4 июля 2022

История с демографией

Опубликовано: 20.08.2005 0:00

В наступающем учебном году, согласно данным республиканского Министерства образования и науки, в Татарстане за парты сядут 37139 первоклашек. Это на 267 человек меньше, чем в прошлом году, и почти на 30 тысяч меньше, чем десять лет назад. В будущем же году первоклассников, по прогнозам, ожидается на тысячу меньше, чем нынче. Аналогичная картина наблюдается и по выпускникам средних школ: в 2004 году их было 49,2 тысячи, нынче — около 48 тысяч, а в 2010-2011 учебном году число выпускников, по сравнению с сегодняшним, уменьшится в 1,7 раза. Детские сады и школы стали первыми структурами, ощутившими на себе «выкрутасы» демографии. В ближайшие годы эта проблема вплотную встанет перед учреждениями начального, среднего и высшего профессионального образования.


Кто последний в детский сад?

Социально-экономические потрясения, свалившиеся на жителей постсоветского пространства в начале 90-х годов прошлого века, тут же отразились на динамике рождаемости. Пустые полки магазинов, дикие очереди за продуктами, выдаваемыми по талонам, денежные реформы, оставившие многие семьи без многолетних сбережений, — где уж тут рожать детей? Те же, кто все-таки решился на этот серьезный шаг, к середине девяностых с удивлением обнаружили, что истории о жутких очередях за путевкой в детский сад, которыми пугали их соседи, имеющие детей постарше, — не более чем миф. Именно детские дошкольные учреждения в системе образования стали первыми «пострадавшими» от демографического кризиса.


Может быть, это поколение изменит к лучшему демографическую ситуацию— В те годы многие детсады, особенно в городах и поселках городского типа, стали перепрофилироваться и закрываться, — вспоминает начальник управления высшего и среднего образования при Кабинете Министров РТ Рамиль Валеев. — Всего с 1997 по 2004 год число детей в этих учреждениях уменьшилось почти на двенадцать с половиной тысяч.


Соответственно и самих детсадов за семь последних лет стало меньше почти на 200 единиц. Воспитатели оставались без работы, а здания за ненадобностью в массовом порядке передавались разным коммерческим структурам. Последствия этого непродуманного решения чиновники от образования в полной мере ощущают сегодня, ведь с 2001 года рождаемость в республике начала расти, и нынешние молодые родители вновь столкнулись с понятием «очередь в детский сад». Только за последний год в этой очереди прибавилось 5 тысяч человек.


Демография как рыночный механизм

Между тем вслед за детскими садами спад рождаемости ощутили на себе школы. Если в 1998-1999 учебном году в них обучалось чуть больше 600 тысяч детей, то в 2005-2006 и 450 тысяч не наберется. Прогноз же на 2010-2011 учебный год и вовсе не радует: около 405 тысяч школьников на всю республику. Правда, ожидается, что с 2008-2009 годов начнется некоторый рост численности учащихся (за счет тех самых малышей, родившихся в начале века), но специалисты Министерства образования и науки говорят, что и тогда школьников в республике все равно будет меньше, чем в 1990-х. Ведь если нынче первоклашек в Татарстане насчитывается на 30 тысяч меньше, чем 10 лет назад, то через пять лет их станет всего на три с небольшим тысячи больше, чем сегодня.


Родители нынешних казанских тинейджеров наверняка помнят образовательный казус, имевший место на стыке двух веков: учителя чуть ли не поквартирно обходили близлежащие к школе дома, переписывая будущих первоклассников, набирая себе «контингент». И это — в столице Татарстана, где школы всегда отличались перегруженностью. О сельских общеобразовательных учреждениях и говорить не приходится, а ведь именно на селе расположено две трети всех школ республики.


