1

СНГ: дружба — дружбой, а табачок врозь

В декабре исполняется 14 лет Содружеству Независимых Государств, в которое в свое время вошли двенадцать бывших советских республик. Был ли смысл в создании этой организации, какую роль она сыграла и продолжает играть во взаимоотношениях стран-участниц, есть ли вообще необходимость в ее сохранении в сегодняшних политических условиях? Споры по этим вопросам все чаще возникают как в России, так и за ее пределами.


Ежегодное празднование даты образования СНГ в Содружестве как-то не привилось. Разве что в 2001 году, в год 10-летия этой организации, главы стран-участниц провели в Москве юбилейный саммит. Да и с самой датой образования Содружества не все до конца ясно. Как известно, в Беловежской пуще документ об образовании СНГ подписали сначала лидеры трех стран — Ельцин, Кравчук и Шушкевич. Произошло это 8 декабря 1991 года, и поводом для празднования сей факт совсем не служит, являясь скорее датой и фактического, и юридического развала СССР. А обиженные руководители остальных советских республик были вынуждены присоединиться к Содружеству позднее, поставив свои подписи под документом лишь 21 декабря того же года в Алма-Ате.


Несмотря на некоторую спонтанность и поспешность, сопровождавшие создание новой организации, свою положительную роль, особенно на первоначальном, переходном этапе, она все-таки сыграла. Главное, что удалось сделать, — это предотвратить широкомасштабные конфликты на постсоветском пространстве. Не без помощи СНГ были если и не разрешены, то заморожены разногласия между Арменией и Азербайджаном, миротворческие силы Содружества (в основном России) остановили кровопролитие в Таджикистане, Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье. Но это достижения, скорее, в военной сфере. С политической ситуацией в Содружестве все обстоит сложнее.


Слишком многое говорит за то, что СНГ давно переживает системный кризис. За всю историю его существования было проведено столько формальных встреч лидеров стран, принято столько совместных, но практически ни к чему не обязывающих деклараций, создано столько проектов, которые остались лишь на бумаге, что обывателю сейчас уже довольно сложно объяснить, какой прок от этой структуры. Определенным «звоночком» для Содружества является и то, что на первый план все больше выходят двусторонние и многосторонние межгосударственные договоры и соглашения внутри СНГ, которые имеют конкретный характер и действуют куда эффективнее. Периодически проводимые саммиты все чаще используются лидерами государств для двусторонних встреч, а общая беседа «за круглым столом» носит, скорее, формальный, протокольный характер.


Но все-таки и это не главное — такие «болячки» к летальному исходу не приводят. Если отбросить ложную политкорректность, необходимо констатировать, что этот союз все равно имел бы право на существование, но при одном условии — непременном признании лидерства за Россией. Кризис Содружества последних лет в основном и прежде всего связан с позицией Грузии, Молдовы и Украины, противопоставивших себя Москве. По сути дела, сегодня внутри СНГ сложились два недружественных блока. Страны одного ориентированы строго на США и Запад, второго — кто больше, кто меньше, но все-таки — на Россию. Особняком стоит, пожалуй, лишь Туркмения.


В таких условиях смысл существования СНГ действительно исчезает. Мавр, по всей видимости, свое дело сделал. Вряд ли может быть долговечным союз, в который входят противоборствующие блоки стран с совершенно различными геополитическими устремлениями.


Сегодня можно с уверенностью сказать: мечтательные надежды создателей СНГ на то, что новый союз будет значительно лучше СССР, так как построен не на принудительной, а на добровольной основе, совершенно не оправдались. Отдельные государства, имеющие каждое свои интересы, повели себя по принципу «дружба — дружбой, а табачок врозь», что абсолютно логично. Причем во взаимоотношениях многих из них со временем исчезли и дружба, и табачок, а осталась только рознь. И даже если эту международную структуру удастся в каком-то виде сохранить, она со временем будет все больше терять свое значение, постепенно превращаясь в некий кружок по интересам, в своеобразный «клуб бывших братских республик бывшей сверхдержавы». Не более того.