1

«Пешка»: возвращение из небытия

В Казани вновь собирают легендарный пикирующий бомбардировщик

 

 

В годы войны в столице ТАССР массово выпускались два самых известных советских бомбардировщика – «небесный тихоход» По-2 и весьма современный для начала сороковых двухмоторный самолёт Пе-2. Каждый из них внёс свой весомый вклад в Победу, но вот увидеть эту героическую технику татарстанцы могут лишь в виде макетов… Впрочем, у нас есть шанс прикоснуться к истории.

 

О впечатляющей судьбе казанских самолётов Николая Поликарпова и Владимира Петлякова мы подробно рассказывали в двух частях статьи «От По до Пе», опубликованных в мае 2019 года на страницах «Республики Татарстан» и на сайте нашего издания. Повторяться не будем, отметим лишь, что легендарный Пе-2, о котором сейчас пойдёт речь, стал самым массовым отечественным бомбардировщиком. Собрано было около 11,2 тысячи боевых машин. При этом более десяти тысяч «пешек» сделали именно в Казани. Уже сама эта гигантская цифра связывает самолёт не только с фронтовыми подвигами, но и с трудовой доблестью авиастроителей. Особенно если учесть, что в Пе-2 (изначально ПБ-100) всего за полтора месяца был переделан высотный истребитель ВИ-100 и все дальнейшие работы по доводке и постоянной модернизации бомбардировщика происходили в ходе серийного производства в условиях военного времени.

 

ДОСТОИН НАШЕЙ ПАМЯТИ

Пе-2 не был идеальным самолётом – таковых вообще не существует, но с учётом вышесказанного он достоин собственного музея боевой и трудовой славы. Однако в Казани мы видим лишь макет легендарной машины в парке Победы. Да и по всей России сегодня всего три «пешки» – две в Центральном музее ВВС в Монино, ещё одна в музее УГМК в Верхней Пышме Свердловской области. Один, подмосковный самолёт, имеет законный серийный номер, остальные собраны из разных «пешек».

Впрочем, и «сборный» экземпляр – сама история, наглядный пример для сохранения нашей порой слишком короткой памяти и воспитания подрастающего поколения. Что было бы особенно актуально для Казани, ещё в тридцатые годы ставшей авиационной столицей Поволжья. Именно такой логикой руководствовались активисты региональной общественной молодёжной организации «Объединение «Отечество» РТ, решившись на невозможное. В рамках проекта «Крылья Татарстана» они задумали воссоздать легендарный бомбардировщик, используя детали и фрагменты, найденные в ходе экспедиций к местам гибели или вынужденных посадок «пешек». И сегодня эта работа переходит наконец из поисковой в свою решающую, «инженерную» стадию.

 


Сильно осложняет процесс воссоздания самолёта и то почти мистическое обстоятельство, что от Пе-2 не осталось не только серийных экземпляров, но и заводских чертежей


 

…В поисках «Отечества» на улице Шоссейной, что в Кировском районе Казани, натыкаемся на отделение Пенсионного фонда: куда ты привёл нас, навигатор? Но нет, его электронные карты не врут. На стене расположенного слева гаражного бокса – красочное граффити с изображением батальной сцены с Пе-2.

Теперь мы знаем, куда идти, и нас действительно встречают организаторы необычной экскурсии.

– Мы участвуем в нескольких крупных проектах, связанных главным образом с информационно-поисковой работой. Проект «Крылья Татарстана», пожалуй, самый необычный из них, поскольку находится на стыке поисковой деятельности и, можно сказать, инженерных задач. Хотя сама идея лежала, по сути, на поверхности, – отмечает председатель совета объединения «Отечество» Александр Коноплёв. – Основная масса Пе-2 была выпущена на 22-м заводе, ныне Казанском авиазаводе имени Горбунова. На самолёты устанавливались двигатели нашего же моторостроительного 16-го завода. В Казани самолёты испытывались и модернизировались, отсюда отправлялись на фронт, и при этом ни одного Пе-2 у нас не сохранилось. Мы решили восстановить историческую справедливость.

Эти слова как-то по-особенному прозвучали в первой части нашей встречи в стенах импровизированного музея, созданного поисковиками. Он далёк от рафинированного глянца классических музейных залов, но при этом словно дышит военной историей. Пробитые каски, оружие, форма и личные вещи красноармейцев, фотографии, медицинские инструменты и перевязочный материал, застывшие в последний миг стрелки приборов от сбитых самолётов, оставшихся в лесных болотах. Именно оттуда извлекали и большую часть фрагментов легендарных «пешек», попутно восстанавливая историю конкретных самолётов и судьбу их экипажей. Кто-то дошёл до Берлина, а кто-то погиб вместе с машиной…

 

Александр Коноплёв демонстрирует двигатель М-105. При разборе на одном из подшипников винтомоторной группы обнаружилась надпись, сделанная рабочими 16-го завода: «Смерть фашистским гадам! 2.II-1944 г.».

 

– Всего в Казань уже доставлены фрагменты 62 самолётов Пе-2, найденных в ходе экспедиций в десяти регионах страны – от Мурманска до Чёрного моря, которые были организованы благодаря грантовой поддержке Правительства республики, Министерства по делам молодёжи, – продолжает Александр Коноплёв. – Большую помощь также оказывает руководство компании «Татнефть» и лично Наиль Ульфатович Маганов. С 2017 года удалось установить имена и судьбы 152 членов экипажей этих машин, что не менее важно, чем само воссоздание самолёта. Проект объединил поисковиков, историков, авиареставраторов. В инициативной группе – более 15 человек. Мы ведём огромную архивно-исследовательскую работу. В 2019 году вышла в свет первая книга, посвящённая реализации проекта, – «Крылья Татарстана. Восстановить легенду», теперь готовимся издать вторую книгу, в которой рассказывается обо всех наших экспедициях и об истории всех самолётов, чьи фрагменты используются для восстановления Пе-2.

 

КОГДА НА ВЗЛЁТ?

Наша экскурсия продолжается в гаражных боксах с тем самым живописным самолётом на стене. Внутри – тоже «пешка», но в виде тысяч деталей и искорёженных кусков обшивки. Впрочем, в первом боксе, куда мы зашли, нас встретили не какие-то «обломки», а вполне солидно выглядящие 12-цилиндровые двигатели М-105 конструктора Владимира Климова. Два 1100-сильных мотора позволяли Пе-2 развивать скорость до 540 километров в час, быстро добираться до цели и столь же стремительно уходить от врага.

– С виду моторы кажутся почти исправными, однако в большинстве случаев самолёты падали носом вниз, и удар о землю приходился на переднюю часть двигателей, – поясняет Александр Коноплёв. – В результате дюралевый блок если не лопался, то деформировался, и передние цилиндры из круглых в сечении становились овальными, намертво заклинивая поршни. Найти двигатель, который хотя бы после расточки можно будет провернуть, – большая удача.

 


Молодые энтузиасты, которые приходят в «авиагараж» в свободное от учёбы или работы время, на трудности не жалуются. Это не просто их увлечение, но и своего рода «вахта памяти», к которой они морально готовы. Как и все их товарищи-поисковики


 

К этой теме мы ещё вернёмся, а пока отправляемся в соседний бокс, где расположилась самая крупная часть будущего самолёта – центроплан с основными стойками шасси. Удивительно, но резина – оригинальная, хорошо сохранившаяся в бескислородной болотной трясине. Здесь же на стеллажах – масса искорёженных стальных и дюралевых «запчастей», которым надо придать исходную форму. Дело это очень непростое, особенно если имеешь дело с обгорелыми, оплавленными деталями – без молотка, «болгарки» и веры в светлое будущее тут не обойтись. Впрочем, молодые энтузиасты, которые приходят в «авиагараж» в свободное от учёбы или работы время, не жалуются. Это не просто их увлечение, но и своего рода «вахта памяти», к которой они морально готовы. Как и все их товарищи-поисковики.

В числе энтузиастов-реставраторов – Наиль Ахмадиев, член поискового отряда «Химик».

– Многое из того, что мы сейчас восстанавливаем, я лично находил в ходе поисковых экспедиций, – говорит Наиль. – Особенно результативными были наши поездки в Ленинградскую область, где мы в соответствии с имеющимися документами работали на месте падения самолётов, устанавливали, что стало с экипажем, доставали из болот различные детали. Что-то можно делать летом, но к крупным фрагментам фюзеляжа, двигателям порой удаётся подобраться только по льду, вести водолазные работы, поднимать грузы с глубины приходится в зимних условиях.

 

В Казань доставлены фрагменты 62 самолётов Пе-2, найденных в ходе экспедиций в десяти регионах страны. Без молотка, «болгарки» и веры в светлое будущее реставраторам не обойтись.

 

Сильно осложняет процесс воссоздания самолёта и то почти мистическое обстоятельство, что от Пе-2 не осталось не только серийных экземпляров (кроме одного, упомянутого выше), но и заводских чертежей. Приходится довольствоваться сохранившейся ремонтной документацией и регулярно натыкаться на конструктивные сюрпризы, неизбежные в ходе многочисленных доработок, которым подвергался самолёт.

Вместе с Александром Коноплёвым – один из главных «авиастроителей «Отечества» Николай Иванов. Спрашиваю, возможно ли, хотя бы в чистой теории, создать летающий экземпляр легендарного пикирующего бомбардировщика.

– Такую задачу мы перед собой не ставили. Исходя из имеющихся фрагментов довести до лётного состояния нашу «пешку» невозможно. Даже если мы каким-то чудом за несколько лет приведём в исправное состояние все системы, механизмы и оборудование самолёта, путь в облака ему заказан из-за усталости металла силовых элементов и обшивки, – с нотками грусти в голосе говорит Николай. – Но есть мечта услышать, как звучит Пе-2. Для этого мы постараемся восстановить до возможности запуска хотя бы один из двигателей.