7 декабря 2021

Задание особой важности

Опубликовано: 12.04.2002 0:00

Автор предлагаемой статьи — Михаил Иванович Морозов — в конце 50-х годов проходил службу на космодроме Байконур. Он в качестве оператора отвечал за подготовку к пуску ракет автомата управления дальностью. К 40-летию Дня космонавтики ему было вручено удостоверение «Ветеран космодрома Байконур». Думается, воспоминания ветерана будут небезынтересны нашим читателям.


автору статьи М.Морозову - 23 года (1957 г.)Атомная бомбардировка американцами в августе 1945 года японских городов Хиросимы и Нагасаки, в результате которой погибли сотни тысяч японцев, положила начало послевоенной гонке вооружений между США и СССР. Обладая атомным оружием, американцы уверовали в то, что именно они являются властелинами Вселенной. Другого мнения придерживалось руководство СССР — страны, внесшей основной вклад в победу во Второй мировой войне.


Уже осенью 1947 года на полигоне Капустин Яр в Астраханской области была запущена первая советская ракета с дальностью полета до 500 км, а в начале 50-х годов успешно были проведены испытания атомного и водородного оружия на полигонах в Оренбургской и Кустанайской областях.


Одновременно с этими испытаниями началось строительство крупнейшего в мире ракетного полигона Байконур в Кзыл-Ординской области Казахской ССР, а десятки научно-исследовательских институтов и сотни предприятий военно-промышленного комплекса приступили к разработкам и конструированию межконтинентальной баллистической ракеты с неограниченной дальностью полета, которая смогла бы доставить ядерное оружие практически в любую точку земного шара.


Тысячи молодых офицеров, после соответствующей подготовки, в 1955 году прибыли для прохождения дальнейшей службы в доселе никому не известных должностях. Если сказать, что нас ожидало комфортабельное жилье и организованный быт, то это будет лукавством. Кто-то разместился в палаточном городке на берегу реки Сырдарьи, кто-то в казарме по 300 человек на этаже без перегородок и дверей, кто-то в степи в деревянных бараках.


Продолжалось строительство монтажно-испытательного корпуса для сборки и проверки в горизонтальном положении ракет, не заправленных компонентами ракетного топлива, а также строительство стартовой площадки, где рыли внушительных размеров котлован и монтировали стартовую систему. Сооружения располагались на расстоянии 45-50 км от жилой площадки, и на службу ежедневно мы, будущие испытатели, добирались на бортовых грузовых автомобилях, специально оборудованных для перевозки людей. Можно себе представить это удовольствие, если температура летом поднималась до +50 градусов, а зимой опускалась за -40 градусов при постоянных песчаных бурях. Следует заметить, что бани нигде рядом не было, помыться и постирать белье можно было только в умывальной комнате, куда поступала грязная вода, совершенно непригодная для питья.


Интересно решался вопрос с питанием. Столовой рядом не было, а в казарменном буфете завтраки и ужины всегда были стандартными: пряники, печенье, сливочное масло, кофе, какао. Помнится, что позже, во время учебы в Ростове, я и мои друзья-сослуживцы несколько лет не ели сливочного масла. Наелись на Байконуре.


Молодые офицеры честно выполняли свой служебный долг. Не помню случая крупных ссор, драк, воровства, дезертирства, стрельбы. Нам совершенно не было известно понятие «дедовщина». Возможно, здесь сказалось то обстоятельство, что на Байконур отбирались строго отличники учебы в военных училищах, бывшие курсанты-сержанты и комсомольские активисты. В то время эти люди были действительно золотым фондом армии, очень дисциплинированными и ответственными, а также отлично подготовленными в техническом и спортивном отношениях.


В конце 1956 года от станции Тюра-Там провели в сторону стартовой площадки железнодорожную ветку и пустили небольшой поезд, в котором было 6 вагонов. Добираться на службу стало удобнее. А в начале 1957 года в железнодорожном тупике около монтажно-испытательного корпуса установили несколько вагонов, и всех офицеров, которые по своим должностным обязанностям были связаны с подготовкой ракет к пуску, переместили жить постоянно в эти цельнометаллические вагоны по 2 человека в купе.


Байконур — это не только пыльная, неприветливая полупустыня, где и форма одежды офицеров совершенно неуставная: летом вместо фуражки — панама, гимнастерка с незастегивающимися воротничком и короткими рукавами, а также дерматиновые сапоги; зимой — полушубок и валенки. Обязательно ношение очков от песчаных бурь. В течение 10-15 дней в начале весны Байконур покрывается ковром из малорослых, но крупных по размеру тюльпанов желтого цвета. Удивительно было видеть эту неописуемую красоту, возникшую вдруг на сыпучем песке, который и снегом-то никогда не покрывается, и не знает влаги.


Именно в такую пору в 1957 году началась подготовка первой ракеты к пуску. Она длилась долго и тщательно, но, к сожалению, первый пуск окончился неудачей. Правда, ракета оторвалась от стартового сооружения, но в момент разделения ступеней развалилась на безопасной высоте. Разочарованию не было предела. И больше всех был расстроен генеральный конструктор С.П.Королев. Потом готовились новые пуски, и снова были неудачи. Однажды ракета упала всего в 15 км от бункера, из которого осуществлялись пуски и где в это время вместе с нами, операторами, находились видные ученые — главные конструкторы системы управления, двигательной установки, источников питания, системы телеконтроля и т.д., а также военачальники высокого ранга.


На Байконуре21 августа 1957 года состоялся первый удачный пуск межконтинентальной баллистической ракеты с жидкостным реактивным двигателем и автономной системой управления. Ракета, пролетев 10 тысяч км, точно «приводнилась» в заданном квадрате акватории Тихого океана. Радость царила неописуемая, офицерам предоставили трехдневный отпуск. Мы были горды тем, что приняли непосредственное участие в сдаче на вооружение страны надежного средства доставки ракетно-ядерного вооружения на любой континент. У американцев такие ракеты появились значительно позже.


Настала эра удачных пусков. Когда запустили собачек Белку и Стрелку, стало ясно, что, возможно, скоро будет отправлен в космос и человек, но для этого необходимо было изучить особенности космического пространства. 4 октября 1957 года был запущен первый искусственный спутник Земли, а затем — второй, третий, четвертый и т.д. Надежные пуски ракет стали обычным делом. Между пусками можно было уделить внимание и себе. Некоторые из нас, готовясь к поступлению в академию, стали ездить в вечернюю школу, посещать драмкружок, организовывать спортивные соревнования по футболу и волейболу. Можно было съездить в кинотеатр барачного типа и искупаться в Сырдарье. Мужской контингент стал пополняться девушками — служащими Советской Армии, что вносило приятное разнообразие в нашу холостяцкую жизнь. Можно было уже и праздники отметить по-человечески, и просто пообщаться, ведь большинству из нас было всего-то по 23-24 года.


Жизнь стабилизировалась, принимались молодые деревца, посаженные нами к 40-летию Великого Октября в парке на жилой площадке, открылись школа и Дом офицеров, баня, прачечная, парикмахерская.


К старшим офицерам стали приезжать семьи, и уже можно было услышать смех детворы. И если раньше мы пели песни типа «Сурова жизнь, коль молодость в шинели и юность перетянута ремнем…», то теперь с удовольствием пели песни из кинофильма «Карнавальная ночь».


Приближалась пора расставания с Байконуром, нас, 20 человек из 120 желающих, командировали на вступительные экзамены в высшие военные учебные заведения, которые 18 человек успешно сдали. Прощальный ужин на Байконуре прошел тепло и скромно. Наши командиры желали нам успешной учебы, мы благодарили их за науку.


Прошло почти полвека с тех пор, давно позади служба в Вооруженных Силах. Но до сих пор из своих 32 лет военной службы я с гордостью вспоминаю байконурский период — и не только потому, что работал там с выдающимися учеными и крупными военачальниками, а прежде всего потому, что там, на Байконуре, вместе со своими друзьями принял непосредственное участие в выполнении правительственного задания особой важности.


М.МОРОЗОВ.
Председатель профкома КГПУ, полковник в отставке.


На снимках: автору статьи М.Морозову — 23 года (1957 г.); на Байконуре.

image_printРаспечатать

Выпуск: № 74 (24630)


Добавить комментарий

06.12.2021

По ориентирам будущего

Пандемия способствовала продвижению в России внутреннего туризма. Таков рефрен стартовавшего сегодня в Казани туристического форума «Ориентиры будущего».

2450
06.12.2021

Продолжатели традиций добровольцев

С Международным днём добровольцев, который отмечался в прошедшее воскресенье, поздравил татарстанцев Премьер-министр Алексей Песошин.

1710
06.12.2021

Победители «Цифрового прорыва»

В Иннополисе прошло главное айтишное мероприятие года

4 декабря в Иннополисе ярко и креативно прошла церемония закрытия финала всероссийского конкурса «Цифровой прорыв – 2021», общий призовой фонд которого составил 26 млн рублей (фонд финала – 24 млн, плюс гранты от партнёров – 2 млн рублей).

2040
06.12.2021

В рамках национального проекта «Экология»

Первое место по итогам всероссийской акции по уборке берегов «Вода России» занял Татарстан.

2060
06.12.2021

Муртазин Абдрахим Муртазинович

5 декабря 2021 года на ­95-м­ году жизни скончался Муртазин Абдрахим Муртазинович, бывший первый секретарь Высокогорского райкома КПСС Татарской АССР, участник Великой Отечественной войны.

1790

Мнение

Марат САДЫКОВ, министр здравоохранения РТ:


В СССР никто не дискутировал по поводу национального календаря вакцинации – была полная дисциплина, поэтому мы забыли про такие заболевания, как чума. Но из­-за демократических веяний к нам вернулась корь. Будет ещё печальнее, если вернётся не менее грозная оспа. Поэтому воп­роса, прививаться ли от коронавируса, для меня не существует.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Дни рождения

    7 декабря

    Роман Рамизович Фатхутдинов (1985), глава администрации Советского района Казани.

  • Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров