1

С миссией запланированного насилия

information_items_1347367869

Создание на территории Поволжья исламского государства, так называемого Исламского халифата, планировалось в три этапа. Первый, подготовительный, в форме призывов населения к "джихаду", то есть к войне, должен был охватить весь Татарстан. Второй этап, запланированный на начало 2005 года, должен был ознаменоваться серией крупных терактов на промышленных объектах республики. Готовились также взрывы в местах массового пребывания людей во время празднования 1000-летия Казани. А с середины 2008 года, то есть на третьем этапе, на территории Татарстана должно было быть провозглашено полностью независимое от России мусульманское государство.

Эту "миссию" в Татарстане согласно материалам уголовного дела должны были выполнить участники тайной экстремистской организации "Исламский джамаат", созданной в республике по указанию чеченских полевых командиров Хаттаба, Шамиля Басаева и Зубайра — родственника Хаттаба по линии жены.

Свою деятельность в республике экстремисты начали в 2001 году. Широкой общественности об этой организации не было ничего известно вплоть до задержания ее участников в 2004 году.

Следствие по делу "Исламского джамаата" длилось более двух с половиной лет, в течение этого времени открывались все новые обстоятельства деятельности экстремистов. Сегодня "РТ" впервые подробно рассказывает об этой тайной экстремистской организации.

Детский лагерь с недетскими "забавами"

На допросах участники джамаата утверждали, что подобные задачи перед ними поставил амир "Исламского джамаата" Ильгам Гумеров. Ему же в свою очередь отдали приказ "покорить" Татарстан чеченские полевые командиры Хаттаб, Зубайр и Шамиль Басаев.

Уроженец Алькеевского района Татарстана Гумеров в последнее время жил в Набережных Челнах, именно оттуда в 1999 году он и отправился в расположенный в Чеченской Республике исламский лагерь "Кавказ". По его словам, отправился добровольно, чтобы глубже познать премудрости ислама и познакомиться с "истинными мусульманами". Центр "Кавказ" и явился отправной точкой в становлении джамаата в Татарстане.

Центр был создан в начале 1997 года Хаттабом и Шамилем Басаевым возле села Сержень-Юрт Шалинского района Чеченской Республики на базе бывшего пионерлагеря. Занимающий площадь 10 квадратных километров "Кавказ" являлся военной организацией, имел на вооружении различные системы стрелкового оружия, технику. В нем поддерживалась жесткая воинская дисциплина.

"Кавказ" был создан с одной целью — обучать его "воспитанников" методике и тактике применения стрелкового оружия и военной техники. В комплексную подготовку бойцов входило также получение теоретических знаний и практических навыков диверсионно-террористической подготовки, обучение фундаменталистскому течению ислама — ваххабизму. Плюс к тому — ориентация на местности, разведка, нападение на посты. Одним словом, головорезов инструкторы (в основном арабы) здесь готовили еще тех. Особое внимание уделялось минно-взрывному делу, обучали которому под личным руководством Хаттаба в лагере "Мутафаджират", располагавшемся в 400 метрах от "Кавказа".

Настоящих имен друг друга обучающиеся в "Кавказе" не знали. По прибытии в лагерь человеку давалось мусульманское имя. К примеру, Гумерова окрестили Абдуль-Азизом. Слушателям это преподносилось как требование ислама, однако истинная цель раздачи псевдонимов была иной. На допросах арестованные не могли назвать своих "однокурсников" даже если того хотели — их настоящих имен они попросту никогда не слышали.

