7 октября 2022

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №104­-П

Опубликовано: 31.03.2022 14:08

Именем Республики Татарстан

по делу о проверке конституционности пункта 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий» в связи с жалобой гражданина А.В.Орлова

город Казань, 1 марта 2022 года

 

Конституционный суд Республики Татарстан в составе Председателя Ф.Г.Хуснутдинова, судей Ф.Р.Волковой, Ф.С.Мусина, Э.М.Мустафиной, Г.Л.Уда­чиной, М.М.Хайруллина,

руководствуясь статьей 109 (часть четвертая) Конституции Республики Татарстан, частями пятой и девятой статьи 3, частью первой и пунктом 1 части второй статьи 39, статьями 68, 83, 100, 101 и 103 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Рес­публики Татарстан»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности пункта 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий».

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина А.В.Орлова. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли обжалуемое заявителем нормативное правовое положение Конституции Республики Татарстан.

Заслушав сообщение судьи-докладчика М.М.Хайруллина, объяснения сторон – гражданина А.В.Орлова, представителя органа, издавшего оспариваемый нормативный правовой акт, – ведущего советника юридического отдела Министерства строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Татарстан Ф.М.Мухамадиевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный суд Республики Татарстан

установил:

  1. В Конституционный суд Респуб­лики Татарстан обратился гражданин А.В.Орлов с жалобой на нарушение его конституционных прав и свобод пунк­том 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий» (далее также – постановление Кабинета Министров Республики Татарстан №732).

Согласно пункту 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан №732 для многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих десять и более детей, проживающих с родителями и не образовавших свои семьи (далее также – многодетные семьи, имеющие десять и более детей), установлена ежегодная квота по обеспечению жильем в первоочередном порядке в размере 1 процента от общего числа многодетных семей, включенных в сводный список многодетных семей в Республике Татарстан на соответствующий год, и не менее чем одна семья.

Как следует из жалобы и приложенных к ней копий документов, гражданин А.В.Орлов с супругой и детьми с 2013 года состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий и, как многодетная семья, они имеют право на получение сертификата, который удостоверяет право гражданина на получение за счет средств бюджета Республики Татарстан субсидии для приобретения жилого помещения. На основании оспариваемой нормы, устанавливающей ежегодную квоту по обеспечению жильем в первоочередном порядке многодетных семей, имеющих десять и более детей, семья заявителя была включена в список граждан – получателей сертификатов на 2018 год, сформированный Министерством строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Татарстан (далее также – Министерство). При определении размера субсидии Министерством была учтена сделка по отчуждению заявителем в 2013 году квартиры. Не согласившись с примененным расчетом, семья гражданина А.В.Орлова не стала получать субсидию в предлагаемом размере. Нормативное правовое положение, на основании которого был произведен расчет размера сертификата с учетом этой сделки, Конституционным судом Республики Татарстан было признано неконституционным (Постановление от 25 декабря 2019 года №87-П).

Несмотря на то, что в 2019 году в семье заявителя умер ребенок, он обратился в уполномоченный орган с заявлением о включении его семьи на очередной год в список граждан – получателей сертификатов в первоочередном порядке с учетом того, что она уже была включена в такой список с десятью детьми в 2018 году. Однако его семья в приведенный список не была включена ввиду того, что перестала подпадать под условия обеспечения жильем в первоочередном порядке. В связи с этим она вынуждена ожидать получения сертификата в общем порядке, наравне с семьями, имеющими менее десяти детей, то есть в порядке очередности, формируемой исходя из времени постановки граждан на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий в органах местного самоуправления.

Гражданин А.В.Орлов считает, что оспариваемое положение не предполагает, что со смертью ребенка семья, имевшая десять детей, утрачивает право на обеспечение жильем в первоочередном порядке. Он полагает, что поскольку такая семья уже обладала правом на предоставление жилья в первоочередном порядке, то она должна быть им обеспечена независимо от того, что один ребенок умер. Однако, по его утверждению, правоприменительная практика сложилась так, что многодетные семьи, включенные в список граждан – получателей сертификатов на планируемый год, но в силу непредвиденных обстоятельств количественный состав которых изменился, не могут получить сертификат, что не может считаться конституционным и приводит к нарушению принципа справедливости.

На основании изложенного гражданин А.В.Орлов просит Конституционный суд Республики Татарстан признать пункт 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий» не соответствующим статьям 2, 13, 28 (часть первая), 38 (части первая и третья), 54 (часть первая) и 55 Конституции Республики Татарстан, согласно которым человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность Республики Татарстан; Республика Татарстан – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека; все равны перед законом и судом; семья, материнство, отцовство, детство и старость находятся под защитой государства; государство проявляет заботу о семье, обеспечении здоровья матери и ребенка и воспитании детей; каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом; каждый имеет право на жилище; никто не может быть произвольно лишен жилища; органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище.

Согласно части девятой статьи 3 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» Конституционный суд Республики Татарстан решает исключительно вопросы права и при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

В силу частей второй и третьей статьи 68 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» Конституционный суд Республики Татарстан принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе нормативных правовых актов. Конституционный суд Республики Татарстан принимает постановление только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению в обращении, и при принятии решения не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного суда Респуб­лики Татарстан по настоящему делу является пункт 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий» постольку, поскольку он служит правовым основанием для обеспечения многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих десять и более детей, проживающих с родителями и не образовавших свои семьи, жильем в первоочередном порядке.

  1. Оспариваемые заявителем правовые положения затрагивают сферы социальной защиты и жилищного законодательства. В соответствии со статьей 72 (пункты «ж» и «к» части 1) Конституции Российской Федерации социальная защита, включая социальное обеспечение, а также жилищное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации; законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам (статья 76, части 2 и 5 Конституции Российской Федерации).

В соответствии с подпунктом 24 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года №184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» решение вопросов социальной поддержки семей, имеющих детей (в том числе многодетных семей, одиноких родителей), относится к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета). Также данным Федеральным законом предусмотрено, что органы государственной власти субъекта Российской Федерации вправе устанавливать за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением финансовых средств, передаваемых из федерального бюджета бюджету субъекта Российской Федерации на осуществление целевых расходов) дополнительные меры социальной поддержки и социальной помощи для отдельных категорий граждан вне зависимости от наличия в федеральных законах положений, устанавливающих указанное право. Финансирование названных полномочий не является обязанностью субъекта Российской Федерации, осуществляется при наличии возможности и не является основанием для выделения дополнительных средств из федерального бюджета (части третья и четвертая статьи 26.3-1).

Указом Президента Российской Федерации от 5 мая 1992 года №431 «О мерах по социальной поддержке многодетных семей» правительствам республик в составе Российской Федерации, органам исполнительной власти краев, областей, автономных образований, городов Москва и Санкт-Петербург было поручено определить категории семей, которые относятся к многодетным и нуждаются в дополнительной социальной поддержке, с учетом национальных и культурных особенностей в социально-экономическом и демографическом развитии региона и установить для многодетных семей меры социальной поддержки (подпункты «а», «б» пункта 1).

В развитие указанных нормативных правовых актов, Кабинет Министров Республики Татарстан, принимая рассматриваемое постановление от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий», правомерно реализовал полномочие, принадлежащее ему в силу федерального законодательства и основанное на взаимосвязанных положениях статей 102 (пункт 4) и 103 Конституции Республики Татарстан, согласно которым Кабинет Министров Республики Татарстан участвует в проведении единой государственной политики в области социального обеспечения, обеспечивает исполнение на территории Респуб­лики Татарстан федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов Республики Татарстан, издает постановления и распоряжения, которые обязательны к исполнению на всей территории Республики Татарстан.

  1. Конституция Республики Татар­стан, провозглашая Республику Татарстан социальным государством (статья 13), закрепляет, что семья, материнство и детство находятся под защитой государства, государство проявляет заботу о семье, обеспечении здоровья матери и ребенка и воспитании детей (статья 38, части первая и третья); каждому гарантируется социальное обеспечение для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 54, часть первая). Аналогичные по смыслу гарантии установлены Конституцией Российской Федерации, в том числе ее статьями 7, 38 (часть 1) и 39 (часть 1).

Приведенным конституционным положениям корреспондируют предписания Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), которая, опираясь на принцип приоритета интересов и благосостояния детей во всех сферах жизни, обязывает подписавшие ее государства – исходя из признания права каждого ребенка на уровень жизни, который требуется для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития, – принимать все законодательные и административные меры к тому, чтобы обеспечить детям необходимые для их благополучия защиту и заботу, с учетом того, что родители и другие лица, воспитывающие ребенка и несущие за него основную ответственность, обязаны создавать для этого условия в пределах своих способностей и финансовых возможностей (пункт 2 статьи 3, пункты 1 и 2 статьи 27).

Как неоднократно указывал Конституционный суд Российской Федерации, относя социальную защиту, включая социальное обеспечение, к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт «ж» части 1), Конституция Российской Федерации не устанавливает конкретные способы и объемы такой защиты, предоставляемой тем или иным категориям граждан; решение этих вопросов является прерогативой законодателя, который при определении гарантий реализации прав, закрепленных статьями 38 и 39 Конституции Российской Федерации, располагает достаточно широкой свободой усмотрения в выборе мер социальной защиты семьи и детей, критериев их дифференциации, регламентации условий и порядка предоставления; он вправе также избирать и изменять формы (способы) их предоставления (Постановление от 10 ноября 2009 года №17-П, Определение от 9 ноября 2010 года №1439-О-О).

Кабинет Министров Республики Татарстан, реализуя предоставленные ему дискреционные полномочия, 18 декабря 2007 года постановлением №732 утвердил Правила выдачи, реализации сертификатов для обеспечения жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного за ними жилого помещения, в которых установил право многодетных семей, имеющих пять и более детей, зарегистрированных и проживающих с родителями и не образовавших свои семьи, нуждающихся в улучшении жилищных условий, на получение сертификата для обеспечения жильем. Впоследствии данные Правила были признаны утратившими силу и постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 16 мая 2008 года №326 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 “О мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий”» была утверждена новая редакция Правил выдачи, реализации сертификатов для обеспечения жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий (далее также – Правила), где названная мера социальной поддержки для многодетных семей, имеющих пять и более детей, проживающих с родителями и не образовавших свои семьи (к детям многодетной семьи, образовавшим свои семьи, относятся совершеннолетние дети, состоящие в браке или имеющие своего ребенка (детей), была закреплена в подпункте «а» пункта 4. В целях оказания дополнительной поддержки по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих десять и более детей, проживающих с родителями и не образовавших свои семьи, Кабинет Министров Республики Татарстан постановлением от 20 декабря 2011 года №1021 внес изменение в обжалуемое постановление, дополнив его рассматриваемым пунктом 4, предусматривающим для таких семей ежегодную квоту по обеспечению жильем в первоочередном порядке в размере 1 процента от общего числа многодетных семей, включенных в сводный список многодетных семей в Республике Татарстан на соответствующий год, и не менее чем одна семья.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Республики Татарстан, по своей правовой природе данная мера социальной поддержки не относится к обязательным видам социального обеспечения и, по существу, выступает в качестве дополнительного способа повышения уровня жизни данных семей (постановления от 5 октября 2011 года №44-П, от 10 июля 2013 года №54-П, от 25 декабря 2019 года №87-П).

3.1. Исходя из правового смысла и буквального содержания оспариваемой нормы, установленная в ней гарантия для многодетных семей, имеющих десять и более детей, в виде ежегодной квоты по обеспечению жильем в первоочередном порядке, направлена на стимулирование и закрепление положительных демографических тенденций, придание таким семьям особого публично-правового статуса и предоставление им преимущества при получении за счет средств бюджета Республики Татарстан жилого помещения среди многодетных семей, также признанных нуждающимися в улучшении жилищных условий, но имеющих меньшее количество детей.

Механизм реализации многодетными семьями, имеющими десять и более детей, права на получение за счет средств бюджета Республики Татарстан жилого помещения регламентирован Правилами, в соответствии с которыми этим семьям выдается сертификат, являющийся именным свидетельством, удостоверяющим данное право (пункт 2). В этой связи оценка конституционности обжалуемой нормы в заявленном гражданином А.В. Орловым аспекте невозможна вне ее нормативной связи с положениями Правил, устанавливающими порядок выдачи сертификата. Такой подход обусловлен тем, что само по себе предусмотренное в оспариваемой норме право не имеет юридического значения без исследования фактической ее реализации, поскольку без этого невозможно оценить подлинный смысл заложенных в ней гарантий. Рассматриваемое право находит свое нормативное воплощение в положениях Правил, закрепляющих необходимость совершения комплекса действий, как со стороны граждан, так и со стороны уполномоченных органов публичной власти, осуществляемых в рамках взаимосвязанных этапов: формирование списков многодетных семей, претендующих на получение сертификата, с учетом квоты по обеспечению жильем в первоочередном порядке, и затем выдача сертификата.

На начальном этапе для включения в списки граждан, имеющих право на получение сертификата, граждане подают в органы местного само­управления, в которых они состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, правоподтверждающие документы, предусмотренные пунктом 9 Правил. Органы местного самоуправления со дня представления этих документов организуют работу по их проверке, по результатам которой принимается решение о признании права гражданина на получение сертификата и включении его в соответствующие списки либо об отказе в признании за гражданином такого права (пункт 12). В соответствии с пунктом 15 Правил органы местного самоуправления ежегодно, до 1 октября, формируют списки граждан на планируемый год и представляют их в Министерство, которое в силу пункта 16 Правил до 1 ноября формирует и утверждает Сводный список многодетных семей в Республике Татарстан (далее – Сводный список) на планируемый год в той же хронологической последовательности, в какой граждане были поставлены на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий в органах местного само­управления; после утверждения Сводного списка органы местного самоуправления по запросу Министерства представляют заверенные в установленном порядке копии учетных дел граждан, включенных в Сводный список, содержащие правоподтверждающие документы (пункт 16.1).

На основании этих списков согласно пункту 17 Правил Министерство в пределах средств, предусмотренных бюджетом Республики Татарстан на соответствующий финансовый год на обеспечение жильем многодетных семей, ежегодно, до 1 декабря, формирует список граждан – получателей сертификатов в планируемом году с учетом квоты по обеспечению жильем в первоочередном порядке многодетных семей, имеющих десять и более детей (далее – список граждан – получателей сертификатов).

Приведенное правовое регулирование во избежание незаконных действий как со стороны заявителей, так и со стороны органов местного само­управления и Министерства направлено на осуществление эффективной процедуры передачи информации в обозначенные в Правилах сроки, обеспечение адресности предоставления государственной социальной помощи, и обусловлено необходимостью определения количества многодетных семей, которым в пределах средств, предусмотренных бюджетом Республики Татарстан на соответствующий финансовый год, планируется выделить жилье.

Применительно к рассматриваемому делу основной задачей перечисленных выше организационно-процедурных мероприятий является выявление правовых оснований у многодетной семьи для получения сертификата в первоочередном порядке, а именно установление такого определяющего фактора, как наличие в семье не менее десяти детей. При этом включением многодетных семей, имеющих десять и более детей, в списки граждан – получателей сертификатов определен момент возникновения (признания) права на обеспечение жильем в первоочередном порядке, а это, в свою очередь, является гарантией того, что такие семьи в установленный Правилами срок получат сертификат.

Вместе с тем наличие в многодетной семье не менее десяти детей, согласно последовательно выдержанной логике правовых положений рассматриваемых Правил, является необходимым условием и на этапе выдачи сертификата. Так, в силу пунктов 20 и 22 Правил Министерство на основании представленных копий учетных дел оформляет сертификаты и направляет их в органы местного самоуправления, которые вручают их гражданам. При этом согласно пункту 23 Правил непосредственно для получения уже оформленного сертификата гражданин представляет в орган местного самоуправления соответствующее заявление по установленной приложением №6 к Правилам форме и документы, удостоверяющие личность гражданина и членов его семьи. Между тем, исходя из содержания названного приложения и практики его применения, данное заявление представляется гражданином в целях подтверждения количественного состава многодетной семьи и ее нуждаемости в обеспечении жильем, что фактически означает проведение повторной проверки граждан, в рамках которой сопоставляются обстоятельства – основания, имевшие место у граждан на момент включения в списки граждан – получателей сертификатов, с обстоятельствами – основаниями, имеющимися у них к моменту выдачи сертификата.

Однако нельзя не учитывать определенные дефекты пункта 23 Правил с точки зрения юридической техники, не позволяющие достоверно уяснить смысл и содержание проводимой проверки в отношении граждан, за которыми право на первоочередное получение сертификата уже признано путем включения в списки граждан – получателей сертификатов в порядке, предусмотренном пунктом 17 Правил. В частности, в тексте нормативного правового акта отсутствуют положения, устанавливающие обязанность многодетной семьи вновь подтверждать свою правомочность на получение сертификата в первоочередном порядке, условия и основания принятия соответствующих процедурных решений, а также в нем не закреплена возможность выражения гражданами несогласия с тем или иным решением. Кроме того, применительно к рассматриваемому в настоящем деле вопросу неясно, какое решение надлежит принимать Министерству в случае несоответствия граждан, включенных в списки граждан – получателей сертификатов, условиям получения сертификата в первоочередном порядке – отказ в выдаче сертификата и (или) исключение из списка граждан – получателей сертификатов.

Не снимают неопределенности в вопросе о том, какие решения подлежат принятию органами публичной власти, в том числе какие они порождают последствия и положения пункта 21 Правил, предусматривающие, что в случае непредставления органами местного самоуправления или неполного представления документов учетного дела сертификат Министерством не оформ­ляется. Исходя из юридической конструкции и места данной нормы в рассматриваемом правовом регулировании, невозможно недвусмысленно уяснить его целевое назначение, поскольку из его буквального содержания явно следует, что он является одним из элементов взаимодействия органов публичной власти и не имеет логико-правовой связи с пунктом 23 Правил.

В связи с отсутствием должного регулирования пункт 23 Правил вступает в противоречие с правовым смыслом пункта 17 Правил и тем самым нивелирует его значение, заключающееся, как это было указано выше, в том, что правомочность семьи на обеспечение жильем в первоочередном порядке была уже признана на момент включения в списки граждан – получателей сертификатов. Это подрывает всю целостность механизма реализации обжалуемой нормы, закрепленного пунктами 17 и 23 Правил, и в конечном итоге ставит под сомнение цель выдачи сертификата – обеспечение жильем многодетной семьи, имеющей десять и более детей, в первоочередном порядке.

Существующая модель правового регулирования – когда включение в списки осуществляется в административном порядке общим образом, а выдача сертификата происходит, исходя из буквального содержания пункта 23 Правил, ситуативно (произвольно) – является конституционно недопустимой, поскольку придает рассматриваемому праву иллюзорный, а не реально действующий характер. Приведенная неопределенность препятствует единообразию в соблюдении, исполнении и применении положений оспариваемой нормы и вышеуказанных норм Правил, а значит, порождает противоречивую правоприменительную практику.

Тем самым Конституционный суд Республики Татарстан приходит к выводу, что пункт 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий» в его неразрывной связи с положениями пунктов 17 и 23 Правил, устанавливая право многодетной семьи, имеющей десять и более детей, на первоочередное получение сертификата, содержит неопределенность в механизме его реализации, установленном данными пунктами Правил, что ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, ведет к нарушению принципов равенства и верховенства права, поддержания доверия граждан к закону и действиям государства (пуб­личной власти), а также стабильности и гарантированности прав граждан.

Конституционный суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что без соблюдения общеправового критерия определенности, ясности и недву­смысленности правовой нормы, который вытекает из закрепленных в Конституции Российской Федерации, ее статьях 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15 (части 1 и 2) и 19 (части 1 и 2), принципов правового государства, верховенства закона и юридического равенства, невозможно ее единообразное понимание и, соответственно, применение; неодно­значность, нечеткость и противоречивость правового регулирования препятствуют адекватному уяснению его содержания, допускают возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения, ведут к произволу и тем самым ослабляют гарантии защиты конституционных прав и свобод; по­этому самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы может быть вполне достаточно для признания такой нормы противоречащей Конституции Российской Федерации (постановления от 20 декабря 2011 года №29-П, от 2 июня 2015 года №12-П, от 19 июля 2017 года №22-П, от 16 марта 2018 года №11-П и др.).

Между тем Конституционный суд Рес­публики Татарстан в целях поддержания баланса конституционно защищаемых ценностей, руководствуясь принципом разумной сдержанности и с учетом объективно сложившихся реалий считает возможным воздержаться от признания в настоящем деле оспариваемого пункта 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан №732 не соответствующим Конституции Республики Татарстан, в той мере, в какой он в системе с нормативными правовыми положениями, регулирующими порядок его реализации, допускает различный подход при решении вопроса выдачи сертификата в целях обеспечения жильем многодетных семей, имеющих десять и более детей, в первоочередном порядке. Это обусловлено тем, что исключение данной правовой нормы из правового поля может повлечь за собой необоснованное ограничение прав таких семей на обеспечение их жильем в первоочередном порядке.

Конституционный суд Республики Татарстан считает необходимым подчеркнуть, что само по себе проведение повторной проверки на этапе оформ­ления и (или) выдачи сертификата может быть оправдано и обосновано только тогда, когда регламентирующее ее правовое регулирование содержит полный, открытый и понятный для правоприменителей и граждан алгоритм последовательных действий, позволяющий в том числе предвидеть, какие процедурные решения, от которых напрямую зависит реализация права на обеспечение жильем, могут быть приняты в отношении граждан.

В этой связи Кабинету Министров Республики Татарстан надлежит – исходя из требований Конституции Республики Татарстан и с учетом настоящего Постановления – внести изменения в порядок выдачи сертификата, обеспечивающие единообразное применение положений Правил выдачи, реализации сертификатов для обеспечения жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, утвержденных постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 16 мая 2008 года №326 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 “О мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий”», с закреплением административных процедур, регламентирующих оформление и выдачу сертификата многодетным семьям, в том числе проведение проверки правовых оснований для получения ими сертификата, с указанием процедурных решений, принимаемых по результатам этой проверки и порядка их обжалования.

Такой вывод в полной мере отвечает правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, который указал, что если толкование нормы, прежде всего в судебных актах, не позволяет устранить устойчивые расхождения в ее интерпретации и при сопоставлении с другими нормами либо само создает такие разночтения, то ее надлежащее уяснение может стать невозможным даже в соотнесении с конституционными установлениями, притом что расходящиеся выводы и разные варианты правоприменения могут быть не лишены, каждый в отдельности, юридических оснований в той или иной конституционно приемлемой модели правового регулирования; в этом случае наиболее корректным, если не единственно возможным способом определить действительное содержание соответствующего правового регулирования является законодательное уточнение нормы (постановления от 23 декабря 2013 года №29-П, от 2 июня 2015 года №12-П, от 25 июня 2015 года №17-П и др.).

3.2. Специфика правоотношений в вопросе предоставления мер социальной поддержки состоит в многообразии возможных способов их регулирования, следовательно, Кабинет Министров Республики Татарстан, обладая значительной дискрецией, которая, однако, ограничена принципами равенства, справедливости и другими конституционными принципами, должен стремиться к выбору такого способа правового регулирования, который бы максимально удовлетворял потребности многодетных семей.

В этой связи Конституционный суд Республики Татарстан считает необходимым отметить, что наличие в семье десяти и более детей, безусловно, является существенным и значимым обстоятельством в вопросе предоставления сертификата в первоочередном порядке для обеспечения такой семьи жильем. Между тем, учитывая тот факт, что период от включения многодетной семьи, имеющей десять и более детей, в список граждан получателей – сертификатов до выдачи самого сертификата имеет длящийся характер, в такой многодетной семье объективно могут произойти непредвиденные и не зависящие от воли граждан обстоятельства, которые при решении вопроса о включении в списки граждан – получателей сертификатов могли бы послужить основанием для отказа во включении в такие списки, в частности смерть ребенка в семье, имеющей право на первоочередное получение сертификата. При таких обстоятельствах Конституционный суд Республики Татарстан полагает целесообразным Кабинету Министров Республики Татарстан рассмот­реть вопрос установления механизма перерасчета размера общей площади предоставляемого жилья и указываемого в сертификате исходя из фактического количественного состава многодетной семьи, имеющей десять и более детей, уже включенной в списки граждан – получателей сертификатов и ожидающей реализации предоставленного права с сохранением при этом для них права первоочередности. Это отвечало бы принципу поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, способствовало бы сохранению разумной стабильности правового регулирования и недопустимости неоправданного ограничения права на первоочередное получение сертификатов семьями, включенными в список граждан – получателей сертификатов, гарантированное оспариваемой нормой, а также эффективному расходованию средств, выделяемых на эти цели.

Такой подход в полной мере соотносится с правовой позицией Конституционного суда Российской Федерации, из содержания которой следует, что дополнительные меры государственной поддержки в связи с рождением и воспитанием детей должны быть направлены на содействие укреплению семьи в ее конституционно-правовом и традиционном понимании, в связи с чем законодатель, осуществляя соответствующее правовое регулирование, не вправе игнорировать эту составляющую целевой направленности такого рода мер (Постановление от 29 июня 2021 года №30-П).

На основании изложенного, руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 66, частями первой, второй и шестой статьи 67, статьями 68, 69, 71, 73 и 104 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан», Конституционный суд Республики Татарстан

постановил:

  1. В настоящем деле Конституционный суд Республики Татарстан воздерживается от признания не соответствующим Конституции Республики Татарстан пункта 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий».

Кабинету Министров Республики Татарстан надлежит – исходя из требований Конституции Республики Татарстан и с учетом настоящего Постановления – внести изменения в порядок выдачи сертификата, обеспечивающие единообразное применение положений Правил выдачи, реализации сертификатов для обеспечения жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, утвержденных постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 16 мая 2008 года №326 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Респуб­лики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 “О мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий”», с закреплением административных процедур, регламентирующих оформление и выдачу сертификата многодетным семьям, в том числе проведение проверки правовых оснований для получения ими сертификата, с указанием процедурных решений, принимаемых по результатам этой проверки и порядка их обжалования.

  1. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
  2. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в газетах «Ватаным Татарстан», «Республика Татарстан» и на «Официальном портале правовой информации Республики Татарстан» (PRAVO.TATARSTAN.RU). Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного суда Респуб­лики Татарстан».

Конституционный суд Республики Татарстан
№104-­П

image_printРаспечатать

Выпуск: №46 (29202)


Добавить комментарий

06.05.2022

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №105-П

по делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 1.5, пунктов 2.7.1 и 2.8.2 Административного регламента предоставления муниципальной услуги по принятию на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 6 августа 2013 года №7154, в связи с жалобой гражданки З.Ф.Калоян

4170
17.02.2022

Постановление Конституционного cуда Республики Татарстан №103­-П

по делу о проверке конституционности отдельных положений абзацев второго – пятого пункта 4.1, взаимосвязанных пунктов 4.2 и 4.4 Положения о порядке предоставления жилых помещений муниципального специализированного жилищного фонда города Казани...

4910
17.01.2022

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №102-П

по делу о проверке конституционности части 8 статьи 8 Закона Республики Татарстан от 13 июля 2007 года №31-ЗРТ «О реализации прав граждан на предоставление им жилых помещений государственного жилищного фонда Республики Татарстан и муниципального жилищного фонда по договорам социального найма» в связи с жалобой гражданина Т.А.Валиева

6340

Мнение

Фирдус ТЯМАЕВ, певец, народный артист РТ:


Если придёт повестка, никуда не денешься, – пойдём в армию. Несмотря на сложные времена в стране, я не прекратил свои концерты и прекращать не собираюсь. Но совесть перед нашими солдатами и их родными у меня чиста. Потому что большая часть выручки с моих концертов уходит на поддержку тех, кто сегодня сражается за мир в нашей стране.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Книга жалоб

    Другие жалобы
  • Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров
    Контакт вебмастера: info@rt-online.ru