с переводческой работой и журналистикой. В свое время она окончила филфак КГУ и аспирантуру в педагогическом институте. Но когда у тебя на руках четверо детей, наука уходит на второй план. Времени хватало только на переводы. Она и сейчас продолжает этим заниматься – переводит басни Габдуллы Тукая. Также пишет книгу, посвященную старшему сыну. Нияз Халит был известным историком архитектуры, в том числе благодаря ему Казанский Кремль был внесен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

    Кроме того, что Зумарра Рахимовна почти с прежней энергией занимается литературным творчеством, она прямо у себя дома организовала изостудию и помогает всем желающим научиться рисовать.

    – Я романтик, – говорит она. – Мои родители, дети и внуки — тоже мечтатели. В наших сердцах живут радость и любовь к людям. Желание служить добру неистребимо в нашей семье.



    Добавить комментарий