1

Все дело в технологии,

О том, что экономике Татарстана катастрофически не хватает квалифицированных рабочих кадров, как и о необходимости наладить наконец их подготовку, в республике в последнее время говорят неустанно и на самых разных уровнях. Но, чтобы поднять престиж рабочих профессий в глазах современных школьников, одних разговоров мало. В республиканском Министерстве образования и науки справедливо полагают, что интерес к этому роду деятельности напрямую зависит от того, как поставлено трудовое воспитание в школе. Однако современная школа больше ориентирует детей на получение гуманитарных профессий. Согласитесь, трудно ожидать, что ребенок, которого усиленно обучают иностранным языкам и информатике, внезапно почувствует тягу к станку. Тем более что со станками в школьных мастерских нынче — просто беда. Да и вообще, уроки труда, или, как их теперь называют, уроки технологии, в последние годы не принято было относить к приоритетным.


Нужна ли голова без рук?

Когда-то на уроках труда детей учили создавать вещи своими руками. Мальчики мастерили табуретки, девочки готовили и шили. До сих пор помню, какой популярностью у ребят из нашего класса пользовалось печенье, которое мы пекли в старенькой духовке единственной на весь кабинет плиты. А ситцевый халат, который я сшила в седьмом классе, стал моей любимой «летне-садовой» формой одежды и был впоследствии заношен до дыр.


Уважение к рабочей профессии начинается с малого - например, с первого самостоятельно сшитого кукольного платьяСегодняшним детям это трудно объяснить. В последние 10-15 лет страна переживала образовательный бум. Чуть ли не каждая вторая школа объявляла себя лицеем или гимназией с углубленным изучением отдельных (в основном гуманитарных) предметов, а многочисленные коммерческие вузы значительно облегчили доступ населения к высшему образованию. Уроки труда остались на периферии этого процесса. Существовавшая в советские годы система УПК (учебно-производственных комбинатов), когда дети знакомились с рабочими специальностями непосредственно на предприятиях, канула в вечность и вряд ли когда-нибудь возродится — нынешним ОАО и ЗАО обуза в виде подшефной школы не нужна. А в учебных программах для так называемых гимназических классов трудовое воспитание вообще не предусматривалось. И правда — когда уж тут шить или мастерить мебель, если все поголовно углубленно изучают английский и осваивают компьютер…


Между тем такой однобокий подход к образованию, считают специалисты, отнюдь не безобиден и уж точно не способствует воспитанию гармоничной личности.


— Мы рискуем вырастить, образно говоря, детей с большой головой и без рук, — говорит директор Департамента начального и среднего профессионального образования Министерства образования и науки РТ Александр Леонтьев. — Детей, которые будут прекрасно ориентироваться в виртуальном компьютерном мире, но совершенно не будут знать мир реальный. Поэтому трудовое воспитание рядом с компьютером становится еще более актуальным.


Да, реальный мир — это в том числе и те самые элементарные базовые материалы (ткань, дерево, железо), с которыми мы когда-то имели дело на уроках труда. Кстати, вы замечали, как охотно совсем маленькие дети, не обращая внимания на дорогие игрушки, возятся с тряпочками, железяками, лепят куличики из мокрого песка? Психологи настоятельно рекомендуют родителям не запрещать им этого, поскольку таким образом малыш лучше и быстрее познает окружающую действительность. Педагоги считают, что для школьников опыт работы с элементами материального мира не менее важен, он помогает адекватно адаптироваться в реальности. Да и не дело это, когда дети, с легкостью взламывающие компьютерные коды, зачастую не умеют держать в руках молоток или иголку.


Впрочем, современные уроки труда, по мнению педагогов, должны учить не только этому. Ведь еще в начале 90-х годов в образовательных программах вместо предмета «труд» появилось понятие «технология». Эта дисциплина, по словам Александра Леонтьева, существенно отличается от прежней системы — как по содержанию, так и по целям и задачам. Изменились подходы к организации учебного процесса. Раньше все девочки в классе одновременно шили халаты, а мальчики делали указки или сколачивали скворечники. И неважно было, нужно ли школе столько указок и сколько халатов уже висит в домашнем шкафу семиклассницы. Теперь же предполагается так называемый проектный метод обучения: дети сначала должны провести (каждый индивидуально) своего рода «исследование рынка» — что именно нужно родной школе или его семье, будут ли они шить шторы для кабинета физики или делать подвесную полку для ванной комнаты… Затем разрабатывается проект, рисуются чертежи. И каждый трудится над своим индивидуальным изделием. Понятно, что такой подход требует от учеников более серьезной работы, фактически они осваивают полный производственный цикл — от заказа на определенное изделие до выдачи «на-гора» конечного продукта. Не случайно в курсе технологии появился даже раздел «Основы предпринимательства» — такие уроки, по мнению педагогов, готовят школьников к успешной работе в условиях рынка. Но этого не происходит. Почему?..


«Неудобный» предмет

— «Технология» для руководителей районных отделов образования и директоров школ — предмет неудобный, — говорит Александр Леонтьев. — Ведь здесь нужны серьезные вложения. Конечно, в условиях постоянного недофинансирования делать акцент на предметы гуманитарного цикла выгоднее, для них не нужно оборудовать мастерские, покупать станки. Мы перед началом нового учебного года проехали по районам, посмотрели школьные кабинеты труда… Больно смотреть, что там творится, просто пустыня!