Неудивительно, что сегодня специалисты Министерства образования каждую третью среднюю и каждую вторую основную (девятилетка) школу на селе считают малокомплектными — там учатся меньше 100 детей. А в ближайшие четыре — пять лет, по прогнозам, под это определение будет подпадать уже половина сельских школ. Чтобы решить проблему, власти республики вынуждены были пойти на непопулярные меры. Была принята программа оптимизации сельских школ, которая предусматривала, что в малонаселенных деревнях можно будет получать только начальное образование, а всех остальных детей распределят по так называемым базовым школам — наиболее крупным в каждом районе общеобразовательным учреждениям. Правда, при этом опустевшие школьные здания местные органы образования, памятуя историю с детскими садами, все же стараются сохранить под своим контролем.


Оптимизация, конечно же, не могла не сказаться на судьбе учительского корпуса. Когда принималась программа, министерские чиновники подсчитали, что придется сократить около семисот педагогов. Впрочем, считает Рамиль Валеев, сокращение, скорее всего, коснется и городских учителей.


— Это не значит, что к ним будут приниматься какие-то административные меры, — говорит начальник управления Кабмина, — но демографический спад приводит к тому, что нагрузка у школьных педагогов снижается. Уходить в первую очередь, скорее всего, будут пенсионеры …


Но, утверждает Р.Валеев, в этой ситуации есть и свои явные преимущества. Снижение учительской нагрузки должно привести к повышению качества обучения. Ведь работать, когда в классе сидят 25 человек, неизмеримо легче, чем если их там 40. Обучение, таким образом, станет более индивидуальным. Да и в школьных классах, где еще недавно на всех не хватало парт, станет просторнее. Еще один плюс: у «недогруженных» учителей появится возможность активно внедрять в процесс обучения различные факультативные курсы.


По словам же министра образования и науки РТ Раиса Шайхелисламова, демографический спад для школ вообще стал хорошим поводом задуматься о качестве своей работы. Например, в Набережных Челнах несколько лет назад начали эксперимент с «подушевым» финансированием общеобразовательных заведений. Чем больше в школе учеников, тем больше ей выделяется денег. Тем директорам, кто вовремя понял, что привлечь детей (а точнее, родителей) в школу можно, только создавая там хорошие бытовые условия, внедряя перспективные образовательные программы, предлагая различные факультативы, удалось, несмотря на кризис рождаемости, сохранить контингент учащихся и успешно развиваться: покупать новую мебель, учебное оборудование, доплачивать учителям.


— Демографическая ситуация позволила взглянуть на значимость рыночных процессов в системе образования, — говорит министр. — Она явилась стимулом для повышения качества услуг. Те же школы, которые не обращали внимания на потребности учащихся, остались без контингента, и некоторые из них вынуждены были закрыться.


Когда абитуриентов меньше, чем учебных мест

В ближайшее время с демографической «ямой» вплотную столкнется и республиканская система профессионального образования. Начнем опять же с цифр. Прошедший учебный год, говорит Рамиль Валеев, был для нашего профессионального образования пиковым по числу студентов: около 266 тысяч человек обучались в вузах и ссузах (средне-специальных учебных заведениях). Это лучший показатель за последние 10-15 лет. Но… В прошлом году только в вузы (государственные, муниципальные и коммерческие) в Татарстане было зачислено около 49 тысяч абитуриентов. Это почти столько же, сколько было у нас тогда выпускников школ. А ведь есть еще ссузы, есть система начального профессионального образования… Что же будет через пять лет, когда, по словам Рамиля Валеева, из школьных стен выйдут всего 27,9 тысячи человек?


Все те же родители сегодняшних подростков, отдавая в свое время детишек в школу, помнится, тихо радовались: дескать, когда чаду придет пора поступать, абитуриентов будет меньше, чем мест в институтах… Ориентация большинства населения на высшее образование, видимо, приведет к тому, что в первую очередь в сложившейся ситуации пострадают профессиональные училища, лицеи, колледжи и техникумы.


