• Исчадие 29-го комплекса

    24.03.2011 0:00

    В 80-е в Набережных Челнах образовался преступный монстр, поразивший масштабом своих злодеяний и простых граждан, и бывалых следователей

    information_items_1347367981

    В 80-е в Набережных Челнах образовался преступный монстр, поразивший масштабом своих злодеяний и простых граждан, и бывалых следователей

    По данным социологических исследований, на вопрос «Почему  люди соблюдают закон?» около трети опрошенных ответили: потому, что законы соответствуют их моральным убеждениям, треть — потому, что они таким образом одобряют общественную дисциплину и порядок, и чуть больше трети — потому, что боятся наказания.

    Во все времена находились и находятся люди, преступившие или преступающие закон. И в абсолютном большинстве случаев несут за это заслуженную кару. Так было в прошлом, так должно быть всегда, ибо один из главных принципов, на которых зиждется закон, — это неотвратимость наказания.

    «РТ» начинает знакомить своих читателей с наиболее громкими, так называемыми резонансными, преступлениями, раскрытыми в Татарстане как в прошлом, двадцатом, веке, так и в нынешние времена.

    ЧУДИЩЕ ОБЛО, ОГРОМНО, СТОЗЕВНО… 

    Будучи малоискушенным в истории отечественного криминала, сразу и не скажешь, с каких конкретных годов берут свое начало в стране  ОПГ — организованные преступные группировки. Первое, что приходит в голову, — банда «Черная кошка», действовавшая в Москве в послевоенные годы и послужившая материалом для фильма «Место встречи изменить нельзя». Потом в столице возникали другие банды, но к 1980 году Москва к приему ХХ Олимпийских игр была просто «вычищена» от преступников.  Этот год можно считать рубежом, после которого началась эра уже крупных — и по численности, и по размаху преступлений — столичных группировок.

    Из Первопрестольной заразу группировок занесло в другие города страны, в том числе Казань, породившую  «казанский феномен» — массовые молодежные преступные группировки, такие как «Тяп-ляп», «Хади Такташ», позднее «Жилка», «Павлюхинские», «Кинопленка»… Всего здесь одно время насчитывалось, как утверждают СМИ,  до 60 группировок. От Казани не так далеко отставали другие российские города, скажем, подмосковный Дзержинский насчитывал около 30 ОПГ, Йошкар-Ола — 11, были они в Тамбове, Волжске — список можно продолжить…  С осени 1986 года все больший страх стала наводить на Москву и Подмосковье  группировка из Люберец («любера»), которая вначале специализировалась на драках — битье хиппи, панков и другой молодежи, виноватой только в том, что живет не в Люберцах, а затем перешла к криминальным предприятиям экономического характера.

    С массовых драк «улица на улицу» за лидерство в своем микрорайоне начинали в 80-е годы и подростки, молодежь Набережных Челнов. В тот период здесь образовались группировки «20-й комплекс», «28-й комплекс», «30-й комплекс», «29-й комплекс», иные, называвшиеся так по месту жительства их участников (при проектировании и строительстве Набережных Челнов был заложен принцип жилых комплексов под порядковыми номерами с сопутствующей социально-культурной инфраструктурой).

    Со временем на основе поглощения  других группировок в автограде образовался преступный монстр под названием «29-й комплекс», поразивший после его раскрытия  масштабами и жестокостью своих злодеяний не только гражданское общество, но и бывалых, немало повидавших на своем веку разыскников-следователей. Это организованное преступное сообщество (ОПС) считается одним из самых мощных и кровавых в новейшей истории России. Общая численность его в разные годы составляла до 500 человек. Бандиты занимались рэкетом, разбоями, грабежами, наркоторговлей, мошенничеством в крупных размерах, сутенерством, похищением людей, незаконным бизнесом. ОПС контролировало многие предприятия, в том числе крупные, рынки, банки, рестораны в Татарстане, вкладывая незаконно полученные средства в развитие своего бизнеса в Подмосковье, Самарской и Оренбургской областях, Удмуртии и Башкортостане. В сфере их корыстных интересов  были, в частности, рестораны, магазины и Южный порт в Одессе, бизнес на Кипре и Мальте. По мнению следствия, ежегодный доход ОПС исчислялся огромными суммами — совокупный капитал его к концу 1990-х годов составлял 80 миллионов долларов. Только от поставок наркотиков в Набережные Челны бандиты ежемесячно получали до 100 тысяч долларов.

