1

Рабочего интернационала не получилось

Советское время, некий институт, где учились студенты из Африки. И вот настала пора, когда студенты едут в стройотряд. В данном случае – в Сибирь.

И напросился с нашими ребятами один темнокожий парень.

Добрались до места, первый рабочий день. Несколько наших ребят несут бревно. По-ленински, на плече. А так как все правши, то, соответственно, на правом.

Видит это темнокожий парень и решает помочь, но места для него уже нет, и он подставляет с другой стороны левое плечо. Через сотню-другую метров цель достигнута, и бревно сбрасывается на землю. С правого плеча. Естественно, вправо.

А там у нас темнокожий помощник. И вот через секунду картина – стоит группа наших студентов и с ужасом смотрит, как на одной ноге прыгает вопящий от боли африканец, придерживающий вторую ногу рукой. Но держать равновесие, прыгая на одной ноге, тяжело. И он хватается другой рукой за висящий рядом высоковольтный кабель в толстенной изоляции.

А тут мимо идёт матёрый прораб. И что он видит?

Один чудик держится за электрический кабель, дёргается и истошно орёт. Вокруг же стоят его друзья. И решил прораб: не знают, как помочь.

А что у нас положено делать в таких ситуациях? Взять деревянный дрын и решительно устранить контакт тела с токонесущей конструкцией.

…Дрын оказался здоровенным, а решимость у прораба советская, партийная…
Гипса хватило и на ногу, и на руку. А выговоров по комсомольской линии – на всю ораву.