Впрочем, представители ссузов и системы НПО сегодня говорят о проблеме весьма философски. Вот, например, мнение председателя Совета директоров средних специальных учебных заведений РТ, директора Казанского авиационного техникума Валерия Сохабеева:


— Конечно, ситуация сложная. Руководство федерального министерства образования берет курс на оптимизацию набора в учреждениях среднего профессионального образования, власти готовы к тому, что мы не будем выполнять план приема. Но, надеемся, все будет не слишком драматично. Во-первых, всегда есть определенный контингент «наших» выпускников — тех, которые по разным причинам о вузе даже не думают. Потом — наши студенты очень интересуют работодателей, поскольку они ориентированы на практическую работу. Так что, мне кажется, умереть ссузам не дадут.


А что же вузы? Готовы ли они к новым условиям? Некоторые представители высшей школы также призывают не драматизировать ситуацию.


— Надо иметь в виду, что в вузы поступают не только те, кто кончает школу в этом году, но и те, кто не поступил в предыдущем или за два года до этого, — говорит советник Президента РТ по науке и высшему образованию, ректор КГТУ им.Кирова Сергей Дьяконов. — Вообще, если говорить о краткосрочной перспективе, то демографическая «яма» в Татарстане — довольно узкая по времени, приблизительно лет на пять. Мы ее не заметим. А если включим глобальные аспекты, вспомним миграцию из Узбекистана, Киргизии, где идет рост населения… Многие из них приедут учиться к нам.


О последнем факторе упоминал недавно и министр образования республики:


— Буквально через год-два мы действительно почувствуем достаточно серьезное снижение численности студентов, — говорит Раис Шайхелисламов. — Если, конечно, не примем меры для привлечения абитуриентов со стороны. Для этого вузам необходимо подумать об общежитиях, создании нормальных, комфортных условий, о проведении рекламных кампаний в других субъектах Федерации. Замечу, что такая работа многими вузами уже проводится.


Однако не все смотрят на ситуацию оптимистично. Руководитель одного из негосударственных вузов Татарстана в частной беседе сказал:


— Всем будет плохо… Мелкие вузы, скорее всего, будут закрываться.


На вопрос же, готовятся ли как-то коммерческие образовательные структуры к грядущим переменам, только вздохнул — разве, мол, можно защититься от стихийного бедствия, каковым является демографический спад? Хотя, как выяснилось, более крупные негосударственные вузы все же предпринимают определенные шаги, дабы подстраховать себя.


— Я могу сказать, что делаем в этой ситуации мы, — рассказала нам председатель Совета ректоров негосударственных вузов РТ, ректор Академии социального образования (КСЮИ) Гузель Мухаметзянова. — Но аналогичные процессы идут и в некоторых других вузах. Мы стараемся укрупнять наши структуры, то есть создавать свои учебные заведения среднего образования, притягивать как общеобразовательную школу, так и начальное, среднее профессиональное образование. Шире открывать аспирантуру, докторантуру. То есть повышать свою привлекательность за счет возможности непрерывно учиться в одних стенах. Я считаю, что создание таких монстров — это в какой-то мере гарант выживания. А вообще, только качество подготовки специалистов в том или ином учебном заведении даст возможность при любом демографическом спаде оставаться на плаву.


И все-таки, считает Рамиль Валеев, сектор платных образовательных услуг будет сокращаться. Тем более что образовательный бум последних лет, когда в республике с каждым годом становилось все больше коммерческих институтов, а в государственных вузах «плодились и размножались» платные места, привел к чудовищному дисбалансу между системой образования и рынком труда, о чем мы уже неоднократно писали. Татарстан сегодня остро нуждается в квалифицированных рабочих, а вакансии для специалистов с высшим образованием составляют примерно пятую часть от общей кадровой потребности республики. Понятно, что такая ситуация в сочетании с демографическим кризисом должна подвигнуть власти Татарстана на адекватные меры. И негосударственные вузы, видимо, первыми ощутят их на себе. В особенности это коснется многочисленных филиалов. Их уже начали проверять по полной программе и, по словам Р.Валеева, обнаружили множество недочетов в работе. Причем недочеты эти не всегда связаны с непосредственной задачей вуза — учить студентов. Где-то истек срок действия свидетельства санитарно-эпидемиологической службы, у других обнаружены мелкие нарушения в нормативно-правовых документах… Это, конечно, не ведет к их закрытию. Пока не ведет… Но в следующем учебном году в республике будет проводиться комплексная проверка вузовской системы, и, учитывая, как много в Татарстане совсем новых вузов, не прошедших еще аккредитацию, не имеющих должного имиджа и авторитета, кто знает — может, тогда-то и появятся первые пострадавшие на татарстанском рынке высшего профессионального образования.


Впрочем, демографический спад, как выяснилось, отразится не только на рынке платных образовательных услуг. Бюджетные места в государственных вузах тоже доступнее не станут.


— В последние годы число бюджетных мест у нас постоянно росло, — говорит Рамиль Валеев. — Но со следующего учебного года их будут сокращать. Думаю, правда, что радикального сокращения не произойдет.


Действительно, уже нынче вузы недосчитались почти двухсот бюджетных мест. Это, конечно, не катастрофа. Но то, что процесс будет продолжаться, — несомненно. Как рассказал нам Сергей Дьяконов, сейчас на федеральном уровне планируются большие изменения в части высшего образования. Речь идет о том, чтобы дать вузам большую степень свободы и возможность самим корректировать свои планы набора. Думается, в условиях, когда число абитуриентов сокращается, а рынок наступает, система высшего образования скорее пожертвует бюджетными, чем платными местами. Кроме того, снова возвращаясь к адекватным мерам, планируемым властями в сфере образования, нельзя не вспомнить, как на недавней республиканской педагогической конференции, когда речь зашла о создании нового гуманитарно-педагогического университета на базе трех вузов — КГПУ, ТГГИ и ТАРИ, Президент Шаймиев заметил, что только фундаментальные вузы способны решать современные образовательные задачи. А следовательно, создание ТГГПУ, сказал он далее, — лишь первый шаг на пути болезненного, но необходимого процесса слияния учреждений высшего образования. И это вполне вписывается в его же предложение оставить бюджетное финансирование лишь для тех вузовских направлений, которые наиболее востребованы экономикой республики. Так что демографический спад не сделает высшее образование более доступным. Скорее, наоборот, высшей школе надо готовиться к тяжелым временам.

image_printРаспечатать

Автор статьи: ЧЕСНОКОВА Евгения
Выпуск: № 167 (25503)


Добавить комментарий

02.07.2022

Непреходящий для всех нас урок

Ветераны Татарстана обсудили проблемы духовно-нравственного воспитания молодёжи

Духовно-нравственное и трудовое воспитание подрастающего поколения в условиях непростого международного положения нашей страны стало темой заседания выездного пленума Республиканского совета ветеранов (пенсионеров) в Пестречинском районе.

3930
01.07.2022

Маткапитал вернули в соципотеку

Участники республиканской программы социальной ипотеки вновь получили возможность использовать средства материнского капитала.

5140
01.07.2022

Паспорт можно получить быстрее

С 1 июля сокращены сроки оформления паспорта гражданина России и регистрации по месту жительства.

5740
01.07.2022

По маршруту вождя пролетариата

В Казани отреставрируют деревянный особняк, в котором в 1887 году жил Владимир Ленин.

5710
01.07.2022

В Казани стартовал проект «Легко – об айти»

В формате паблик-­тока (разговора на публике) эксперты рассказали о развитии IT-индустрии Татарстана.

5110

Мнение

Лейла ФАЗЛЕЕВА, заместитель Премьер-­министра РТ:


15 тысяч одиннадцатиклассников завершили обучение в этом году в школах республики. Самые востребованные направления среди поступающих в наши вузы – экономика и управление, образование и педагогические науки, информатика и вычислительная техника, электро- и теплоэнергетика, юриспруденция.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров