30 ноября 2022

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №68-П

Опубликовано: 24.06.2016 0:01

Именем Республики Татарстан

по делу о проверке конституционности отдельных норм Положения о порядке обращения за компенсацией части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, и порядке ее выплаты, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 января 2007 года №9 «О компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования» (в редакции постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 21 мая 2014 года №338), в связи с жалобой гражданки Л.В.Кирюшиной

город Казань      27 мая 2016 года

 

Конституционный суд Республики Татарстан в составе Председателя Ф.Г.Хуснутдинова, судей Р.Ф.Гафиятуллина, Л.В.Кузьминой, Р.А.Сахиевой, А.А.Хамматовой, А.Р.Шакараева,

руководствуясь статьей 109 (часть четвертая) Конституции Республики Татарстан, частями пятой и девятой статьи 3, частью первой и пунктом 1 части второй статьи 39, статьями 68, 83, 100, 101 и 103 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности отдельных норм Положения о порядке обращения за компенсацией части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, и порядке ее выплаты, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 января 2007 года №9 «О компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования» (в редакции постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 21 мая 2014 года №338).

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки Л.В.Кирюшиной. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли пункт 8 оспариваемого Положения Конституции Республики Татарстан.

Заслушав сообщение судьи-докладчика А.Р.Шакараева, объяснения сторон — гражданки Л.В. Кирюшиной, представителей органа, издавшего оспариваемый нормативный правовой акт, — заместителя министра труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан Н.В.Бутаевой, начальника юридического отдела Министерства труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан Р.Г.Минугулова, выступления приглашенных в судебное заседание: представителя Президента Республики Татарстан — главного советника отдела по законопроектной работе Государственно-правового управления Президента Республики Татарстан Л.К.Валиуллиной, представителя Государственного Совета Республики Татарстан — исполняющего обязанности начальника Правового управления Аппарата Государственного Совета Республики Татарстан М.Б.Сунгатуллина, представителя Кабинета Министров Республики Татарстан — Правительства Республики Татарстан — заведующего сектором административного права и систематизации законодательства Правового управления Аппарата Кабинета Министров Республики Татарстан Д.Н.Латыповой, представителя Председателя Верховного суда Республики Татарстан — судьи Верховного суда Республики Татарстан Э.С.Каминского, представителя Председателя Арбитражного суда Республики Татарстан — заместителя начальника отдела анализа и обобщения судебной практики Арбитражного суда Республики Татарстан Т.Р.Гиззятова, представителя Прокурора Республики Татарстан — начальника отдела по надзору за законностью нормативных правовых актов Управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Республики Татарстан А.Р.Валиахметова, представителя Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан — заместителя начальника отдела по вопросам восстановления прав граждан аппарата Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан Р.И.Сайфутдиновой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный суд Республики Татарстан

установил:

  1. В Конституционный суд Республики Татарстан обратилась гражданка Л.В.Кирюшина с жалобой на нарушение ее конституционных прав и свобод пунктом 8 Положения о порядке обращения за компенсацией части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, и порядке ее выплаты, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 января 2007 года №9 «О компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования» (в редакции постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 21 мая 2014 года №338) (далее также — Положение).

Согласно оспариваемой норме законный представитель (родитель, усыновитель, опекун), заключивший договор с образовательной организацией и внесший родительскую плату за присмотр и уход за ребенком в соответствующую образовательную организацию, реализующую основную образовательную программу дошкольного образования, для назначения и выплаты компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, расположенных на территории Республики Татарстан (далее также — компенсация), представляет в отделение Республиканского центра материальной помощи (компенсационных выплат) по месту жительства (пребывания) на территории Республики Татарстан, а для граждан, не зарегистрированных на территории Республики Татарстан, — по месту регистрации соответствующей образовательной организации заявление и следующие документы: копию свидетельства о рождении ребенка, на которого назначается компенсация (с предъявлением оригинала, если копия нотариально не заверена); копии свидетельств о рождении (усыновлении) детей, учтенных в составе семьи заявителя в соответствии с пунктом 5 Положения, рожденных до ребенка, на которого назначается компенсация; решение суда в случае лишения родителя (родителей) родительских прав в отношении ребенка (детей); копию договора об устройстве ребенка в соответствующую образовательную организацию; номер лицевого счета в банке лица, заключившего договор с образовательной организацией, — при получении компенсации через банк; копию квитанции на оплату за присмотр и уход за ребенком в образовательной организации; справку из образовательной организации об обучении детей в возрасте от 18 до 23 лет по очной форме обучения.

