1

Тружеников села обложат по-новому

Возможно, найден мирный, эволюционный способ решения давно перезревшего вопроса о земле. Думский бюджетный комитет поддержал инициативу группы депутатов, предложивших ввести специальный налоговый режим для сельхозпроизводителей — единый земельный платеж, который заменит большую часть уплачиваемых селянами налогов. Новый земельный налог (совершенно отличный от существующего сейчас одноименного налога) станут взимать с площади сельхозугодий, а сумма, причитающаяся с конкретного плательщика, будет зависеть не только от количества гектаров, но и от их кадастровой стоимости.


«Мы хотим сделать землю дорогой, чтобы тот, кто ее взял, вынужден был ее использовать», — пояснил руководитель авторского коллектива, зампред бюджетного комитета Геннадий Кулик. «Или чтобы хозяин земли был достаточно богат, чтобы платить за нее большие налоги», — как бы между прочим прошелестел кто-то из участников обсуждения. «Тогда можно будет частную собственность на землю вводить», — мечтательно заметил глава комитета Александр Жуков, очевидно, очарованный радужной картиной, нарисованной г-ном Куликом. Бывший вице-премьер по селу, видный аграрный лоббист ответствовал оптимистично: «Вот-вот».


Правда, до реализации идеи, оформленной в виде новой главы второй части Налогового кодекса, дело дойдет не раньше 1 января 2002 года. А если верить неофициальным заверениям кремлевской Администрации, чуть ли не на днях в Думу будет внесен Земельный кодекс, разрешающий свободную куплю-продажу земли.


Но даже если земельный вопрос будет решен традиционным для России революционным способом и надобность в новом налоге, как в «демпфере в дискуссии по закону о земле», как выразился депутат Валерий Драганов, отпадет, экономического смысла единый платеж для сельхозпроизводителей не утратит.


Перейти на единый земельный налог могут как предприятия, так и индивидуальные хозяева. Причем совершенно добровольно. Те, кому новая система уплаты одного налога вместо множества других (отменяются все основные налоги: на прибыль, имущество предприятий, подоходный, социальный, а также все региональные и местные) не понравится, так же добровольно могут вернуться к старой. Земельный налог будет взиматься с площади сельхозугодий, которые находятся у плательщика в собственности, аренде и т.п.


Ставки налога будут различны в каждом регионе: их должны устанавливать законодательные собрания в рублях с одного гектара сельхозугодий. В НК пропишут рамочную методику вычисления ставки. Но региональные парламенты смогут на четверть повышать или понижать ставку и давать льготы по налогу в части, зачисляемой в бюджеты субъектов. Региональные законодатели будут утверждать перечни занимающихся производством или переработкой сельхозтоваров предприятий т.н. индустриального типа, которым будет запрещено переходить на земельный налог. Лишь утверждение методики определения оценочной (кадастровой) стоимости земли останется за федеральным Правительством. Чрезмерные права региональных властей смутили депутатов. Михаил Задорнов засомневался: не будут ли некоторые крупные предприятия с помощью закона уклоняться от налогов? Авторы пообещали при доработке проекта перекрыть все лазейки.


Короткий диалог о возможностях ухода от земельного налога был единственным упоминанием о его фискальной сущности. О налоговой новации говорили скорее как о стимуле для развития сельхозпроизводства и либерализации земельных отношений. Сами авторы не уверены, что новую систему надо внедрять сразу и повсеместно. По мнению одного из них, Сергея Штогрина, через год можно опробовать налог на небольших хозяйствах, а с 2003-го — ввести его и для крупных предприятий. Так что порадовавший отдельных думцев мирный способ решения земельного вопроса с одновременным подъемом отечественного АПК будет небыстрым. Как, впрочем, любая эволюция.


Наталья ОЛЕНИЧ.