      Выйти на след участников ОПС сотрудникам правоохранительных органов удалось в 1999 году, когда в Москве был застрелен депутат Елабужского горсовета Айдар Исрафилов. Обвинение в убийстве было предъявлено задержанному вскоре Игорю Кулясову, оказавшемуся членом «29-го комплекса». От него ниточка потянулась к остальным бандитам.

    После пятилетней кропотливой работы по расследованию — уголовное дело составило 220 томов — в ноябре 2004 года на скамье подсудимых оказались 33 наиболее активных члена ОПС «29-й комплекс». Вот их имена: Саляхов Адыган (прозвища: Алик, Абзый, Большой), Еременко Юрий (Ерема), Федоров Вячеслав (Парасоль), Сафин Ильнур, Бобровский Алексей, Федянов Андрей, Лазарев Игорь, Гарипов Энгель, братья Салахиевы Марат и Азат, Байтамиров Рустем (Бычок), Югрин Эдуард, Костюков Юрий, Владимиров Алексей, Горошко Алексей, Галиев Ильшат, Долбилов Денис, Сухомлин Роман, Карасев Сергей, Ребик Владимир, Хисамутдинов Фарит (Хиса, Ибрагим), Першин Вячеслав, Хасьянов Руслан, братья Беленко Михаил (Толстый) и Александр (Фига), Бульба Дмитрий, Гильметдинов Ринат, Буртасов Игорь (Гоша), Миронов Сергей (Петрович, Еврейчик), Гусев Валерий, Гусев Владимир, Ромахин Игорь, Ибраев Алим.

    Заседания суда проходили в спортзале Советского РУВД Казани, ибо никакой зал суда не мог вместить сразу столько людей: кроме 32 подсудимых (Владимир Гусев в это время лежал в больнице), были группа обвинителей, 15 адвокатов, а также усиленная охрана, необходимая при столь значимом процессе. В ходе суда были заслушаны 60 потерпевших и более 400 свидетелей.

    Члены ОПС обвинялись в убийствах 21 человека и 7 похищениях людей. Всем подсудимым инкриминировались сразу несколько статей Уголовного кодекса РФ: наряду со статьями об экономических преступлениях статьи 105-я (убийство), 209-я (бандитизм) и 210-я (организация преступного сообщества). С базы преступников в Челнах (из автогаража одного из них) было изъято более 70 единиц оружия, в том числе гранатометы, автоматы, обрезы, ружья, пистолеты, гранаты, а также большое количество патронов и тротила.

    Судебный процесс длился почти два года.  Приговор Верховный суд РТ огласил 17 июля 2006 года. О начале суда и приговоре широко сообщали различные СМИ, мы напомним читателям о нем в конце нашего повествования. Пока же познакомим их с некоторыми эпизодами  преступных деяний сообщества.

    РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

    Итак, «29-й комплекс» в своем окончательном виде сложился, вобрав в себя другие, соседние группировки. Криминальный авторитет «двадцатьдевятники» ковали драками с конкурентами, утверждая господство над остальной братвой синяками, кровью, а нередко и смертью того или иного «бойца». В ту пору набирало силу кооперативное движение, и группировка стала брать под защиту и контроль — т.е. под «крышу» коммерсантов, за которую регулярно получала твердый процент от их прибыли. Такой «крышей» были «облагодетельствованы» прежде всего рестораны «Дружба», «Океан», чуть позже у конкурентов из «7-го комплекса» отобрали пивную напротив УВД и т.д.

    Примерно в 1986-87 годах Марат Латыпов, ходивший в авторитетах, привел к братве Алика — Саляхова Адыгана, жившего в 27-м комплексе. Накануне они подрались в пивной, после чего помирились, поговорили «за жизнь» и стали «корешами». Марат представил его своим товарищам как каратиста. И действительно, Алик, уроженец Оренбуржья, выпускник института физкультуры, обладал незаурядной физической силой, навыками рукопашного боя. Крутой характером, волевой, безжалостный до жестокости, к тому же старше остальных на 6-8 лет, он  постепенно вышел на первые роли, хотя начинал как «молодой» у Сафина Мансура. Структура группировки строилась по принципу пирамиды: в самом низу «башляли» «молодые», над ними — «старшие», у которых были «нукеры», объединенные в бригады, а на вершине — лидеры. Вскоре Алик, используя уже свое лидирующее положение, вовлек в группировку Еременко Юрия (Ерему), имевшего судимость и связи в криминальном мире, Власова Александра (Шурина), «афганца», владевшего различными видами оружия.  Учитывая их криминальный и боевой опыт, приблизил к себе в качестве заместителей. 

    Переход страны к рыночной экономике в начале 1990-х годов открыл множество путей, в том числе незаконных, для стихийного накопления капитала, что позволило сформировавшемуся ОПС, быстро приспособившись к новым реалиям, взять под свой контроль коммерческие и иные предприятия, частных предпринимателей, организовать с целью личного обогащения свой бизнес, в том числе и нелегальный. Неудивительно, что численность участников группировки росла, можно сказать, день ото дня — соблазн легко «срубить капусту» был велик. 

    По натуре крайне властный, Саляхов жестко насаждал беспрекословное подчинение нижестоящих членов ОПС вышестоящим; любое нарушение установленных правил поведения и посягательство на авторитет вышестоящего на иерархической лестнице сурово им каралось. Пример подавал сам Саляхов, избивая провинившихся. В случае если провинившийся обладал серьезной информацией о делах сообщества, то его неминуемо ждала смерть, если, к своему счастью, не обладал,  у него забирали в наказание имущество — квартиру, машину. По свидетельствам десятков допрошенных, отраженным в обвинительном заключении, которое занимает четыре с лишним тысячи страниц, Алику, Ереме, Шурину приговорить подельника  к смерти не стоило  ни малейших угрызений совести. Причем они не делали различий между своими и чужими. Своих убивали за простое непослушание или из-за возникшего подозрения в утаивании «бабла», либо с целью скрыть от милиции следы преступления; чужих — как нежелательных конкурентов в борьбе за место под солнцем.  Алик часто назидательно напоминал своим «опричникам»: «Я для вас царь, бог и судья в одном лице, который все знает и видит!».

    Братва догадывалась, что только из-за подозрения Алика в посягательстве на его авторитет сгинул без вести Рахматуллин Расиль, был убит Сафин Мансур, стоявший у истоков «29-го комплекса». Она знала, что по прямому указанию Саляхова был убит в Мензелинске Лукманов, потом пропали без вести — скорее всего, также были убиты — Ганиев и Прокопьев только из-за того, что на них могла выйти в ходе разыскных мер милиция.  О необузданном нраве Саляхова, возомнившего себя вершителем судеб, говорит хотя бы такой факт: однажды в Москве на каком-то торжестве, повздорив с каким-то полковником или генералом, он в порыве гнева выстрелил в него из пистолета. Военный, к своему счастью, отделался лишь ранением и последующим лечением в больнице. Братве же, чтобы замять дело, пришлось раскошелиться из «общака» на сто тысяч долларов. Впрочем, обременительной эта сумма для них отнюдь не была…

    ВЫХОД НА МОСКОВСКУЮ ОРБИТУ

    Экономическое состояние «29-го комплекса» неуклонно  крепло.  К 1990 году под контроль сообщества перешел рынок Автозаводского района Набережных Челнов. Первоначально братки занимались рэкетом торговцев, а затем Алик выкупил рынок и присоединил к своей фирме «Феникс А». Такая деталь: начиная с этого момента столовая на втором этаже административного здания рынка членов ОПС обслуживала бесплатно. К тому времени братки уже основательно подмяли под себя не только рыночных лоточников, но и видеосалоны, торговцев аудиокассетами,  «паленой водкой», подступились к КамАЗу — Алик и Ерема не только находили и поставляли ему металл, но и  контролировали отпуск автомашин покупателям, взимая с каждого  солидный оброк. Алик привозил много питьевого спирта, который разливали по бутылкам и торговали на рынках с машин. В Мензелинске через местные группировки «двадцатьдевятники» взяли под контроль ликеро-водочный завод. Прибыли ОПС росли в геометрической прогрессии.

    В конце 1993 года с целью расширения масштабов преступной деятельности, вывода ее на межрегиональный уровень Саляхов, Еременко и Власов перебрались на постоянное место жительства в Москву, где сформировали «штаб» из регулярно приезжавших в столицу для инструктажа руководителей челнинских подразделений  «29-го комплекса». Кроме того, и  в самой  Москве они организовали преступную группу для совершения планируемых акций. 

    На «хозяйство» вместо себя в Челнах Алик оставил Сафина Мансура, которого после убийства в 1995 году заменил было Буртасовым, но тот стал заваливать дело из-за пристрастия к спиртному. Тогда свой выбор он остановил на Асадуллине (Рузалике), имевшем под своим началом банду — «бригаду Рузалика». К тому времени подросла новая поросль молодежи и в ряде комплексов образовались новые ОПГ, среди которых выделялись 42-й и 43-й «комплексы». Криминальный авторитет Вячеслав Федоров по кличке Парасоль сформировал из самых, на его взгляд,  верных и надежных группировку под названием «бригада Парасоля» и вошел вместе с ней в «29-й комплекс».

    Оставшись в Челнах наместником Алика, Рузалик летом 1998 года вовлек в состав ОПС в качестве своего личного телохранителя и исполнителя убийств бывшего сотрудника батальона оперативного реагирования УВД города Ильшата Галиева с целью использования его связей в правоохранительных органах и навыков снайперской стрельбы. Кстати, в составе ОПС были и некоторые другие бывшие сотрудники правоохранительных органов, а также бывшие «афганцы» и «чеченцы».

    Перебравшись в Москву, руководящий триумвират «29-го комплекса» реализовал два крупных преступных проекта. В декабре 1994 года с целью обеспечения вооружения ОПС, легализации огнестрельного и газового оружия, находящегося на вооружении преступного сообщества, он не без содействия ряда бывших достаточно влиятельных сотрудников силовых структур СССР  организовал ЗАО «Охранное предприятие «Барс», которое через полтора года преобразовали  в ООО «Частное охранное предприятие «Барс». Это позволило Алику и его подельникам, числившимся в ЧОП «Барс» охранниками,  легально носить при себе оружие на территории РФ. В «Барсе» работали бывшие сотрудники милиции, ФСБ и других специальных служб. Кроме того, Саляхов предоставлял вооруженных сотрудников — охранников ЧОП «Барс» для поездок братков на «стрелки» как в Москве, так и в других городах.

      Второй проект — раскрытие его преступных механизмов занимает большую половину обвинительного заключения — был связан с учреждением и официальной регистрацией в Москве ООО «Ак барс-холдинг» с целью проведения крупных махинаций экономического характера. Успех этот стал возможен в первую очередь благодаря привлечению к участию в деятельности ОПС Сергея Миронова, уроженца Бугульмы, человека, по отзывам его подельников на допросах, весьма расчетливого, умного и с большими задатками мошенника, имевшего  опыт работы как в правоохранительных органах следователем (окончил в свое время юрфак Одесского университета), так и в сфере предпринимательства (на Кипре). Именно благодаря хитроумным, просчитанным на ходы вперед шагам Миронова, ставшего гендиректором «Ак барс-

    холдинга» и привлекшего к себе в помощь старого знакомого А. Ибраева, зятя Ибраева, И. Ромахина, чуть позже Гусевых, «29-й комплекс» осуществил криминальный захват Елабужского мясокомбината «Модуль», хищение более 50 миллионов рублей с удмуртского свинокомплекса ГУП «Восточный» и ряд других акций, принесших немалые прибыли.

    Надо сказать, что этот период времени оказался наиболее успешным для ОПС «29-й комплекс» в финансовом плане. Кроме захвата мясокомбината, завода безалкогольных напитков на Украине, братки по-прежнему, с середины 1990-х годов, бесперебойно поставляли в Татарстан наркотики, исправно «стригли» местную сеть проституции, торговлю, предприятия автограда и ряда районов республики, собирали дань с ночных стихийных автостоянок, наладили бензиновый бизнес в Уфе… С взятого «под крышу» спиртзавода в селе Бажениха Удмуртии  они чуть ли не ежесуточно вывозили на 4-5 автомашинах «КамАЗ» неучтенную водку, которую доставляли в Татарстан с этикетками Петровского и Мензелинского ликеро-водочных заводов и сбывали  в Елабуге и  Челнах. В Москву «наместник» Асадуллин ежемесячно отвозил не менее трех миллионов рублей (как сказал один из братков на допросе, «возили деньги мешками в сопровождении своих милиционеров»). 

    (Начало. Окончание — в очередной «толстушке», 31 марта)



    Добавить комментарий