Капитан, капитан, улыбнитесь!

В среду Московский районный суд Казани вынес приговор капитану буксира «Дунайский-66» Александру Егорову. Его обязали выплатить 190 тысяч рублей штрафа, установив, что он «дрейфовал пассивно, наблюдая за спасением».

Автор статьи: ПРОСТАТОВ Игорь

Завершился процесс о «неоказании помощи» пассажирам «Булгарии»

В среду Московский районный суд Казани вынес приговор капитану буксира «Дунайский-66» Александру Егорову. Его обязали выплатить 190 тысяч рублей штрафа, установив, что он «дрейфовал пассивно, наблюдая за спасением».

Обвиняли капитана Александра Егорова, как уже писала «РТ» («Капитанский процесс. Дубль два», 9.02.2012), по статье 270 УК РФ «Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие». Вообще, было два подобных дела – первое в отношении капитана сухогруза «Арбат» Юрия Тучина. Но тот, в отличие от решившего «идти до конца» Егорова, с предъявленным обвинением сразу же согласился и настоял на досудебном соглашении. В итоге все обошлось одним судебным заседанием, где Тучина за закрытыми дверями признали виновным и приговорили к штрафу в 130 тысяч рублей. Тогда не было длительного судебного разбирательства, пристального внимания прессы, приглашения потерпевших и привлечения экспертов. Все это имелось на втором процессе, в ходе которого и открылись ранее неизвестные подробности страшной катастрофы.

Заново описывать хронологию событий 10 июля прошлого года вряд ли уместно. Думается, каждому татарстанцу этот день врезался в память навсегда. Кстати, тем и объясняется возмущение журналистов, от которых первоначально хотели закрыть процесс капитана Егорова. Получить «добро» на его освещение представителям СМИ удалось лишь после вмешательства Управления Судебного департамента РТ. Так вот, если вкратце, то получается, что два судна – «Арбат» и «Дунайский-66» – прошли мимо спасательных плотов с пассажирами затонувшей «Булгарии», а третье судно – «Арабелла» – подняло на борт всех выживших.

Как говорится, факты свидетельствуют сами за себя: во-первых, люди были на спасательных средствах. Во-вторых, эти люди подавали сигналы бедствия, в том числе фальшфейерами. В-третьих, пострадавшие находились практически на судовом ходу, так что не заметить их было невозможно. К тому же потерпевшие уверяли, что сами видели на борту прошедшего мимо теплохода людей, снимающих происходящее на камеру мобильных телефонов.

Кстати, следствию так и не удалось установить подлинность этих высказываний. Да это и очевидно – вряд ли кто-то из членов команды фигурировавших в деле грузовых судов добровольно сознался бы в этом.

Вроде бы и все, комментарии излишни. Но все это только факты, иными словами – теория. На нее в большей мере и упирало гос­обвинение. Должен был оказать помощь, но не оказал; должен был предпринять все необходимые действия по сигналу «Человек за бортом», но не предпринял. То есть теоретически и Егоров, и Тучин виновны на сто процентов. Но полагаться в таких ситуациях исключительно на теорию опасно – это и пыталась доказать адвокат капитана Егорова Аида Камалова. Получилось ли это у нее? Сказать трудно.

Так вот, в теории при той погоде, что была 10 июля, не помешало бы выставить усиленную вахту на мосту, на крылья мостика водрузить впередсмотрящих с биноклями, вахтенный помощник должен был неустанно наблюдать за радаром, а вахтенный матрос вцепиться в рули. В том же духе должно было все происходить и в машинном отделении – полное усиление и бдение. Вот только как все это осуществить силами восьми человек (именно такова была численность экипажа «Дунайского-66»), один из которых вообще – повариха…

Правда, капитан «Дунайского-66» пытался было объяснить следователям, что подойти к людям на плотах он физически не мог: по его словам, выкат (остановочный путь) груженого состава составляет не менее двух километров, а после остановки толкачу нужно было «отцепиться», заякорить состав и вернуться в зону бедствия. На все это, по словам Егорова, ушел бы минимум час… Понимал это, вероятно, и Роман Лизалин – капитан пассажирского круизного судна «Арабелла», подобравшего 79 последних пассажиров последнего рейса «Булгарии». Потому как на суде заявил, что буксиру рекомендовал отойти, взяв на себя руководство операцией по спасению. Правда, и у этой точки зрения нашлись противники из многочисленных экспертов, которые начали сравнивать длину и высоту надводного борта «Арабеллы» и «Дунайского» и доказывать, что буксир класса «Дунайский» маневреннее. Понятно, что с этим спорить никто не будет. Но что такая маневренная махина с двумя метровыми винтами в диаметре могла бы сделать с надувными плотиками, остается только догадываться. Судья Людмила Петрова отказала защитнику Егорова в проведении следственного эксперимента.

Справедливости ради отметим, что капитан «Дунайского-66», мог, конечно, обнаружив людей за бортом, скомандовать с ППХ («полный вперед») на ПЗХ («полный назад»), включить сирену, тормозить, если потребуется, якорями. В принципе и в теории такой поворот событий был бы возможен. И неважно, что «Дунайский-66» с одной-единственной шлюпкой на фоне «Арабеллы» выглядит смешно. Очевидно, Егоров мог попытаться своими действиями хотя бы морально поддержать тонущих. Наверное, мог. К этому вопросу, образно говоря, и сводился весь судебный процесс вокруг «Дунайского-66» и его капитана.

Вот только у самих пострадавших, благодаря которым следствие и разобралось во всем произошедшем, к капитану Егорову как раз вопросов не оказалось. Те из спасшихся, кто нашел в себе силы прийти в суд, сошлись в одном: Егоров виноват только в том, что «прошел мимо» (но остановился чуть дальше и в случае чего был готов помочь «Арабелле» – доказано в суде), не крикнул в мегафон о том, что помощь идет, не взвыл сиреной. Спасло ли это кого-то от гибели, сейчас сказать трудно. А вот почему не судят команду «Булгарии», почему на скамье подсудимых не сидят те, кто выпустил неисправное судно с креном (наблюдавшимся визуально) в рейс, кто принимал на нем якобы выполненный капитальный ремонт, кто подписывал документы об исправности судна – все это пострадавшие спрашивали у журналистов в коридорах суда. Что им сказать?

На все эти вопросы должны бы ответить следствие и суд. Так что… улыбнитесь, капитан! Этот штраф – не самое суровое наказание за то, что следствие назвало бездействием. Ведь самое суровое наказание еще впереди – судя по тому, что капитанов осудили даже за пассивный дрейф, можно надеяться, что те, кто действительно погубил столько людских душ, точно получат по полной.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x