1

Шансов на естественную смерть им не оставили

Июль ознаменован одним поражением и одной победой России в затяжной войне, которую она ведет с терроризмом. В первом случае страна потеряла пятерых работников своей дипломатической миссии в Ираке, во втором — наконец-то ликвидировала, пожалуй, самого одиозного и жестокого лидера чеченских боевиков Басаева, на счету которого сотни жизней.


В мире сложились разные подходы государств к отношениям с террористами. Особняком стоит опыт Израиля, который как никто другой в мире страдает от вооруженного экстремизма. Это государство пришло к твердому убеждению, что единственный метод борьбы с названным злом — предельная жесткость, а уступки его носителям лишь разжигают их аппетиты. Никаких переговоров израильтяне не ведут (разве что для того, чтобы успеть подготовить спецоперацию), главной и единственной целью государства является полное уничтожение террористов. Используется также разрушение их домов, ликвидация всего имущества. Причем делается все это без оглядки на мировое общественное мнение.


Самый известный случай — уничтожение израильской разведкой в разных частях планеты одного за другим арабских террористов из организации «Черный сентябрь». Такова была расплата за организацию ими убийства одиннадцати спортсменов израильской сборной на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году.


Причем израильтяне порой не боятся и уж совсем явных перехлестов в своих порывах отмщения. Об этом свидетельствуют события нынешних дней. За захват палестинцами своего ефрейтора они оккупировали территорию сектора Газа, захватили десятки чиновников группировки «Хамас», начали бомбежки Ливана за то, что на его территории располагаются штаб-квартиры движения «Хизбаллах». Число жертв, среди которых немало мирных жителей, измеряется уже десятками. Все это Израиль может себе позволить, естественно, лишь при поддержке США.


По-своему пытается противостоять террору Европа. Ее правительства часто идут на переговоры с экстремистами, не исключают уступок им и провозглашают главной целью сохранение жизней своих сограждан. Если речь идет о денежном выкупе за заложника, они практически никогда не торгуются. Бывают и случаи полной капитуляции. Самый последний — вывод Испанией войск из Ирака после взрывов под Мадридом нескольких электричек в позапрошлом году. Испанцы после теракта немедленно выполнили все требования террористов. Не знаю, как читатели, но я полагаю, что вывод из этого случая экстремисты для себя извлекли такой: только террор и хаос в развитых странах позволят запугать их правительства и решить все свои задачи.


Можно спорить, какой из двух методов предпочтительнее, но ни тот, ни другой явных успехов в борьбе с терроризмом пока не принесли.


Россия прошла мучительный путь, прежде чем смогла выработать относительно вразумительную тактику борьбы со всемирным злом. А начиналось все более чем печально. Кучка бандитов, захвативших в июне 1995-го город Буденновск, какое-то время практически диктовала огромному государству, обладающему мощным человеческим ресурсом и ядерным потенциалом, свои условия. Правительство же расписывалось в собственном бессилии. Триумфальный выезд на автобусах боевиков Шамиля Басаева из Буденновска, в котором они оставили 130 трупов ни в чем не повинных людей, поистине стал актом национального унижения. История еще выявит роли и степень ответственности участников тех событий из числа руководителей страны, но совершенно понятно, что именно безнаказанность боевиков в Буденновске стала прологом к кровавой череде терактов, последовавших в дальнейшем.


Через год после этого были выведены федеральные войска из Чечни, но от взрывов террористов по-прежнему рушились дома в российских городах, терпели крушения самолеты и поезда, люди гибли в метро и на улицах. Закончилось все нападением чеченских боевиков на Дагестан. Выступление Президента Владимира Путина, запомнившееся многим словами о том, что боевиков отныне будем «мочить даже в сортире», стало отправной точкой, от которой государство повело себя по отношению к террористам иначе. За последние годы уничтожены главари чеченских боевиков Арби Бараев, Хаттаб, Зелимхан Яндарбиев, Руслан Гелаев, Аслан Масхадов, Ваха Арсанов, Абу аль-Валид, а также последний так называемый президент Ичкерии Абдул-Халим Сайдулаев. Недавняя ликвидация Шамиля Басаева ясно дала понять тем, кто попытается вновь возглавить боевиков: на естественную смерть им рассчитывать не стоит. Обнадеживает и то, что в Чечне появились влиятельные местные силы, которые небезуспешно ведут борьбу против сепаратистов.


Восстановление кадрового потенциала спецслужб и принятое недавно решение о возможности уничтожения террористов в любой точке света также указывает на то, что российское руководство выработало наконец жесткую линию борьбы с этим злом. Подобная жесткость, понятно, не решит самой проблемы терроризма как явления, но позволит сделать главное: не ввергая государство в хаос и распад, модернизировать его и встроить в новую политическую систему, сложившуюся в мире в последние десятилетия.