1

Концепция пишется — студенты маются

Судьба нового казанского вуза — Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета — обсуждалась на днях на заседании Комитета по культуре, науке, образованию и национальным вопросам Госсовета РТ. Общий настрой депутатов был таков: проблем, возникших при создании нового университета путем слияния трех вузов, можно было бы избежать, если бы решение о его открытии обсуждалось со всеми заинтересованными сторонами и принималось не столь поспешно.


Сможет ли новый вуз, возникший на базе педагогического университета — учебного заведения, хоть и имеющего давние и славные традиции, но вполне традиционного по формам и методам обучения, — стать реальным воплощением в жизнь идеи создания Татарского университета? Этот вопрос неоднократно звучал на заседании парламентского комитета. Возник он не случайно. Постановление Верховного Совета Татарстана о создании Татарского государственного университета было принято еще в июле 1994 года. Концепция нового вуза основывалась на двух «китах»: преподавание здесь обязательно должно было вестись на двух государственных языках, а основной задачей университета депутаты обозначали подготовку интеллектуальной элиты во всех отраслях экономики республики. Одним словом, это должно было быть учебное заведение совершенно нового типа, основанное на идеях, принципиально отличающихся от традиционных образовательных концепций.


Однако, как мы уже неоднократно писали, принципиально нового вуза в итоге не получилось. Вместо этого к Казанскому государственному педуниверситету присоединили два вуза республиканского подчинения — Татарско-американский региональный институт (ТАРИ) и Татарский государственный гуманитарный институт (ТГГИ). Образовавшийся конгломерат получил название Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета (ТГГПУ). В таком решении вопроса многие депутаты Госсовета справедливо усмотрели серьезный отход от первоначальной идеи. Особенно задел депутатов тот факт, что решение принималось кулуарно, сами парламентарии о нем до последнего момента не знали, их просто поставили перед фактом. Это дало повод для ряда довольно резких заявлений. Туфан Миннуллин, например, объявил, что появление ТГГПУ нельзя связывать с тем самым постановлением 1994 года и вопрос о создании Татарского университета по-прежнему остается открытым. А присутствовавший на заседании комитета экс-депутат Фандас Сафиуллин — один из авторов идеи создания Татарского университета — вообще предложил отменить принятое решение и восстановить статус ликвидированных вузов.


Но даже те, кто не был столь резок в суждениях, выражали серьезные сомнения в том, что новый университет сумеет справиться с поставленными задачами. Ведь у ТГГПУ, как выяснилось, до сих пор нет даже четкой концепции развития. Кроме того, его гуманитарный статус не позволяет готовить элитные кадры в технических отраслях экономики. Есть сомнения и в том, что в новом вузе будет в полном объеме реализован Закон о государственных языках Республики Татарстан, ведь, по словам ректора ТГГПУ Зямиля Нигматова, в университете сегодня около 60 процентов преподавателей-татар, но только 40 процентов из них могут вести занятия на родном языке.


Есть у нового вуза и другие серьезные проблемы. Например, он до сих пор не имеет лицензии на ряд специальностей, связанных с экономикой, менеджментом и управлением, по которым обучались студенты ТАРИ. По словам бывшего ректора этого ликвидированного ныне вуза Диляры Шакировой, на то, чтобы лицензировать эти специальности, в свое время понадобилось несколько лет. Зямиль Нигматов пообещал собравшимся, что ТГГПУ получит необходимые лицензии в течение ближайшего времени. Но «ближайшее время» — понятие относительное, а учеба у студентов уже началась, и фактически получается, что экономисты и управленцы, бывшие студенты ТАРИ, сейчас учатся незаконно.


Еще один больной вопрос, который затронули на заседании комитета, — кадровый потенциал нового вуза. Приглашенный на заседание старший научный сотрудник института истории Академии наук РТ Дамир Исхаков отметил, что многие высококвалифицированные преподаватели, работавшие в ликвидированных институтах, могут просто остаться не у дел. И хотя ректор ТГГПУ заявил, что он готов принять на работу всех желающих, на практике, как выяснилось, все гораздо сложнее. Например, в ТАРИ 45 человек подали заявление об увольнении. По словам Диляры Шакировой, многие преподаватели готовы работать до тех пор, пока их студенты не закончат вуз, но лишь на основе совместительства. В штат нового университета педагоги татарско-американского института идти не хотят — слишком маленькие зарплаты им там предлагают. Кстати, и сама Диляра Мансуровна отказалась работать в новом вузе, хотя ей пообещали сохранить ТАРИ внутри ТГГПУ отдельной структурной единицей и предложили возглавить это новообразование.


Одним словом, разговор на комитете шел непростой, эмоций хватало. Министр образования и науки республики Раис Шайхелисламов призывал депутатов не торопиться с выводами, ведь новый вуз фактически еще не начал работу. На что Туфан Миннуллин заметил, что не стоило так торопиться с решением о его создании, тогда сегодня не было бы всех означенных проблем, не писали бы обеспокоенные студенты и их родители письма на имя первых лиц республики. Присутствовавший на заседании советник Президента РТ по науке и высшему образованию, ректор технологического университета Сергей Дьяконов предложил создать общественную комиссию, которая будет контролировать развитие нового учебного учреждения. Эту идею поддержали многие из присутствующих. Ректор ТГГПУ попросил лишь, чтобы в эту комиссию не включали людей, настроенных по отношению к новому вузу однозначно негативно. Ведь, плохое или хорошее, решение уже принято, и сейчас надо думать о том, как жить дальше, а не пытаться повернуть вспять.


В итоговом постановлении депутаты рекомендовали Министерству образования и науки РТ и руководству гуманитарного университета до 1 октября разработать концепцию развития вуза и представить ее на рассмотрение в Комитет Госсовета по культуре, науке, образованию и национальным вопросам. Лишь после того, как появится такой документ, отметили заседавшие, можно будет говорить и о создании комиссии, которая будет контролировать все спорные вопросы. Что ж, концепция, конечно, нужна. Хочется только заметить, что пока она пишется, некоторые студенты, о проблемах которых, кстати, на комитете почти не упоминали, уже могут назвать себя пострадавшими от последствий слияния трех вузов. Так, иногородних студентов 4-5 курсов КГПУ, приезжающих с каникул, не пускают в их комнаты в общежитии, мотивируя это тем, что народу в вузе после объединения стало больше, мест на всех не хватает и общежитием решено обеспечить прежде всего первокурсников, которым в силу юного возраста сложнее адаптироваться в чужом городе.


Зямиль Нигматов подтвердил нам, что такая проблема действительно существует и что вопрос со старшекурсниками, оставшимися без общежития, будет решаться в индивидуальном порядке, причем учитываться будут все нюансы: и как далеко от Казани живет человек, и каково его семейное положение… Но когда по каждому студенту будет принято какое-либо решение, пока сказать трудно, а лихорадочно искать крышу над головой вместо того, чтобы посещать занятия, десяткам будущих педагогов приходится уже сегодня.