Гумеров в центре "Кавказ" из Татарстана был не один. Вместе с ним там обучались 50-летний житель Камских Полян Шамил Тамимдаров и трое братьев Раззаковых, выходцев из Узбекистана, последнее время живших в Челнах. Особого внимания заслуживает Хафиз Раззаков, едва ли не самый активный боец "Исламского джамаата". После ареста ему вменялись 22 статьи Уголовного кодекса РФ, в том числе он обвинялся в захвате заложника, терроризме, убийствах. За плечами у Раззакова была служба в Российской армии, работа в милицейском батальоне ППСМ города Брянска, затем во вневедомственной охране Электротехнического ОВД Набережных Челнов. Он пробовал стажироваться в ППСМ УВД Челнов, но в 1998 году уволился. Тогда же и отправился в центр "Кавказ".

Все группы здесь формировали по национальному признаку (дагестанцы, чеченцы, узбеки, татары), в каждой было примерно по десять человек. После месяца обучения всю татарскую группу заподозрили в шпионаже в пользу ФСБ России и отправили в тюрьму в селе Алхан-Юрт того же района. Но подозрения с них сняли быстро — на подходе были федеральные войска, и чеченцам нужны были боевики. Гумеров сразу после освобождения попал в "Дагестанский джамаат", в составе которого воевал в Веденском и Шатойском районах Чечни вплоть до апреля 2000 года, когда сдался в плен российским войскам. Причем сдался с определенной целью. Какой? Об этом чуть позднее.

Боевые будни 32-летнего Раззакова продлились дольше. В его послужном списке, к примеру, нападение летом 1999 года на блокпост возле села Муни Ботлихского района Дагестана, когда были убиты десять сотрудников дагестанской милиции, и уничтожение сводной колонны Пермского ОМОНа в марте 2000 года. Тогда около села Жани-Ведено бойцам ОМОНа удалось около суток сдерживать натиск боевиков, превосходивших их по численности в несколько раз. В итоге 37 бойцов ОМОНа и 6 военнослужащих комендантской роты были убиты, еще 10 бойцов были захвачены в плен и казнены с особой жестокостью. По признанию Раззакова, его группа "принимала непосредственное участие" в казни.

Кавказский пленник

Борьба с федеральными властями требовала денег. Причем немалых. Для пополнения "военного бюджета" полевые командиры постоянно направляли в российские регионы малые группы боевиков, которые должны были брать в заложники состоятельных россиян с целью выкупа. С таким же приказом (по словам Раззакова, приказ отдали им лично Хаттаб и Басаев) летом 1999 года в Набережные Челны прибыли обучавшиеся в "Кавказе" Хафиз Раззаков, Максим Гапонов, братья Илхом и Шерали Шукуровы. Объектом их внимания стал Анатолий Геллер — сын начальника Горжилуправления, депутата Государственного совета РТ Якова Геллера. Напали на него 1 июля около трех часов дня, когда тот подъехал на машине к своему дому. Оглушив парня сильным ударом, затолкнули его на заднее сиденье своей машины и вывезли за город. Там пересадили в заранее оборудованный тайником "КамАЗ" (рефрижератор с замаскированным внутри деревянным ящиком) и вывезли в Мордовию. Чтобы молодой человек вел себя спокойно, ему постоянно кололи препарат, применяемый в психиатрии при сильном нервном возбуждении. Трое суток парня держали в погребе дома в одной из мордовских деревень, пока корректировали маршрут в Чечню. 18 июля пленник был доставлен в город Урус-Мартан. В Чечне над ним постоянно издевались, жестоко били, постоянно угрожали убийством, один раз даже устроили ложный расстрел — приставили ко лбу пистолет и выстрелили холостым.

За жизнь сына с Якова Геллера потребовали полмиллиона долларов. Установили жесткие сроки. За промедление обещали отрубать парню пальцы и присылать отцу.

Переговоры с боевиками вел председатель чеченской диаспоры в Набережных Челнах, который несколько раз ездил в Чечню. В результате ему удалось снизить сумму выкупа до 300 тысяч долларов. В начале сентября на границе Чечни и Ингушетии возле КПМ "Кавказ-1" боевики передали заложника в обмен на деньги сотрудникам правоохранительных органов. По словам Раззакова, за эту операцию он получил от Хаттаба 10 тысяч долларов. Остальные участники получили меньше.

