1

Как самоопределиться, не нарушая границ

После распада Советского Союза на шестой части земной суши образовалось полтора десятка стран. Внутри некоторых в свою очередь появились территории, превратившиеся в непризнанные государства. И такое положение вещей сохраняется уже более десятка лет. Если говорить о двойных стандартах, применяемых западными демократиями в мировой политике, то наиболее ярко они демонстрируют подобные подходы в отношении этих государств-изгоев. Речь идет прежде всего об Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье.


В международном праве заложено два вроде бы абсолютно правильных и справедливых, но взаимоисключающих постулата — право наций на самоопределение, с одной стороны, и незыблемость государственных границ — с другой. Сепаратисты всегда апеллируют к первой «заповеди», а власти страны, не желающей отсечения части своей территории, соответственно, ко второй.


После Второй мировой войны и до падения СССР границы на евразийском континенте были в основном стабильными, но и здесь есть исключения. Например, уже 32 года существует такое государство, как Северный Кипр. Это территория, фактически оккупированная турецкими войсками на греческом острове. Она никем, кроме самой Турции, не признана, но это не мешает такому государству существовать уже длительное время.


Живет, и довольно безбедно, отколовшийся в 1949 году от Китая Тайвань, который, в зависимости от политической конъюнктуры, в различные годы признало несколько десятков государств (Россия в их число не входит).


Когда происходил развал Югославии (члена ООН, страны с незыблемыми, согласно международному праву, границами), Запад аплодировал этому процессу, поспешно признавая вновь создаваемые государства. Цель была понятна — максимально ослабить сербов, лишить их возможности вести независимую политику, которая давно не нравилась ни Западной Европе, ни ее «старшему брату» США. В этой же канве — и желание отделить от Сербии край Косово. Причем когда его с помощью военной силы, по сути дела, передавали на откуп албанцам, сербов клятвенно заверяли, что эта территория никогда не будет отторгнута от их страны. Но албанцы или, скажем, хорваты — это «мерзавцы» для Запада свои, а осетины, абхазы и жители Приднестровья — чужие. Соответственно, первые ведут праведную борьбу за свободу, самоопределяются как нации, а последние занимаются таким негожим и противозаконным делом, как разрушение границ дружественных государств.


России предстоит сделать очень трудный выбор. С одной стороны, наша страна вроде бы получила счастливый шанс, воспользовавшись благоприятной мировой конъюнктурой на углеводороды, все свои силы сосредоточить на внутренней модернизации, а не пытаться присоединять новые территории. С теми, что уже есть, хорошо бы разобраться… Так и предлагают поступать некоторые либеральные политики и публицисты. Однако масштабы государства, степень его политического, культурного, ментального влияния на многие сопредельные территории до сих пор имеют огромный потенциал. И не считаться с людьми, которые осознанно и добровольно видят свое будущее только с Россией, предать их после того, как они заплатили за свою нынешнюю независимость немалой кровью, любая уважающая себя и своих граждан страна позволить себе просто не может. Даже учитывая те негативные внешнеполитические последствия, которые ждут Россию в случае, если она встанет на путь открытого признания непризнанных государств.


Парадоксально, но к самым решительным действиям по защите и признанию независимости некоторых республик Россию толкают именно те страны, которые рискуют навсегда лишиться своих территорий. Та же Грузия форсированными темпами готовится вступить в НАТО, но для этого ей необходимо уладить свои «территориальные проблемы», другими словами, с помощью военной силы вернуть Абхазию и Южную Осетию под свое влияние. Наша страна же допустить такого поворота событий не может уже потому, что в этих республиках юридически проживают российские граждане.


Кроме того, американцы и европейцы планируют официально признать независимость края Косово, которому после этого остается лишь одна дорога — присоединение к Албании. Таким образом, будет создан прецедент по отделению части территории одного государства и присоединению ее к другому. Все это означает, что по вопросам непризнанных республик в ближайшее время предстоит жесткое столкновение геополитических интересов США и стран Запада, с одной стороны, и России — с другой.