• Республика Татарстан | РТ Онлайн > Рубрики > Здравоохранение > Профессор КГМУ Нурзида Хасанова: Зрение можно сохранить на долгие годы
    06.10.2005 0:00

    Профессор КГМУ Нурзида Хасанова: Зрение можно сохранить на долгие годы

    Почти все мои коллеги и знакомые носят очки или контактные линзы.

    Почти все мои коллеги и знакомые носят очки или контактные линзы. И при этом все чаще жалуются на глаза. Неужели и оптика не помогает? Или тут другие причины?


    Пытаясь получить ответы на эти вопросы, встретилась с известным в республике офтальмологом, доктором медицинских наук Нурзидой Хасановой. Но не успела я включить диктофон, как в дверь постучали, вошла взволнованная медсестра:


    — Нурзида Харисовна, пожалуйста, проконсультируйте девушку. Это срочно, у нее внезапно перестал видеть глаз. Ей всего восемнадцать лет. Нужно ли госпитализировать? Какое назначить лечение?


    Когда профессор Хасанова вернулась, я задала незапланированный вопрос:


    — Неужели и вправду так бывает: зрение теряется неожиданно, «без предупреждений»?


    — Да, бывает. Дело в том, что такая серьезнейшая медицинская проблема, как сосудистая патология, — это не только инфаркты миокарда, инсульты, но и серьезные неприятности для глаз. У девушки, неожиданно потерявшей зрение, одна из таких патологий, связанная с ишемией зрительного нерва.


    Вообще, мы сейчас наблюдаем значительный рост числа глазных заболеваний. Я офтальмолог с большим стажем и могу утверждать, что раньше такого не было. Возможно, это связано с тем, что наши глаза сегодня испытывают большие перегрузки, ведь некоторые новые профессии требуют более качественного зрения.


    Глаза после органов дыхания и кровообращения — самый работающий орган человека. Зрением мы воспринимаем 95 процентов окружающего нас мира. А сейчас еще повсюду телевизоры, видеотехника, компьютеры. Сказываются и экологическая ситуация, и нервно-психические факторы. Стоит ли удивляться, что офтальмологи сталкиваются с самой разной патологией? Но главное, что тревожит: зачастую к нам обращаются поздно, когда болезнь уже запущена. Наверное, в этом не всегда виноват сам пациент. Случается, плохо диагностируют в поликлиниках. Если в центре, где я консультирую, есть операционные микроскопы, много другой «умной» аппаратуры, то большинству поликлиник и даже стационаров такая техника пока, к сожалению, недоступна. А без нее сложно уловить те тонкие изменения, которые появляются в начале заболевания.


    — Вы считаете, именно поэтому не всегда своевременно ставится диагноз?


    — Не только поэтому, конечно. В нашем центре, например, на прием одного пациента отводится час. В поликлинике же офтальмолог за это время должен принять 6-8 человек. Да и сами пациенты очень заняты, многие, чтобы получше жить, подрабатывают в нескольких местах. А визиты к врачу откладывают, пока не грянет беда.


    — Мне раньше казалось, что к окулистам в основном обращаются по поводу близорукости, дальнозоркости…


    — На амбулаторный прием действительно нередко приходят люди, у которых какой-то оптический дефект. То, что в просторечии называют близорукостью, дальнозоркостью, астигматизмом. Но это всего 20-25, максимум 30 процентов приема. Такие больные нуждаются в исправлении зрения с помощью очков, контактных линз или наиболее распространенного сейчас во всем мире метода — эксимерлазерной коррекции.


    Среди пожилых людей большую группу составляют больные с катарактой. Прежде считалось: это болезнь тех, кому за семьдесят. Сейчас она бывает и у пятидесятилетних, и у более молодых. Все глазные заболевания «помолодели», в том числе многие сосудистые.


    Вот пример. Женщина вечером легла спать, а утром проснулась — одним глазом не видит. У нее центральная вена сетчатки закрылась сгустком крови, то есть случился тромбоз, геморрагическая форма инсульта сетчатки глаза. Среди тяжелых и разнообразных глазных болезней львиную долю сегодня составляют острые и хронические сосудистые заболевания.


    — Что способствует развитию этой патологии?


    — Гипертония. Сахарный диабет. Кстати, что он собой представляет? В основе сахарного диабета — нарушение углеводного обмена. Но мы же знаем, что одно нарушение влечет за собой другое. Нарушаются и белковый, и жировой, и витаминный, и микроэлементный — все виды обмена. Сегодня диабет рассматривается как универсальное сосудистое заболевание. В первую очередь он поражает сосуды почек, глаз, конечностей, а в целом — сосуды всех органов: и мозга, и сердца, и других.


    Таких больных много. Они нередко спрашивают: почему это со мной произошло? Одна из причин — однобокое, неполноценное питание. Да и стрессов хватает. Однако если человек приходит к нам вовремя, помогаем, лечим. После нормализации сахара проводим совместно с эндокринологами различные лазерные вмешательства. Но многие как считают? «Что-то с глазами не то. Сходить в поликлинику? Подожду еще, может, пройдет». Между тем глазные сосудистые заболевания нуждаются в таком же безотлагательном лечении, как инсульт и инфаркт.


    — Влияет ли как-нибудь на глаза время года? Вот наступила осень…


    — Да, скоро станет холодно, и с этим надо считаться. Как-то осенью ко мне обратилась больная из Зеленодольска. Она ездила на выходные в деревню, чтобы помочь маме копать картошку. Оделась легко, несмотря на хронический гайморит, и простудилась. Болезнь обострилась, а утром — знакомый финал: один глаз не видит, причем с той же стороны, с которой гайморит. Ведь это же все взаимосвязано! Воспалились и гайморовая, и лобная, и решетчатая пазухи, они наполнились гноем, который появился и в глазу. Надо было лечить все сразу, помогать пациентке во всех ее бедах.


    — Недавно знакомому мужчине сделали операцию на сетчатке. Увы, лучше не стало. Он в отчаянии всех спрашивает: «Почему?».


    — Сетчатка — не только самая важная, но и очень сложно устроенная, очень тонкая оболочка глаза. Это нервная мозговая ткань, вынесенная на периферию. В среднем ее толщина 0,5 миллиметра, а это 10 гистологических слоев! И есть еще более тонкие участки. В центральной ямке — заднем полюсе глаза — толщина всего 0,1 миллиметра. А вокруг этой ямки находится так называемая макулярная область шириной 3 миллиметра. Это место наилучшего зрения, за счет чего мы читаем, пишем, различаем мелкие детали предметов. По периферии глаза сетчатка тоже всего 0,1 миллиметра, и особенно тонкая она в этом месте у близоруких людей.


    К сожалению, правильно говорят: где тонко, там и рвется. Иногда человеку с близорукостью, особенно при высокой ее степени, достаточно что-то тяжелое поднять или сдвинуть или проехать по тряской дороге, чтобы эта тонкая оболочка разорвалась. То же может случиться с пожилыми людьми, у которых в силу их возраста ткани истончаются, в том числе и сетчатка.


    И вот она порвалась. А внутри глаза есть жидкость, которая через образовавшуюся дырочку попадает под сетчатку и начинает ее отслаивать. Зрение исчезает.


    Раз причина — дырочка, надо ее закрыть. А прежде — выпустить оттуда внутриглазную жидкость, найти разрыв. Для этого применяем препараты, которые уменьшают отслойку и отек, затем ищем место разрыва…


    Шансов на удачный исход операции больше у того, кто раньше обратился к специалисту. Но вот беда: это все происходит без боли, а многих только она заставляет пойти к врачу. Если же лечение начато с опозданием, эффект от операции меньше.


    Людям с оптическими дефектами зрения надо чаще бывать у офтальмолога. Да во всех случаях ухудшения зрения нужно сразу же идти к врачу. А после сорока лет — обязательно проверяться хотя бы раз в год.


    — Какие еще глазные болезни встречаются чаще других и как их вовремя распознать?


    — Самая грозная наша патология — глаукома. Число больных в последние годы в разных регионах России выросло в 5 — 9 раз.


    Жаль, что мы многое хорошее забыли из того, что делали в советские времена. Например, офтальмологи в обязательном порядке измеряли внутриглазное давление всем своим пациентам. Всем до одного! Потом измерять перестали, что и ухудшило ситуацию. Хорошо, что недавно это опять возродилось. Тем более, что самая коварная форма глаукомы — открытоугольная — в начальной стадии ничем себя не проявляет, кроме медленного, без болей, снижения зрения после сорока лет. И болезнь эта, при которой ничего не болит, на самом деле страшная. Если человек от нее ослеп, вернуть ему зрение невозможно.


    Но если заболевание обнаружено рано, глаукому лечат. В одних случаях — каплями, в других — лазером, наконец, с помощью обычных операций. Конечно, при этом больные должны постоянно наблюдаться у офтальмолога и следовать всем его рекомендациям относительно режима жизни, работы. Выполняя все наши советы, можно сохранить зрение на долгие годы и даже на всю жизнь.


    Татьяна СМИРНОВА.



    Добавить комментарий