Переводя эту эмоциональную оценку на сухой язык цифр, отметим, что сегодня учебные мастерские в республике оснащены необходимым оборудованием на 57 процентов. При этом около 80 процентов установленных там станков имеют стопроцентный износ — как физический, так и моральный. Но в старых школах эти станки хотя бы есть, а вот в некоторых казанских микрорайонах-новостройках, говорят, мальчики на уроках технологии… делают бутерброды и плетут макраме, так как станков там и в глаза не видели.


— Состояние учебных мастерских вызывает большое беспокойство, — признается министр образования и науки республики Раис Шайхелисламов. — Слаба инструментальная база, абсолютно отсутствуют материалы, плохо и с кадрами. Мы очень серьезно недорабатываем в плане трудовой подготовки старшеклассников. Как при этом можно говорить о привитии элементарного уважения к рабочей профессии!


Человеческий фактор

Кстати, о кадрах министр упомянул не случайно. Это тоже серьезная проблема. Найти профессионального преподавателя «технологии» — такого, чтобы и инструменты знал, и в основах предпринимательского дела разбирался, и организовать технологический процесс мог, — сегодня очень тяжело. И если для девочек преподаватели есть, то с педагогами-мужчинами — просто беда. В некоторых сельских школах чуть ли не сантехников приглашают, чтобы учили мальчиков пилить и строгать.


Хотя, между прочим, Елабужский педуниверситет с 1992 года ежегодно выпускает 125 человек с дипломом учителя технологии и предпринимательства. Если бы они все шли работать по специальности — для республики этого было бы более чем достаточно. Но потенциальные педагоги предпочитают не преподавать предпринимательство детям, а заниматься им в частном, так сказать, порядке. Например, небезызвестный Вадим Махеев, производитель одноименного майонеза, — выпускник ЕГПУ, несостоявшийся учитель технологии.


А между тем практика показывает: где есть хороший учитель, там и с мастерскими все в порядке. Например, в казанской школе №40 кабинеты труда оборудовались еще 30 лет назад. Но до сих пор здесь все работает: и швейные машинки, и токарные, фрезерные и сверлильные станки. В мастерских — идеальный порядок, а сама школа являет собой живой пример востребованности детского ручного творчества: мальчики изготавливают дверные ручки для кабинетов, ящики для мусора, даже рабочие столы, девочки украшают стены своими красочными панно, выполненными по канонам народного творчества, — тут и вышивка бисером, и аппликация из нитяной крошки… Здешние школьники даже абажуры умеют делать сами, а в кабинете технологии учитель Римма Дейнекина с гордостью демонстрировала нам самую настоящую музыкальную шкатулку. Вот он, тот самый проектный метод в действии: для того, чтобы создать такое сложное изделие, ребенку надо действительно пройти определенный производственный мини-цикл.


— Конечно, сейчас растет поколение, которое работать не умеет, — говорит директор 40-й школы Альбина Дериновская. — Ментальность изменилась, дети считают: зачем напрягаться, если можно купить? Но когда они видят, что, например, сувенир, сделанный собственными руками, получился красивее, а иногда и качественнее покупного, мнение меняется.


Впрочем, считает Дериновская, их школе просто повезло на учителей — такие энтузиасты, как Дейнекина и ее коллега Рафик Гумеров, от которого, говорят, ни один мальчик не ушел, не научившись держать в руках инструменты, могут ученикам привить любовь к труду. Но таких нынче крайне мало. А размер учительской зарплаты, понятное дело, энтузиазма не прибавляет. Значит, считает Александр Леонтьев, надо обратить серьезное внимание на «человеческий фактор».


— Сейчас мы выходим в Кабинет Министров с предложением увеличить учителям технологии доплаты за содержание школьных мастерских, — говорит он. — Это позволит поднять зарплату учителям-мужчинам, которых сегодня так не хватает.


Это не единственное предложение, которое в Министерстве образования и науки подготовили для Правительства. Здесь хотят инициировать принятие целевой программы, средства которой пойдут на обновление материальной базы школьных мастерских и на поддержку педагогических кадров. Специалисты подсчитали: для обновления учебных кабинетов одной сельской школе требуется 350-400 тысяч рублей, городской — 650-800 тысяч (в зависимости от числа классов). На доплаты за мастерские уйдет около 113 миллионов рублей. Но на первом этапе в министерстве ставят задачу — создать в каждом районе республики как минимум одну образцовую базовую мастерскую. При планомерном же финансировании, считает Александр Леонтьев, дело можно сдвинуть с мертвой точки года за три-четыре. А если удастся должным образом наладить трудовое воспитание, преподавание технологии в школе, то и проблему подготовки квалифицированных рабочих кадров решать будет проще.


Вместо послесловия

В одной из казанских школ, где, как и во многих других, действуют так называемые «гимназические» классы, занятия в них велись по отдельному учебному плану, где есть углубленный английский, усиленная информатика, но не предусмотрены уроки технологии. Недавно родители школьников, обучающихся в этих классах, пришли к директору с просьбой — убрать из программы любой предмет и поставить вместо него технологию. Хотим, говорят, чтобы девочки умели шить, а мальчики — пилить и строгать. Компьютер компьютером, а умелые руки без куска хлеба никогда не оставят…