• Республика Татарстан | РТ Онлайн > Старые статьи > Пропавшая грамота
    11.12.2014 11:29

    Пропавшая грамота

    … Тиха кавказская ночь. Огромные звезды блещут на бархатном небе. А луна! Право, я не знаю, где есть еще такая луна. В такую ночь стройный парень Малик признался в любви дивчине Милите. Затрепетало девичье сердце… И не предчувствовала тогда бедная Милита, какой злой судьбе идет она навстречу, сколько детских слез упадет на ее грудь.

    … Искристо и хмельно кавказское вино. Пропади я пропадом, если после двух-трех чарок его в голове не начнется светопредставление. А уж как начнется, то все соседи Малика плотнее закрывают окна и двери, чтобы не слышать его черных слов. Фу ты, пакость какая, до чего же может человек так бесстыдно поносить другого!

    Дивилась бедная Милита странной перемене мужа, и, как все любящие жинки, винила во всем кавказское вино: сбило, проклятое, доброго человека с пути. Упросила она Малика переехать в Казань. Но лучше от этого не стало.

    Давно уже в семье народились и подросли детки. Да только не видели они настоящего светлого детства. Прибегая из школы, не садились за, уроки, а шли караулить своего батьку.

    — Папа, пойдем, — говорили они, ухватил его за пиджак и таща к дому.

    — Добре, добре, — отвечал отец, — только зайду пряник вам куплю. — И обманув доверчивое детское сердце, скрывался в питейным заведениях…

    Однажды весной, в марте, когда снег темнеет и корочка его становится хрустящей и ломкой. Малик тихо вышел на хаты и уехал в Альметъево. Уехал и пропал, словно сквозь землю провалился.

    Милита обратилась в народный суд 3 участка Ленинского района. Суд решил: взыскать с Габитова на содержание детей одну треть его заработка. Получив это решение, судебные работники начали писать…

    Батюшки мои, сколь много пришлось бы ощипать гусей на перья, если бы не было ныне стальных, вечных, столь удобных для бумагопроизводства.

    Здесь мы почтительно вручаем перо работника юстиции, ибо не в наших силах передать всю красоту их стиля и красноречии.

    «24 сентября 1952 г. УД 2/227 Ж. (на контроль). Народному судье 1 уч. Альметьевском р-на

    тов. Мубаракшину.

    В Министерство юстиции ТАССР поступила жалоба гр. Габитовой М. М. о том, что в мае с. г. в производство нарсуда вверенного Вам участка был направлен исполнительный лист за К 2—275 о взыскании алиментов с гр. Габитова, Однако до сего времени средства на содержание детей продолжают не поступать.

    С получение сего предлагаю Вам немедленно принять срочные меры.

    О результатах сообщите не позднее 10 октября.

    За зам. министра Агафонова

    подпись неразборчива.

    Ответ был таков:

    «Зам министра юстиции ТАССР т. Агафонову.

    Габитов переведен в СМУ-3. Алименты удержаны и высланы в сумме 192 рубля. Исполнительный лист направлен в нарсуд первого участка Бугульминского района».

    Ответ есть, а денег нет. За перо берется сам министр т. Нацибуллин.

    «17 октября 1952 г. № 2-422. Народному судье 1- участка Альметьевского района

    т. Мубаракшину.

    Удержанные алименты за август не

    получены.

    С получением сего предлагаю Вам

    проверить и выяснить причину неудержания алиментов.

    О результатах сообщите».

    Ответ пришел весьма краткий и туманный. Читая его, можно было понять что ответчик Габитов переехал в Бугульму, но нельзя было понять, куда же делись удержанные деньги.

    Теперь уже выступает зам. министра т. Агафонов:

    «С ноября 1952 г. № 378/113. На контроль.

    Народному судье 1 участка Бугульминского района т. Хисамееву.

    С получением сего сообщите в МЮ ТАССР, получен ли Вами исполнительный лист и какие меры приняты к исполнению судебного решения.

    Ответ ожидается не позднее 15 ноября».

    Судья ответил, что исполнительного листа и в глаза не видел. Да и можно ли допустить мысль о такой непристойности, как появление на его участке беглого папаши. Но вообще-то ходят слухи, что Габитов где-то неподалеку — из территории судьи 2-го участка Ефремова — Эка, прости ты меня грешного. — мыкаются люди по земле. — сам сатна ничего не поймет в этом деле,—проговорили в министерстве и составили новую грамоту:

    «20 ноября 1952 г. ,№ 378/113 Нарсудье 2-го участка Бугульминского района ТАССР т. Ефремову.

    С получением сего предлагаю Вам немедленно проверить, взыскать, о результатах сообщить».

    И ещё не одну грамоту поочередно подписывали министр и его заместитель. Нравится им, видимо, изводить чернила там, где надо власть применить.

    Поглядела жена Габитова на бездонные чернильные бутыли в министерстве, махнула рукой, да и направила грамоту в Бугульму, секретарю парторганизии дорожно-строительного упраления Шинкарову. Пусть, мол, он призовет к ответу коммуниста Габитова.

    Казалось, само небо не могло быть таким ясным, как та жалоба Писано было в ней, что отец бросил своих деток, прячется и убегает, что нет в нем жалости .

    Читая такую грамоту. всякий человек должен в гнев впасть. Но чувство этого чуждо Шикирову. Добрейший человек он не хочет обижать Габитова. И вот секретарь пишет:

    «Ваш муж живет честно, одиноко. Морально выдержан. Замечаний в разложении не имеет. Признает вас женой и детей».

    А затем делает вывод, что Габитов «не в состоянии дать помощь детям» так сказать, сам едва существует.

    Какие странные люди собрались в ДСУ! Одни «едва существует», другой как видно, едва соображает. Дети ждут денег от отца, а Шинкаров сообщает. что «отец морально выдержан» Детям не в чем ходить в школу, а Шин каров утешает, что отец «живет честно».

    Прочитав такое утешение, ребятишки долго сидели, раскрыв рты. В таком положении и застал их почтальон, принесший извещение от бугульминского прокурора:

    «Сообщаю, что Габитов в Бугульме прописанным не значится, а также в системе объединения «Татнефть» в стройорганизации СМУ-3 нет.

    Прокурор В. Писарев».

    А между тем, Габитов продолжает жить и здравствовать в этой самой Бугульме под крылышком добрейшего Шинкарова.

    И. ЛОПУХОВ.



    Добавить комментарий