Как следует из жалобы и выступления гражданки Л.В.Кирюшиной в заседании Конституционного суда Республики Татарстан, ее сын М.Р.Кирюшин является инвалидом и посещает детский сад компенсирующего вида. В июне 2015 года она обратилась в отделение Республиканского центра материальной помощи по Советскому району города Казани с заявлением о предоставлении компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ее ребенком в детском саду. Однако в приеме заявления о назначении компенсации ей было отказано ввиду того, что она не представила полный пакет документов, установленный пунктом 8 Положения, в том числе копию договора об устройстве ребенка в детский сад, а также не указала в своем заявлении согласие на обработку персональных данных.

Как отмечает гражданка Л.В.Кирюшина, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и подведомственные им организации, исходя из предписаний Федерального закона от 27 июля 2010 года №210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», не вправе требовать от заявителя представления документов и информации, находящихся в распоряжении других ведомств. Как считает заявительница, получение этих сведений возможно путем направления запросов в порядке межведомственного информационного взаимодействия в рамках оказания государственных услуг в Республике Татарстан (далее также — межведомственное взаимодействие). В этой связи гражданка Л.В.Кирюшина полагает, что пункт 8 Положения неправомерно налагает на граждан обязанность представлять документы, которые могут быть получены в порядке межведомственного взаимодействия.

Заявительница также усматривает неопределенность оспариваемой нормы в том, что сложившаяся правоприменительная практика допускает отказ в приеме заявления о назначении компенсации в случае отсутствия в нем отметки о согласии на обработку персональных данных. По ее мнению, пункт 8 Положения, исходя из своего буквального содержания, не устанавливает требования о необходимости получения от гражданина такого согласия.

С учетом изложенного гражданка Л.В.Кирюшина просит Конституционный суд Республики Татарстан признать приведенное правовое регулирование не соответствующим статьям 2, 13, 28 (части первая и вторая), 29 (части первая и вторая), 30, 38 (части первая и третья), 54 (часть первая) и 103 Конституции Республики Татарстан, согласно которым человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность Республики Татарстан; Республика Татарстан — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека; все равны перед законом и судом; государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от социального положения и иных обстоятельств; любые формы ограничения прав и свобод запрещаются; в Республике Татарстан гарантируется равное право на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина; граждане обладают всей полнотой личных, социально-экономических прав и свобод; семья, материнство и детство находятся под защитой государства; государство проявляет заботу о семье, обеспечении здоровья матери и ребенка и воспитании детей; каждому гарантируется социальное обеспечение в случае инвалидности, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом; Кабинет Министров Республики Татарстан обеспечивает исполнение на территории Республики Татарстан Конституции Российской Федерации, Конституции Республики Татарстан, федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов Республики Татарстан, издает постановления и распоряжения и проверяет их исполнение.

1.1. В заседании Конституционного суда Республики Татарстан гражданка Л.В. Кирюшина уточнила предмет жалобы и просила также проверить конституционность пункта 10 рассматриваемого Положения, предусматривающего, что компенсация назначается и выплачивается с месяца подачи заявления со всеми необходимыми документами. По ее мнению, компенсация носит безусловный характер и право на ее получение должно реализовываться с момента внесения родителем (законным представителем) родительской платы за присмотр и уход за ребенком в соответствующую образовательную организацию, реализующую основную образовательную программу дошкольного образования.

Между тем Конституционный суд Республики Татарстан обращает внимание на то, что установленное пунктом 10 Положения регулирование направлено на реализацию права на получение компенсации, носит заявительный характер и требует от граждан, имеющих право на ее получение, совершения определенных действий. По своей правовой природе данная норма, закрепляя механизм реализации права граждан на получение компенсации, в том числе устанавливая порядок ее назначения и выплаты, не ставит под сомнение саму возможность реализации права граждан на получение компенсации и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан и, следовательно, не содержит неопределенности в вопросе ее соответствия Конституции Республики Татарстан. Такой подход корреспондирует практике Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой нормативное регулирование, предоставляющее гражданам возможность обратиться за назначением мер социальной поддержки в любое время после возникновения права на них, а также определяющее сроки, с которых назначаются указанные меры, и возлагающее на граждан обязанность обратиться с заявлением об их назначении, направлено на обеспечение беспрепятственной реализации права на социальное обеспечение, наделяет гражданина свободой действий по реализации (отказу от реализации) данного права, способствует своевременному обращению за назначением мер социальной поддержки и само по себе не может рассматриваться как нарушающее какие-либо права граждан (определения от 24 марта 2005 года №76-О; от 17 октября 2006 года №380-О и от 29 мая 2014 года №1100-О).

Кроме того, оспаривая конституционность данного положения, заявительница фактически ставит вопрос о необходимости назначения компенсации не с момента обращения в отделение Республиканского центра материальной помощи (компенсационных выплат), а с момента внесения родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательной организации. Однако разрешение этого вопроса относится к дискреционным полномочиям Кабинета Министров Республики Татарстан.

Таким образом, жалоба гражданки Л.В.Кирюшиной в части проверки конституционности пункта 10 Положения не может быть принята к рассмотрению, поскольку не отвечает требованиям Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан», в соответствии с которыми жалоба признается допустимой, а разрешение поставленных в ней вопросов неподведомственно Конституционному суду Республики Татарстан.

1.2. В соответствии с частью третьей статьи 68 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» Конституционный суд Республики Татарстан принимает постановления только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению в обращении.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного суда Республики Татарстан по настоящему делу является пункт 8 Положения о порядке обращения за компенсацией части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, и порядке ее выплаты, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 января 2007 года №9 «О компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования» (в редакции постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 21 мая 2014 года №338), постольку, поскольку его положения — по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, — содержат неопределенность в той мере, в которой установленные ими документы в обязательном порядке должны быть представлены законным представителем (родителем, усыновителем, опекуном), а заявление о назначении компенсации должно иметь отметку о согласии на обработку его персональных данных.

  1. Оспариваемая заявительницей правовая норма затрагивает общие вопросы воспитания, образования, а также сферу социальной защиты, которые в соответствии с Конституцией Российской Федерации находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункты «е» и «ж» части 1). По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации; законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам (статья 76, части 2 и 5, Конституции Российской Федерации).

На момент принятия оспариваемого нормативного правового акта действовал Закон Российской Федерации от 10 июля 1992 года №3266-1 «Об образовании» (в редакции Федерального закона от 5 декабря 2006 года №207-ФЗ), положениями статьи 52.2 которого было предусмотрено, что в целях материальной поддержки воспитания детей, посещающих государственные и муниципальные образовательные учреждения, реализующие основную общеобразовательную программу дошкольного образования, родителям (законным представителям) выплачивается компенсация части родительской платы; порядок обращения за компенсацией, а также порядок ее выплаты устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Таким образом, Кабинет Министров Республики Татарстан, принимая постановление от 18 января 2007 года №9 «О компенсации части родительской платы за содержание ребенка в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, реализующих основную общеобразовательную программу дошкольного образования», правомерно реализовал полномочие, принадлежащее ему в силу федерального законодательства и основанное на взаимосвязанных положениях статей 102 (пункт 4) и 103 Конституции Республики Татарстан.

  1. Конституция Республики Татарстан, провозглашая Республику Татарстан социальным государством (статья 13), закрепляет, что семья, материнство и детство находятся под защитой государства, государство проявляет заботу о семье, обеспечении здоровья матери и ребенка и воспитании детей (статья 38, части первая и третья); каждому гарантируется социальное обеспечение, в том числе для воспитания детей, и в иных случаях, установленных законом (статья 54, часть первая). Аналогичные по смыслу гарантии установлены Конституцией Российской Федерации, в том числе ее статьями 7, 38 (часть 1) и 39 (часть 1).

Данные конституционные нормы корреспондируют положениям статьи 16 Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года, которые предусматривают, что в целях обеспечения необходимых условий для всестороннего развития семьи как основной ячейки общества стороны обязуются содействовать экономической, правовой и социальной защите семейной жизни, в частности посредством социальных и семейных пособий, налоговых льгот, предоставления жилья семье, помощи молодым семьям и других соответствующих мер.

3.1. Основные принципы государственной политики Российской Федерации в сфере образования, общие правила функционирования системы образования и осуществления образовательной деятельности в настоящее время определены Федеральным законом от 29 декабря 2012 года №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», в силу положений статьи 65 которого за присмотр и уход за ребенком учредитель организации, осуществляющей образовательную деятельность, устанавливает плату, взимаемую с родителей (законных представителей) (далее — родительская плата), и ее размер. Согласно части 5 данной статьи в целях материальной поддержки воспитания и обучения детей, посещающих образовательные организации, реализующие образовательную программу дошкольного образования, родителям (законным представителям), внесшим родительскую плату, предоставляется право на получение компенсации. Порядок обращения за получением компенсации и порядок ее выплаты устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а финансовое обеспечение расходов, связанных с выплатой компенсации, является расходным обязательством субъектов Российской Федерации (части 6 и 7).

В Республике Татарстан право на получение компенсации установлено в статье 21 Закона Республики Татарстан от 22 июля 2013 года №68-ЗРТ «Об образовании», в соответствии с которой данная компенсация выступает в качестве дополнительной меры социальной поддержки родителей (законных представителей), финансируется за счет средств бюджета Республики Татарстан, а порядок ее получения определяется Кабинетом Министров Республики Татарстан.

Согласно пункту 7 Положения компенсация назначается и выплачивается законному представителю (родителю, усыновителю, опекуну) (далее — законный представитель), заключившему договор с образовательной организацией и внесшему родительскую плату за присмотр и уход за ребенком в соответствующую образовательную организацию, реализующую основную образовательную программу дошкольного образования. Для получения компенсации законный представитель представляет заявление и документы, предусмотренные оспариваемым пунктом 8 Положения, в отделение Республиканского центра материальной помощи (компенсационных выплат) по месту жительства (пребывания) на территории Республики Татарстан, а для граждан, не зарегистрированных на территории Республики Татарстан, — по месту регистрации соответствующей образовательной организации. Пунктом 9 Положения установлено, что на основании представленных документов и сведений отделение Республиканского центра материальной помощи (компенсационных выплат) в 10-дневный срок принимает решение о назначении компенсации или об отказе в ее назначении и уведомляет заявителя о принятом решении. Из содержания взаимосвязанных норм пунктов 8 и 11 Положения следует, что законному представителю достаточно однократно обратиться в указанное государственное учреждение с заявлением и соответствующим перечнем документов, после чего компенсация ему выплачивается ежемесячно без необходимости последующего подтверждения права на ее получение, поскольку дальнейшие сведения о родительской плате предоставляются уполномоченным органом муниципального образования, ответственным за ведение учета родительской платы в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, и иными образовательными организациями, реализующими образовательную программу дошкольного образования.

Тем самым по своей правовой природе и сущности приведенное регулирование представляет собой организационно-процедурный механизм, определяющий орган, ответственный за решение вопроса о выплате компенсации, условия получения компенсации, сроки принятия решения о назначении компенсации либо об отказе в ее назначении.

Предусмотренный пунктом 8 Положения порядок документарного взаимодействия гражданина, претендующего на получение компенсации, и отделения Республиканского центра материальной помощи (компенсационных выплат) подпадает под действие норм Федерального закона от
27 июля 2010 года №210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», регулирующего отношения, возникающие в связи с предоставлением государственных и муниципальных услуг. Такой вывод следует из взаимосвязанных положений части 2 статьи 1 и пункта 8 статьи 2 данного Федерального закона, в силу которых его действие распространяется, в частности, на деятельность организаций, участвующих в предоставлении государственных и муниципальных услуг, к числу которых относятся подведомственные государственному органу организации — государственные учреждения либо унитарные предприятия, созданные соответственно органом государственной власти субъекта Российской Федерации, а также иные организации, предоставляющие услуги, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных услуг. Это подтверждается также принятым в соответствии со статьей 12 указанного выше Федерального закона приказом Министерства труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан от 19 ноября 2014 года №639, которым утвержден Административный регламент предоставления государственной услуги по назначению компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, устанавливающий стандарт и порядок предоставления государственной услуги по назначению компенсации.