Спустя год по подозрению в этом преступлении были задержаны братья Шукуровы и Максим Гапонов. Последний вместе с Шерали Шукуровым получил по 20 лет колонии, Илхом Шукуров осужден на 12 лет.

"Будем делать то, что нам хочется!"

К тому времени Ильгам Гумеров уже покинул Чечню и вернулся в Набережные Челны. Причем на родину Абдуль-Азиз Гумеров отправился с четким приказом Хаттаба, Басаева и Зубайра создать в Татарстане организацию, которая занималась бы подготовкой терактов в республике. С этой целью он сдался федеральным войскам. Назвать организацию было решено "Исламский джамаат". Подчинялся джамаат террористическим организациям "Высший военный маджлисуль шура объединенных сил моджахедов Кавказа" и "Конгресс народов Ичкерии и Дагестана". Первая, созданная в 2001 году, объединила в своих рядах арабских наемников и ряд ориентированных на них лидеров чеченских бандформирований. Данная структура была создана под руководством ближневосточных штаб-квартир экстремистского крыла международного исламского объединения "Братья мусульмане". Целью ее деятельности являлось выведение из состава Российской Федерации Северо-Кавказского региона и создание здесь "эмиратов" в составе так называемого Великого исламского халифата.

"Конгресс народов Ичкерии и Дагестана" создали в 1989 году Шамиль Басаев и Мовлади Удугов. Последний, которого, кстати, в свое время называли "чеченский Геббельс", играл ведущую роль в информационной войне против России, являясь личным пресс-секретарем Джохара Дудаева и главным спонсором многих "антиармейских" выступлений в российских и зарубежных СМИ.

"Исламский джамаат" под руководством "амира" Гумерова развернул довольно активную деятельность в Набережных Челнах, Тукаевском, Азнакаевском районах Татарстана, в Белорецком и Учалинском районах Башкирии. Постоянного штаба джамаат не имел, собирались его участники на съемных квартирах в Челнах и Азнакаеве или в башкирских лесах, где впоследствии хотели создать полевой лагерь. Каждый член джамаата должен был неукоснительно соблюдать установленные "амиром" требования, первым из которых было соблюдение строжайшей конспирации. Был в джамаате и свой устав, содержание которого преследовало цель готовить себя физически и морально к войне с неверными.

Каждого встречного, даже безоговорочно согласного во всем с целями и задачами "Исламского джамаата", в организацию не брали. Принимали исключительно по рекомендации уже проверенного "джамаатчика". Да и потом к кандидату долго присматривались, тщательно его проверяли на предмет сотрудничества с правоохранительными органами. Каждый из членов организации имел свою зону ответственности: вербовка молодежи, финансирование, обеспечение оружием, создание и обучение боевых групп, транспорт, медицинское дело, физическая подготовка.

Вскоре самостоятельное отделение "Исламского джамаата" начало действовать и в Азнакаеве. Возглавил его 48-летний лидер местной группировки "Спортсмены" Нафис Калимуллин.

До начала 2003 года экстремистская организация работала на свое укрепление — закупала оружие, набирала новых участников, искала дополнительные источники финансирования, готовила в лесах Башкортостана схроны с оружием, боеприпасами и продовольствием. Кстати, арсенал за два года экстремисты успели собрать внушительный. После массовых арестов участников джамаата у них изъяли автоматы Калашникова, гранаты, обрез винтовки СВД, карабины, пистолеты (в том числе зарубежного производства "Вальтер" и "Люггер"), приспособления к ним для бесшумной и беспламенной стрельбы, множество патронов и запалов к гранатам, тротил, другие взрывчатые вещества и мелкие металлические предметы — гвозди, гайки, подшипники, которые используются в качестве поражающего элемента в самодельных взрывных устройствах специальный пояс-подсумок ("пояс шахида"). У одного из активных участников джамаата при обыске нашли сделанные им в центре "Кавказ" конспекты с точными схемами взрывных устройств, так называемых мин-ловушек. Эксперты отметили, что все схемы "выполнены на высоком профессиональном уровне, являются секретными и предназначены для узкого пользования специалистами-взрывниками. Эту информацию невозможно найти даже в специальной литературе".

Средства на свою деятельность "Исламский джамаат" должен был добывать сам. К примеру, как установило следствие, деньги в бюджет джамаата поступали в том числе и от одной из мечетей "Тауба", где они собирались с состоятельных прихожан "на нужды ислама". Финансовую помощь оказывали и некоторые татарстанские коммерсанты, придерживающиеся схожих с участниками джамаата взглядов. Так, в финансировании экстремистской организации был обвинен челнинский предприниматель, уроженец Узбекистана Салават Латыпов. Как потом оказалось, бизнесом Латыпов занимался незаконно — изготавливал в подпольных цехах запчасти для "Кам-АЗов", получая около 10 миллионов рублей прибыли в год.

В "общак" джамаата периодически отчисляли личные средства и его рядовые участники. Джамаат пытался также организовать в Набережных Челнах нападение на инкассатора фирмы "Красный Восток" летом 2003 года. Поручили это дело Хафизу Раззакову. Подготовили план, начали наблюдение, но… не рискнули, заметив, что сотрудники службы безопасности фирмы что-то заподозрили… Кроме того, члены джамаата пытались "зарабатывать" и сами. В связи с этим в 2004 году у них произошел конфликт с одной из челнинских преступных группировок, контролирующих частный извоз в городе, в том числе стихийную автостоянку возле железнодорожного вокзала в Набережных Челнах. Исламисты потребовали у "смотрящих" содействия в частном извозе и несколько бесплатных мест на автостоянке. Те, естественно, отказали. Через некоторое время на автостоянку подъехали около сорока "джамаатчиков" с молотками, кусками арматуры и монтировками. Угрожая пневматическим пистолетом, один из них заявил, что они будут "делать то, что им захочется". При неповиновении обещал объявить "джихад".

Места на стоянке им предоставили…

Многие из ваххабитов, прошедших подготовку в центре "Кавказ", неплохо владели восточными боевыми искусствами, в их арсенале имелись нунчаки и метательные шестиконечные звездочки. Постоянно тренировались на сооруженном ими стрельбище на берегу реки Ик. В одной из мечетей был организован тренажерный зал.

"Великого халифата" не получилось

Как следует из материалов уголовного дела, первыми должны были взлететь на воздух железнодорожная станция в Агрызе, войсковая часть МЧС в Набережных Челнах и Казанский вертолетный завод. Затем "Исламский джамаат" планировал заявить о себе взрывами во время празднования 1000-летия столицы Татарстана. Теракты, по словам арестованных, должны были вызвать большой общественный резонанс и посеять панику среди населения. В 2007 и 2008 годах планировалось совершить взрывы на КамАЗе и "Нижнекамскнефтехиме". Операции готовились тщательно и долго.

После терактов члены джамаата собирались перебраться вместе с семьями на постоянное место жительства в Афганистан и Пакистан.

Однако замыслам экстремистов сбыться было не суждено. Правоохранительные органы вышли на след "Исламского джамаата" после расследования серии убийств в Боровецком лесу Набережных Челнов.

Летом 2004 года по городу распространились слухи, что в этом лесу орудует маньяк. Во всех случаях жертвами убийцы становились молоденькие парочки, скрывшиеся от глаз случайных прохожих в лесопарке. Причем своеобразной визитной карточкой "маньяка" было то, что он никогда не оставлял свидетелей, хладнокровно убедившись, что жертвы мертвы. Таким образом, за два месяца от его рук погибли восемь человек. Как полагает следствие, все эти убийства совершил Хафиз Раззаков. Причем мотив преступлений, по его же словам, был один: все убитые должны были быть наказаны за прелюбодеяние и несоблюдение требований ислама.

Согласно материалам уголовного дела своих жертв Раззаков отслеживал специально, для чего периодически выезжал на набережную реки Шильны в Боровецком лесу. Как следует из обвинительного заключения, первые три убийства Раззаков совершил 7 июня 2004 года. Около 10 часов вечера в Боровецком лесу за 67-м микрорайоном "Нового города" Челнов он увидел автомобиль "Ока", в котором находились мужчина и женщина. Открыв дверь, он без разговоров начал наносить им удары ножом. Как установила потом экспертиза, женщина скончалась после первых двух ударов, а вот мужчина, несмотря на серьезные раны, сумел захлопнуть дверь и попытался завести машину. Но убийца выхватил пистолет и стал стрелять через стекло машины до тех пор, пока и он не перестал двигаться.

Когда Раззаков вытащил тела обоих из салона, на переднем пассажирском сиденье увидел труп еще одной женщины. По словам Раззакова, он ее попросту "не заметил", а одна из выпущенных им пуль угодила ей прямо в сердце. После этого Раззаков снял с убитых украшения (причем не пренебрег даже серьгами за 100 рублей) и поджег "окушку" вместе с оставшимся там телом.

Следующее убийство произошло тремя неделями позже. Безрезультатно побродив днем по лесу, Раззаков собрался домой, но заметил молодого человека с топографической картой в руках. Усыпив его бдительность каким-то нейтральным вопросом, Раззаков выстрелил парню в грудь. Когда тот упал, добавил "контрольный" в голову, забрал карту и ушел. На допросах Раззаков и сам не мог объяснить, что его толкнуло на убийство — то ли карта понравилась, то ли боялся, что парень может сообщить о нем как о "подозрительном человеке", поскольку расследование первых трех убийств уже шло. После этого 20 и 27 августа жертвами Раззакова стали еще две молодые пары. Последнее убийство, по версии следствия, Раззаков совершил в конце октября. На сей раз от его рук погибла его же знакомая, которая зарабатывала на жизнь тем, что посуточно сдавала свою квартиру. Хафиз Раззаков был ее постоянным клиентом. Но в последний раз женщина имела неосторожность нецензурно выразиться в его адрес. Эта опрометчивость стала для нее роковой.

Задержали Раззакова в начале ноября. Сначала в милицию по поводу последнего убийства вызвали его знакомого. Когда тому предъявили номер сотового телефона, с которого звонили убитой, мужчина рассказал, что приобрел его для своего приятеля. Остальное было уже делом техники. Раззаков был задержан вечером того же дня. Вскоре начались аресты и остальных участников "Исламского джамаата". Большинство из них согласились с предъявленными им обвинениями.

Добавим, что спустя примерно два месяца после их задержания был взорван участок нефтепровода в Лаишевском районе возле села Песчаные Ковали. Подробности этого происшествия в свое время не разглашались, а вскоре по обвинению в совершении взрыва был задержан некто Вильсур Хайруллин. Вскоре выяснилось, что Хайруллин сколотил из членов джамаата целую группу подрывников, которые с помощью терактов готовились отвлечь внимание правоохранительных органов от дела о джамаате.

Группа Хайруллина обвинялась в одиннадцати подрывах и покушениях на подрывы объектов топливно-энергетического комплекса на территориях Татарстана, Башкортостана, а также Кировской, Ульяновской и Самарской областей.

Верховный суд республики приговорил Вильсура Хайруллина и еще одного участника группы Рауфа Зиннурова к 17 и 21 годам колонии строгого режима соответственно. Сайд-Мохмад Дангаев и Лема Атуев (выходцы из Чечни) получили по три с половиной года.

В настоящее время другие участники "Исламского джамаата" ждут приговора Верховного суда РТ, оглашение которого начнется на днях. "РТ" будет следить за развитием ситуации.