Экзам Губайдуллин: «Ощутить сопричастность к общему делу»

Председатель Центризбиркома – об итогах предвыборной кампании

Избирательная кампания вышла на финишную прямую. О некоторых ее предварительных итогах мы беседуем с председателем Центризбиркома Татарстана Экзамом Губайдуллиным.

Автор статьи: ЛЕБЕДЕВ Андрей

information_items_10114095

Председатель Центризбиркома – об итогах предвыборной кампании

Избирательная кампания вышла на финишную прямую. О некоторых ее предварительных итогах мы беседуем с председателем Центризбиркома Татарстана Экзамом Губайдуллиным.

— Экзам Саматович, это ваши первые большие выборы в нынешней должности. Однако новичком в избирательном процессе вас назвать трудно. Какая кампания в прошлом запомнилась больше всего?

— Выборы Президента страны в 1996 году. Пожалуй, они были наиболее сложными. Я работал главой Мамадышского района и по ходу предвыборной агитации много встречался с людьми. В разговорах земляки в основном помалкивали или высказывались о кандидатах отрицательно. Разумеется, это было плохим знаком. Не скрою, тогда у нас, как и во многих других районах республики, в первом туре победил лидер КПРФ. Однако перед вторым туром в общественном сознании произошли изменения. Победил действующий глава государства, так много сделавший для нашей республики.

Сам я выходец из Дрожжановского района и хорошо помню, как в советские годы мы спасались продуктовыми «набегами» в соседние Чувашию и Ульяновскую область. У нас самих полки магазинов были полупустыми. А объяснение простое: соседние регионы входили в зону Нечерноземья, где лучше было налажено продуктовое снабжение. Вдумайтесь: жители богатого нефтью Татарстана направлялись к соседям за колбасой и сливочным маслом! У многих казанцев и сегодня в памяти поездки за продуктами в Москву.

Перед выборами 1996 года обстановка вокруг Татарстана коренным образом изменилась. С федеральным центром был подписан Договор о разделении полномочий и предметов ведения, республике удалось отстоять экономическую самостоятельность. Нам нельзя было возвращаться в прошлое, а главное, эту позицию нужно было растолковать людям, избирателям. Думаю, нам это удалось. Я организовал десятки предвыборных встреч с мамадышцами, лично говорил с сомневающимися. И навсегда сделал для себя вывод: нет ничего хуже, чем молчание людей.

— В чем, на наш взгляд, основная специфика предстоящих выборов? Нет ли у вас опасений за их организацию?

— Сужу по своему опыту: ни одна избирательная кампания не похожа на другую. Каждая по-своему сложна и ответственна. Особенность нынешней в том, что накануне в законодательстве были приняты важные изменения, касающиеся подготовки голосования. Многие эти изменения имеют во многом кардинальный характер.

Так, единый день голосования перенесен на сентябрь. Никогда еще подготовка кампании не проходила в этот период.

Второй важный момент связан с переводом избирательных комиссий на профессиональную основу. Здесь создана целая система. Комиссии всех уровней формируются сроком на пять лет, причем на постоянной основе. За предшествующие два года в Татарстане сформированы 2763 участковые избирательные комиссии. Их состав насчитывает около 21 тысячи человек, еще более 20 тысяч включены в резерв. Состав комиссий обновлен как минимум на тридцать процентов. При этом предпочтение при подборе кадров отдавалось специалистам с юридическим образованием, поскольку знание законодательства в настоящее время становится приоритетом.

Сегодняшним членам территориальных и участковых комиссий придется работать в ходе всего предстоящего избирательного цикла: в следующем году провести муниципальные выборы и выборы главы республики, в 2016-м – избрать новый состав Госдумы России, а в 2018-м – главу государства. Но и в перерывах между кампаниями нашим специалистам не придется сидеть сложа руки.

Основная задача комиссий – поддержание надлежащего уровня компетентности. Для этого необходимо регулярное повышение правовой грамотности. Того же требует растущая политическая подкованность рядовых избирателей и представителей политических партий. Участники избирательного процесса все чаще обращаются в судебные инстанции. Растут ответственность и психологическая нагрузка на организаторов выборов.

Весь предшествующий двухлетний срок аппарат Центризбиркома посвятил учебе, которая прошла в три этапа. Наши ведущие специалисты республики выезжали на места, где по достаточно плотному графику проводили семинары по единой методической программе переобучения, утвержденной Центральной избирательной комиссией России. Принцип здесь один: знать избирательное законодательство мало, необходимо уметь применить знания на практике.

— Экзам Саматович, немало вопросов вызывает проведение досрочного голосования. Многие представители оппозиции приняли новую практику буквально в штыки…

— В досрочном голосовании нет ничего предосудительного. На прошлых выборах досрочно выразить свою волю смогли граждане, постоянно проживающие или сезонно работающие в труднодоступных и отдаленных местностях. А теперь проголосовать заранее смогут те, кто по состоянию здоровья, из-за отпуска, командировки или режима работы или учебы не сможет прийти на участок в день выборов. Таким образом, норма, которая отсутствовала в российском законодательстве четыре года, вновь начала действовать.

Напомню: в 2010 году досрочное голосование было отменено из-за невозможности его проконтролировать и вытекающих отсюда злоупотреблений и фальсификаций. А в текущем году Конституционный Суд России признал запрет на досрочное голосование нарушающим права граждан, уезжающих в отпуск и командировки.

— После чего спорная норма была возвращена…

— Государство заинтересовано в том, чтобы услышать голос каждого, чтобы выборы были как можно репрезентативнее, а значит, легитимнее. А потому создает для массового волеизъявления необходимые условия. Досрочное голосование – один из наиболее действенных способов в данном отношении.

Между прочим, практика досрочного голосования существует практически во всех развитых странах. На недавних выборах в Белоруссии явка на досрочном голосовании составила 20-30 процентов, в Германии – не менее 25. В некоторых штатах США она достигает 40 процентов.

— В первый день досрочного голосования в Татарстане отдали голоса лишь 0,12 процента от списочного состава, а многие жители республики даже не знают, что есть такая возможность…

— Согласен. По данным социологических опросов, не знали о досрочном голосовании до половины россиян. Вот почему я не думаю, что явка на досрочном голосовании будет критичной. И постоянно напоминаю об этом представителям партий.
Недавно активисты одной из них пожаловались: в Набережных Челнах слишком активно голосуют работники КамАЗа…

Я уточнил информацию, и что же выяснилось? Люди работают посменно. Третья смена завершается в семь часов утра. Пойдет ли уставший человек на избирательный участок? Сознательный, видимо, пойдет, а его товарищ? Я лично не уверен.

Так почему бы не обеспечить условия для голосования для всех? И тем самым, заметим, дать возможность ощутить сопричастность к общему делу.

— Экзам Саматович, несколько слов о делах партийных. Снятие «Яблока» с выборов – это казус, торжество формализма или закономерность?

— Я подчеркнуто не хотел бы комментировать данное событие. Но скажу несколько слов.

Решению Верховного суда России мы подчинились, хотя до последнего были против снятия партии с выборов. Это была наша принципиальная позиция, и, как вы знаете, Верховный суд республики ранее ее поддержал. На заседании суда в Москве нас поддержал и Центризбирком России. Но решение высокой инстанции оказалось иным, и тут ничего не поделать.

Какие выводы можно сделать? Могу лишь констатировать: партийным активистам необходимо блюсти букву закона. Рекомендовал бы это представителям всех партий – и крупных, и малых. При оформлении заявки на регистрацию, особенно на этапе выдвижения, внимательно заполняйте документацию.

Кстати, схожая ситуация у нас впервые возникла с подписными листами. Сторонники партий должны были ставить в них не только подпись, но и дату, причем собственноручно. Для ряда партий данное обстоятельство имело роковое значение, и в итоге они не были зарегистрированы.

— Можно ли назвать несостоявшееся снятие с выборов партии «Родина», а также наличие в бюллетене сразу двух коммунистических партий усилением межпартийной конкуренции?

— Наверное, так оно и есть, и это вполне нормальный процесс. Если у партийцев есть какие-то вопросы друг к другу, пусть выясняют отношения в суде. Так и должно быть.

кстати

Выборы разных уровней в предстоящее воскресенье пройдут во всех регионах России, кроме Ингушетии. В Татарстане будут избраны сто депутатов Госсовета (пятьдесят – по спискам, столько же – по одномандатным округам). Проходной барьер для партий составляет пять процентов.

На старте кампании мы имели список из 64 партий. Из них 62 имели право участвовать в выборах. Выдвинулись одиннадцать, а до финиша дошли только семь. Идет естественный отбор. Возможности есть у всех партий, вопрос в том, смогут ли они ими воспользоваться.

Уверен: нет трагедии и в том, что программы партий и даже их названия будут дублироваться. Считаю, люди сами разберутся. Если партия заслуживает этого, она наберет необходимый процент голосов. Но следует помнить: сидением в городских кабинетах сторонников не мобилизовать. Для завоевания популярности нужно не лениться выезжать «в народ», активнее вести агитацию, встречаться с избирателями. Но в том-то и проблема, что многие партии не могут себе этого позволить.

– Тем не менее, Экзам Саматович, некоторые склонны полагать, что результат выборов предопределен. Согласны ли вы с подобным мнением?

– Так обычно говорят проигравшие. Никаких предпосылок для таких выводов я не вижу. Наоборот, степень конкуренции весьма высока. По итогам регистрации в партийных списках числились 212 кандидатов (для сравнения: на аналогичных выборах в 2009 году было 123 кандидата). По результатам регистрации в пятидесяти одномандатных округах значатся 217 кандидатов 2009-м выдвигались 169). Плюрализм налицо, и для Центризбиркома все партии и кандидаты одинаковы.

Считаю, исход выборов в первую очередь зависит от гражданина, который придет на избирательный участок (или по определенным причинам проголосует на дому) и лично, не нарушая тайну голосования, выберет того, кого сочтет достойным представлять его интересы, интересы его семьи в высшем представительном законодательном органе республики, чьи решения будут определять развитие региона на ближайшие пять лет.

Сама процедура волеизъявления избирателя – предмет пристального внимания наблюдателей, которые в воскресенье будут работать на избирательных участках. Они контролируют, как избиратели представляют документы, удостоверяющие их личность, как получают бюллетени, где и как их заполняют. У наблюдателей есть право ознакомиться со списком избирателей, с реестром заявлений или обращений о голосовании вне помещений. Наконец, наблюдатели следят за процедурой подсчета голосов.

Какой состав Госсовета мы увидим по итогам выборов, решать только избирателям. Чем больше граждан придет на выборы, тем шире будет карта электорального предпочтения и многообразней политический ландшафт республики.

— Представители партий традиционно жалуются на нарушения избирательного законодательства на участках. Что вы им ответите?

— Нарушение нарушению рознь. Если имеется в виду нарушение избирательных прав граждан – это одно. Разумеется, такое недопустимо. А вот если речь идет о нарушениях избирательного законодательства…

Например, возьмем такую ситуацию: член комиссии неправильно произвел погашение бюллетеня – не так подрезал угол. Нарушение? Формально – да. Но такое нарушение к искажению итогов голосования не приведет. Хотя, уверяю, мы и такие случаи строго разбираем.

У проблемы есть иной аспект. Представители партий, по крайней мере, основных парламентских, зачастую на правах членов с решающим голосом входят в состав территориальных избирательных комиссий. Из восьми членов ТИК четыре, как правило, – выходцы партий. Тем самым их представители – в основном от «Единой России», ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России» – имеют возможность контролировать подготовку к выборам и собственно подсчет голосов. По такому же «прозрачному» принципу работают и участковые комиссии.

У партийцев есть другой естественный инструмент контроля за выборами – формирование групп наблюдателей. Поэтому когда говорят о нарушениях, я всегда предлагаю приводить факты. А голословно можно говорить что угодно…

— Экзам Саматович, вы сами когда и где будете голосовать?

— Вы хотите проверить, знаю ли я свой участок? Не сомневайтесь. На выборы я хожу с супругой. Проголосуем мы с утра в воскресенье на 65-м участке, расположенном в Казани на улице Чехова.

— А потом опять пойдете на работу?

— Обязательно, как и все мои подчиненные. Уже сейчас мы перешли на 18-часовой трудовой график. Сегодня наши специалисты стремятся дойти до каждого избирателя, лично вручить приглашение посетить избирательный участок. Вечером проводят досрочное голосование, а потом приходится задерживаться, и хорошо бы только до десяти часов вечера… Словом, расписание напряженное, но к нагрузке мы готовы.

Ну, а в день голосования рабочий день, думаю, затянется на сутки. Зато к утру понедельника мы уже будем знать итоги выборов в Госсовет.

– Экзам Саматович, в заключение – ваш прогноз относительно явки избирателей в Татарстане.

– Лично я ожидаю неплохой явки. Гадать не люблю, но скажу определенно: независимо от конъюнктуры наша республика всегда стремилась к максимальной активности избирателей. Конечно, регионы в России разные. Есть и такие, где голосует едва половина населения. Нельзя забывать, что явка – это показатель легитимности власти.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x