Определяя требования к взаимодействию с заявителем при предоставлении государственных услуг, Федеральный закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» предусматривает, что органы, предоставляющие государственные услуги, не вправе требовать от заявителя представления документов и информации, которые находятся в распоряжении органов, предоставляющих государственные услуги, иных государственных органов либо подведомственных государственным органам организаций, участвующих в предоставлении государственных услуг, в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации (пункт 2 части 1 статьи 7).

Устанавливая данный запрет, федеральный законодатель тем не менее предусмотрел исключение в отношении отдельных документов, которые в силу части 6 указанной выше статьи не могут быть истребованы в порядке межведомственного взаимодействия. Применительно к предмету рассматриваемого дела к числу таких документов относятся: свидетельства о государственной регистрации актов гражданского состояния; документы, связанные с прохождением обучения, выдаваемые организациями, осуществляющими образовательную деятельность; документы, подтверждающие право гражданина на получение социальной поддержки.

Следует отметить, что исключение аналогичного характера установлено и в отношении запрета требовать от заявителей осуществления действий, в том числе согласований, необходимых для получения государственных услуг и связанных с обращением в иные государственные органы, органы местного самоуправления, организации. Согласно взаимосвязанным положениям пункта 3 части 1 статьи 7 и пункта 2 части 1 статьи 9 указанного Федерального закона такое исключение закреплено, в частности, в отношении услуг, включенных в утверждаемые нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации перечни услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления исполнительными органами государственной власти субъекта Российской Федерации государственных услуг.

В Республике Татарстан Перечень услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления исполнительными органами государственной власти Республики Татарстан государственных услуг и предоставляются организациями, участвующими в предоставлении государственных услуг, утвержден постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 13 августа 2011 года №675. В указанный Перечень включены в том числе услуги по выдаче организациями, осуществляющими образовательную деятельность, справок и иных документов.

Следовательно, определив в оспариваемой норме документы, в том числе копию договора об устройстве ребенка в соответствующую образовательную организацию, копию квитанции на оплату за присмотр и уход за ребенком в образовательной организации, которые должны быть в обязательном порядке представлены законным представителем (родителем, усыновителем, опекуном) в отделение Республиканского центра материальной помощи (компенсационных выплат) для получения компенсации, Кабинет Министров Республики Татарстан руководствовался вышеназванными нормами федерального и республиканского законодательства и не установил какие-либо дополнительные необоснованные требования, препятствующие реализации права на получение законодательно установленной гарантии на выплату компенсации.

3.2. В силу части второй статьи 68 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» Конституционный суд Республики Татарстан принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе нормативных правовых актов. На этом основании конституционность оспариваемой нормы Положения с точки зрения ее правоприменения следует оценивать во взаимосвязи с иными нормативными правовыми актами, имеющими отношение к данному вопросу, в частности с Административным регламентом предоставления государственной услуги по назначению компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования (далее — Административный регламент).

Анализ норм Административного регламента (в редакции, действовавшей на момент обращения гражданки Л.В.Кирюшиной с заявлением о назначении компенсации) указывает на то, что им, по сравнению с оспариваемым пунктом 8 Положения, установлен более широкий перечень документов, получаемых в рамках межведомственного взаимодействия. Так, в соответствии с пунктом 2.5 Административного регламента заявителю, не имеющему детей в возрасте от 18 до 23 лет, обучающихся по очной форме обучения, при личном обращении достаточно было представить заявление. При этом иные документы, в том числе предусмотренные обжалуемым пунктом 8 Положения, в силу пункта 2.6 Административного регламента подлежали получению в рамках межведомственного взаимодействия и их непредставление заявителем не могло являться основанием для отказа в предоставлении данной услуги.

Приказом Министерства труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан от 12 октября 2015 года №730 Административный регламент изложен в новой редакции. Тем не менее и в ныне действующей редакции Административного регламента перечни документов, которые должны быть представлены заявителем для получения данной услуги, а также документов, получаемых в порядке межведомственного взаимодействия, не совпадают с перечнем документов, предусмотренных оспариваемым пунктом 8 Положения.

Вместе с тем в силу части 6.1 статьи 7 Федерального закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» получение документов в порядке межведомственного взаимодействия на уровне субъектов Российской Федерации, кроме случаев, прямо предусмотренных федеральным законом, возможно лишь тогда, когда это предусмотрено законом субъекта Российской Федерации или нормативным правовым актом высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации.

В этой связи установленное Административным регламентом регулирование, выходящее за рамки оспариваемого Положения, не согласуется как с приведенными нормами Федерального закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», так и с конституционными принципами правового государства и верховенства закона в целом, в том числе с положением статьи 29 (часть третья) Конституции Республики Татарстан, в силу которого порядок осуществления, охраны и защиты конституционных прав и свобод устанавливается законами.

Исходя из этого, Конституционный суд Республики Татарстан отмечает, что Административный регламент как в действующей редакции, так и в редакции, утратившей силу, не является надлежащим нормативным правовым актом, который может определить какие-либо дополнительные основания для принятия решения о назначении или об отказе в назначении компенсации части родительской платы. Однако данный ведомственный нормативный правовой акт в силу статьи 3 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» не может быть предметом рассмотрения Конституционного суда Республики Татарстан по жалобам граждан.

3.3. В соответствии с Конституцией Республики Татарстан каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 36, часть первая).

Отношения, связанные с обработкой персональных данных, осуществляемой в том числе органами государственной власти субъектов Российской Федерации, иными государственными органами и органами местного самоуправления, регулируются Федеральным законом от 27 июля 2006 года №152-ФЗ «О персональных данных» (в редакции Федерального закона от 25 июля 2011 года №261-ФЗ). В соответствии с частью 1 статьи 9 данного Федерального закона субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе; согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным; согласие на обработку персональных данных может быть дано субъектом персональных данных или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом.

Условия обработки персональных данных определены статьей 6 этого же Федерального закона. К таким условиям относятся, в частности, согласие субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также необходимость исполнения полномочий исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации и функций организаций, участвующих в предоставлении государственных услуг, предусмотренных Федеральным законом «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг».

Из буквального содержания приведенной нормы следует, что указанные условия не находятся во взаимосвязи и каждое из них является самостоятельным основанием обработки персональных данных. Более того, часть 2 статьи 9 Федерального закона «О персональных данных» напрямую связывает предоставление государственных услуг гражданам с обработкой их персональных данных, поскольку предусматривает, что в случае, когда обработка персональных данных необходима для исполнения функций организаций, участвующих в предоставлении государственных услуг, оператор вправе продолжить обработку данных даже тогда, когда субъект персональных данных отзывает свое согласие на их обработку. Иными словами, при обращении за получением государственных услуг согласие заявителя на обработку его персональных данных не является обязательным условием для их получения. При таких обстоятельствах Конституционный суд Республики Татарстан приходит к выводу, что, обращаясь за получением государственной услуги по назначению компенсации части родительской платы и прилагая необходимые для этого документы, получатель государственных услуг фактически уже выражает согласие на передачу и обработку своих персональных данных, требуемых для предоставления данной услуги.

Следовательно, нормы пункта 8 Положения не должны пониматься в правоприменительной практике как допускающие возможность отказа в предоставлении государственной услуги по назначению компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, в случае отсутствия отметки гражданина о согласии на обработку его персональных данных в заявлении, предоставляемом им для получения такой государственной услуги.

Таким образом, пункт 8 Положения в системе действующего правового регулирования, с учетом выявленного в настоящем постановлении конституционно-правового смысла, по своему характеру и публично-правовому предназначению является одним из элементов механизма, направленного на обеспечение мер по реализации гражданами их права на социальную защиту со стороны государства с соблюдением принципа адресности при предоставлении мер социальной поддержки, сам по себе не может рассматриваться как отменяющий, ограничивающий или иным образом нарушающий конституционные права граждан, в том числе заявительницы, и тем самым не противоречит Конституции Республики Татарстан.

Проверка же законности и обоснованности обстоятельств, послуживших причиной для отказа гражданке Л.В.Кирюшиной в приеме заявления о назначении компенсации, в том числе ввиду отсутствия ее письменного согласия на обработку персональных данных, предполагает установление фактических обстоятельств дела, что не входит в компетенцию Конституционного суда Республики Татарстан, поскольку в силу части девятой статьи 3 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» Конституционный суд Республики Татарстан решает исключительно вопросы права и при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов государственной власти Республики Татарстан.

  1. Признание оспариваемого заявительницей пункта 8 Положения соответствующим Конституции Республики Татарстан не препятствует совершенствованию порядка обращения за компенсацией части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования.

В силу части 6.1 статьи 7 Федерального закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» законодатель субъекта Российской Федерации или высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации вправе установить собственное правовое регулирование, при котором документы, представляемые в настоящее время гражданином самостоятельно и необходимые для предоставления государственных услуг исполнительными органами государственной власти субъекта Российской Федерации, могут быть получены в ходе межведомственного взаимодействия.

С целью обеспечения единообразного подхода в определении исчерпывающего перечня документов и информации, подлежащих представлению гражданином самостоятельно, и документов, подлежащих получению в рамках межведомственного взаимодействия, а также учитывая наличие правовых и технических условий для совершенствования системы межведомственного информационного взаимодействия в рамках оказания государственных услуг в Республике Татарстан, Правительство Республики Татарстан в пределах своих дискреционных полномочий, основанных на соответствующих положениях федерального законодательства, вправе расширить перечень документов, подлежащих получению в порядке межведомственного взаимодействия.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 66, частями первой, второй и шестой статьи 67, статьями 68, 69, 71 и 73, пунктом 1 части первой статьи 104 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан», Конституционный суд Республики Татарстан

постановил:

  1. Признать пункт 8 Положения о порядке обращения за компенсацией части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, и порядке ее выплаты, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 января 2007 года №9 «О компенсации части родительской платы за присмотр и уход за ребенком в образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования» (в редакции постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 21 мая 2014 года №338), соответствующим Конституции Республики Татарстан.
  2. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
  3. Согласно статье 72 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в газетах «Ватаным Татарстан» и «Республика Татарстан». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного суда Республики Татарстан».

№68-П            Конституционный суд Республики Татарстан

 

image_printРаспечатать

Выпуск: №89 (28083)


Добавить комментарий

11.11.2022

Постановление Koнституционного суда Республики Татарстан №108­-П

по делу о проверке конституционности взаимосвязанных положений пункта 1 статьи 6, пункта 1 статьи 8, пунктов 3 и 4 статьи 30 Закона Республики Татарстан от 6 апреля 2005 года №64-ЗРТ «Об исполнительных органах государственной власти Республики Татарстан» в связи с жалобой гражданки Р.Г.Ниязовой

2000
06.05.2022

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №105-П

по делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 1.5, пунктов 2.7.1 и 2.8.2 Административного регламента предоставления муниципальной услуги по принятию на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 6 августа 2013 года №7154, в связи с жалобой гражданки З.Ф.Калоян

5070
31.03.2022

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №104­-П

по делу о проверке конституционности пункта 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий» в связи с жалобой гражданина А.В.Орлова

6750

Мнение

Татьяна ЛАРИОНОВА, депутат Госдумы РФ от Татарстана:


Проведение специальной военной операции на социальной направленности бюджета никак не сказалось. Более того, социальные обязательства государства при обсуждении основных затрат на следующий год оказались ключевыми. Причём у представителей всех парламентских партий. Татарстан при этом задаёт тренды развития социальной сферы.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Книга жалоб

    Другие жалобы
  • Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров
    Контакт вебмастера: info@rt-online.ru