7 июля 2022

«Правительственная командировка»

Опубликовано: 12.04.2001 0:00

Наши земляки — участники строго засекреченной военно-стратегической операции под кодовым названием «Анадырь» — молчали, пожалуй, дольше других. И вспоминали о далеких событиях почти сорокалетней давности, произошедших в районе Карибского бассейна, лишь в узком кругу «кубинцев». До сих пор точно неизвестно, сколько татарстанцев из 43-тысячного контингента советских вооруженных сил служили тогда на Кубе и многие ли дожили до сегодняшнего дня. В военкоматовских учетных карточках в подобных случаях делалась одна таинственная запись: «правительственная командировка». А такие «командировки» во времена «холодной и прохладной войн» были не редкостью…


«Анадырь» «Мангусте» скорее враг, чем друг

Меня пригласили в дом полковника в отставке Дмитрия Ефимовича Орла, бывшего командира 318-го Казанского зенитно-ракетного полка. Полка, который по причине секретности не стал знаменитым, хотя в полном составе участвовал в операции «Анадырь» (и не только в ней) и совсем недавно, 23 февраля этого года, отметил 50-летний юбилей со дня своего создания.


В уютной квартире, помимо местных «кубинцев», меня встретил настоящий уроженец Кубы, покинувший остров Свободы вместе с полковником Орлом. Гордое создание в ярком зелено-красно-синем наряде (под стать одеянию обитателей тропиков) вовсе не обрадовалось моему желанию познакомиться с ним. И в ответ на заигрывания попыталось клюнуть. Да, то был настоящий попугай ара по имени Варвара.


— Правда, по прошествии многих лет мы поняли, что это вовсе не Варвара, а Варвар. По принадлежности к «мужскому» полу, конечно, — признается Зинаида Александровна, хозяйка дома…


Как это было… После свержения диктатора Батисты в январе 1959 года к власти на Кубе пришло революционное правительство, которое возглавил Фидель Кастро Рус. Америка не могла смириться с потерей своей полуколонии. И, чтобы уничтожить маленькую страну, подготовила и оснастила кубинских контрреволюционеров, которые 17 апреля 1961 года высадились на острове в районе Плайя-Хирон. Однако революционная армия, уже тогда используя российское вооружение и прислушиваясь к рекомендациям советских военных советников, полностью разгромила противника.


(Кстати, 19 апреля сего года кубинцы отмечают 40-летие этой победы, в связи с чем татарстанские воины-интернационалисты на днях отправили на имя Фиделя Кастро поздравительную телеграмму.)


Ответным ходом США на поражение под Плайя-Хирон стало планирование новой операции — «Мангуста», главной целью которой было открытое вооруженное вторжение на Кубу и полное уничтожение революционных завоеваний островитян. Руководитель Советского Союза Никита Хрущев решился спасти маленькую страну. Причем путем такой авантюры, которая, как он сам признавался, может закончиться «невиданнейшей, тяжелейшей ракетно-ядерной войной».


В кратчайшие сроки был разработан план под кодовым названием «Анадырь» (не имеющий к северной реке никакого отношения), в суть коего изначально посвятили лишь несколько человек. Фидель Кастро пока не знал, что его страну планируется превратить в военную базу. Лишь после утверждения операции Президиумом ЦК КПСС от него получили «добро». И на Кубе очень быстро в обстановке строжайшей секретности была сосредоточена 43-тысячная Группа советских войск вкупе с новейшей боевой техникой. Но главное — с ядерными ракетами Р-12 и Р-14 с дальностью действия от 2,5 до 4,5 тысячи километров, тактическими ядерными ракетами «Луна» и другим современнейшим вооружением. В общем, ядерные боеголовки, доставленные на остров, были в 240 раз мощнее (в тротиловом эквиваленте) атомных бомб, сброшенных американцами на японские города Хиросиму и Нагасаки. Трудно представить, что осталось бы от Америки, Советского Союза и Кубы, начнись тогда термоядерная война.


Помимо благородных намерений, у советского правительства имелись и свои интересы. Не стоит забывать о прошедших в 1956-1961 годах трех съездах КПСС, на которых, в частности, был взят курс на поддержку мирового социализма. Куба тогда не думала о социалистической ориентации (и вообще, правительство страны официально признало коммунистическую партию только в 1965 году), но Советский Союз решил подтолкнуть ее к этому. Кроме того, Москва была возмущена вероломством Вашингтона, разместившего свои ракеты в Турции, Италии и в других странах НАТО. И нацелившего ядерную мощь на СССР. Поэтому необходимо было продемонстрировать «янки»: на всякую силу найдется контрсила — Россия не так уж слаба.


Но в глубине души Никита Сергеевич Хрущев надеялся на разум Джона Фицджералда Кеннеди — на то, что 35-й президент США не решится дать команду нажать ядерную кнопку. А уж Хрущев делать этого не собирался. По крайней мере, первым…


Все началось с нахальства Пауэрса?

— Куда только ни забрасывали в те годы Казанский зенитно-ракетный полк — в Египет, Йемен, Сомали, во Вьетнам. Практически все африканские и восточные страны 318-й полк в разное время обеспечивал кадрами, — Дмитрий Ефимович, как старший и по званию, и по возрасту, первым приступил к повествованию. — Хочу начать с известного случая, который хотя и косвенно, но все-таки переплетается с кульминационным событием Карибского кризиса. А также с историей Казанского зенитно-ракетного полка.


В 1961 году я с частью своих солдат отправился в калмыцкие степи на «охоту» за американским высотным самолетом «Локхид U-2», пилотируемым летчиком ВВС США Пауэрсом. Разведчик к тому времени совершил уже более двух десятков полетов в советском воздушном пространстве, фотографируя наши секретные объекты. Но повезло тогда не нам: U-2 был сбит под Свердловском офицером наведения местного зенитно-ракетного дивизиона Эдуардом Фельдблюмом, который, кстати, через несколько лет был назначен на должность заместителя командира нашего полка. А на Кубе моими сослуживцами по дивизии был сбит другой американский разведчик на U-2 — Андерсен…


…В начале июня 1962 года я был вызван в Куйбышев к командующему артиллерией 2-го корпуса ПВО. Он предупредил, что в ближайшее время нам будет дано специальное задание. Когда, какое и в связи с чем — объяснений не последовало. Буквально через несколько дней полк укомплектовали по законам военного времени. И строжайше запретили кому-либо говорить о том, что происходит и будет происходить с нами. Даже властям…


Последовал долгий переезд в неизвестном направлении. Железной дорогой нас доставили в Николаев. Там забрали все вещи — форму, документы и прочее. Выдали гражданскую одежду — от панталонов до галстуков и шляп. Под видом учений (в оцеплении спецподразделениями) шла погрузка на пароход «Партизан Бонивур» военной и сельскохозяйственной техники (нас «переквалифицировали» в сельхозработников).


Экипаж разместили в нижних твиндеках — на многоярусных деревянных нарах, ракетные установки и станции наведения — в трюмах. А на палубе разместили новые трактора, разные сеялки-веялки. И отправились мы в девятнадцатидневное плавание по морям-океанам, до последнего момента не зная куда — то ли в Индонезию, то ли в Египет, то ли в Болгарию или в какую другую страну, где в то время могла потребоваться военная помощь.


Плыли по Атлантическому океану в полузакупоренной стальной коробке, где температура поднималась до плюс пятидесяти градусов (дошло до того, что люди ходили голышом). Выходить на палубу разрешалось только ночью — небольшими группками на несколько минут. Пассажиры всех судов, направленные с секретной миссией на остров Свободы, страдали от жары, морской и прочих болезней. Некоторые не выдержали столь тяжелого перехода — были даже смертельные случаи. Хоронили по морскому обычаю: зашивали в брезент и опускали в море. (В это время американцы проводили похожие военно-морские учения — их люди продержались в закрытых трюмах лишь три дня. Затем учения были прекращены — дабы не рисковать здоровьем солдат. — И.Д.)


Задача прибывших на остров двух дивизий противовоздушной обороны (12-й и 27-й) состояла в том, чтобы не допустить вторжения в воздушное пространство Кубы самолетов-нарушителей, тем самым предотвратить нанесение ударов по войскам Группы. 318-полк сразу был переименован в 619-й ракетный полк 27-й дивизии ПВО…


Если наземные войска все-таки видели свет и дышали воздухом, то подводникам приходилось совсем туго. Вспоминает капитан 2-го ранга в отставке (бывший на Кубе в должности заместителя командира подводной лодки Северного флота) Виктор Григорьевич Сапаров:


— Наш подводный поход длился 67 суток. Скрытно подойти к острову, когда вокруг курсируют американские корабли и летают вражеские самолеты, невозможно. Дольше определенного времени, да еще при наличии каких-либо неполадок, оставаться под водой опасно. Бывали ситуации, когда промедление на час-два грозило гибелью экипажа. А температура в отсеках доходила до плюс 60 градусов.


Иногда приходилось всплывать даже под угрозой попасть прямо в «волчью пасть». К примеру, как-то лодка получила большие повреждения (американцы забросали глубинными бомбами), поэтому необходимо было заняться ее ремонтом. Только всплыли — наверху судно окружили эсминцы с нацеленными на нас пушками. Но стрелять не посмели. А потом пришлось от них отрываться. После погружения выпустили отвлекающий «патрон», американцы устремились за ним, а мы пошли в противоположную сторону.


Больше всего матросы страдали от жажды: питьевой воды не хватало, поэтому по утрам нам выдавали по две кружки жидкой молочной манной каши. Однажды Витя Буйневич увидел емкость с жидкостью и махом выпил ее. Оказалось — веретенное масло. Не отрава, но желудок основательно расстроило.


С едой тоже были проблемы. В экваториальных широтах «провизионные камеры» быстро приходили в негодность, поэтому содержимое консервных банок превращалось в гниль, а сливочное масло — в воду. Более того, картофель после полуторачасовой варки не разваривался, а становился твердым как камень — топором не разрубишь. Доктор все пытался «химичить» — чтобы сделать этот овощ съедобным, добавлял к нему всевозможные добавки.


В тех «чудных» условиях обитания у меня быстро появилось глубинное нарушение обмена веществ. А выразилось это в том, что на всем теле — от макушки до пят — стали расти шишки. В общем, заработал так называемую болезнь Реклингхаузана, от которой не смогли вылечить даже заморские медики…


Как это было… Прибывающие на Кубу советские войска (переброска их продолжалась с июня до октября 1962 года) развертывались во всех шести провинциях страны. В первую очередь возводились стартовые и технические позиции для ракетных частей, частей ПВО, фронтовых крылатых ракет, береговых ракет «Сопка». Размещались авиационные, морские, сухопутные и другие части. Все делалось оперативно, по возможности скрытно и с применением маскировочных мероприятий. Войска приводились в полную боевую готовность.


Самолеты ВВС США систематически появлялись над островом. Но лишь 14 октября американцы «разглядели» главное: пилот разведывательного самолета U-2 сделал несколько снимков территории Кубы, в частности района Сан-Кристобаля, где оборудовались позиции для ракет Р-12. Снимки тут же опубликовал журнал «Тайм».


Вот тут-то правительство США спохватилось. До сих пор американцы считали, что на острове находятся колхозники, строители и прочие «мирные» русские, прибывшие поднимать народное хозяйство дружественной страны. Причем ЦРУ не поверило даже немецкой разведке, предупреждавшей его о российском «вероломстве». 20 октября Кеннеди принял решение о морской блокаде Кубы, назвав эту акцию «карантином». Отныне ни одно судно не должно было даже приблизиться к острову Свободы.


Фидель разрешил питаться священными коровами

Когда в конце XV века Христофор Колумб впервые подошел на своей каравелле к острову, который потом назвали Кубой, он воскликнул: «Это самая красивая земля, которую когда-либо видели человеческие глаза!» Первое впечатление у наших интернационалистов было аналогичным. К тому же кругом звучали такие зажигательные и знакомые каждому россиянину карибские «Гуантанамере» или «Ча-ча-ча»! Но тропическая экзотика не всегда вызывала только приливы радости.


— Штаб полка разместили… в публичном доме города Сантьяго-де-Куба. Бордели Фидель Кастро на период пребывания советских войск в стране приказал закрыть, а их персонал на время переквалифицировать в белошвеек и таксисток, — мои убеленные сединой полковники улыбаются, хором вспоминая времена своей молодости. — В комнатках, где проститутки принимали клиентов, поселили офицеров. Там мы впервые в жизни увидели биде, но так и не поняли, что это такое. Между прочим, всех советских воинов заранее проинструктировали, чтобы ни в какие связи с кубинками не вступать: мол, слишком распространены среди них венерические заболевания. А поскольку в Союзе секса не было, то и пришлось вести исключительно аскетический образ жизни, причем во всем. Американцы даже распространили байку, будто всех «совков» перед отправкой на Кубу кастрировали.


— Но остальные бойцы жили в отдалении от города — в закрытых военных городках, обнесенных колючей проволокой и глубокими рвами. За их территорию выходить категорически запрещалось, — добавляет подполковник в отставке (во время операции «Анадырь» — офицер наведения 619-го ракетного полка) Евдоксий Алексеевич Музыкант. — Мы были полностью оторваны от мира: не имели ни телевизоров, ни приемников, ни газет. Имеющаяся радиостанция №118 была рассчитана только на связь между частями. Правда, работала еще 401-я станция, настроенная для украинцев, живущих в Канаде. А поскольку я украинец, то переводил услышанные сообщения и пересказывал их содержание товарищам.


Кроме того, письма от родных долго не доходили. Ведь адрес наш был: Москва-400, почтовый ящик такой-то. Вот и оседали послания тоннами в первопрестольной. Да и переписка из-за всей этой секретности напоминала «испорченный телефон». Одному солдату отец написал: «Сынок, я знаю — ты сидишь в тюрьме, потому что только там в адресе указывается номер почтового ящика. Напиши хоть, за что тебя посадили…»


Уже перед отъездом домой были организованы экскурсии в Гавану и в некоторые другие города. Да и то — чуть ли ни к каждому приставили кубинского солдата — таким образом Фидель проявил заботу о нас, пригрозив своим людям: «Если с головы хотя бы одного советского «сельхозспециалиста» упадет волос, будут приняты самые решительные меры». Команданте, видимо, решил защитить нас и от влияния «зеленого змия» — ввел для русских «сухой закон», поэтому кубинцы отказывали нам даже в пиве…


— По прибытии на остров наши «доблестные» хозяйственники умудрились выдать нам поролоновые матрасы и подушки. Это же додуматься нужно до такого! — возмущаются мои собеседники. — При невыносимой жаре и влажности (да к тому же мы попали в сезон тропических дождей) лежать на поролоне — все равно, что поджариваться на огне и вдобавок плавать в воде. Хотели заменить синтетическое ложе на листву местных растений — так зелень оказалась ядовитой. По этой же причине экзотические листочки нельзя было использовать и в качестве, извините, туалетной бумаги, которой военные завхозы также забыли запастись.


Но пострашнее всего (даже американской угрозы) — москиты. От этого гнуса не было спасения. Не помогали ни натянутые на оконные и дверные проемы сетки, ни специальные мази — насекомые ели нас поедом. А сколько их было! Словами не передать. К примеру, на кухне: пока несешь миску с кашей от раздаточной до стола — каша покрывается слоем москитов. Только очистишь еду и успеешь почерпнуть ее ложкой, как тут же образуется другой слой из насекомых.


Вообще, питались однообразно. Однажды российское судно доставило для нас говядину, для чего в Японии специально были приобретены рефрижераторы. Но кубинцы отказались помещать мясо в холодильники, так как на Кубе корова считается священным животным и режут там только бычков. Пришлось обращаться за помощью к Фиделю Кастро, и он отдал приказ: принять продукт на хранение.


Питьевая вода на острове — на вес золота: нам привозили ее под расписку. На вкус она солоноватая, в общем, отвратительная. Кипятить эту жидкость нельзя (от этого тропические бактерии не погибают, а наоборот — успешно размножаются) — только замораживать. И пить талую воду. Тем служивым, чьи части расположились в лесу, еще повезло — можно нарвать апельсинов, лимонов, отжать их в воду, тем самым хоть чуть-чуть «подвкуснить»…


Не все было так печально. Офицеры рассказали мне немало и веселых историй. К примеру, о попугае, по всей вероятности, мечтающем стать генералом.


Когда советские воины сооружали для себя поселения, приходилось срубать пальмы и бамбук, выживая тамошних попугаев с насиженных мест. Но в военном городке одного из героев нашего повествования ара с раненой лапкой поселился рядом с постом дневального.


Утро. Дежурный строит дивизион, чтобы доложиться командиру.


— Рр-равняйсь! Смирна! Равнение напраа-во! — командует он.


Солдаты поворачивают головы направо и вновь слышат ту же команду, отдаваемую мощным, картавым голосом: «Рр-равняйсь! Смирна! Равнение напраа-во!» Это попка тренируется в русском языке.


— Ха-ха-ха-ха! — заливаются служивые.


Только отсмеялись и дежурный начинает докладывать командиру, как сверху доносится заливистое: «Ха-ха-ха-ха».


Талантливый попугай попался…


Как это было… Вооруженные силы США были приведены в боевую готовность. Подводные лодки с ракетами «Поларис» заняли позиции для нанесения ракетно-ядерного удара по Советскому Союзу, Кубе и другим государствам соцлагеря. К берегам острова подошли 180 кораблей. На старте стояли 460 военно-транспортных самолетов и так далее. Правительство США планировало осуществить вторжение на остров, если блокада не приведет к успеху.


Среди населения Америки началась паника: люди сметали с прилавков маркетов продукты, многие подались на север страны (подальше от зоны действия ракет), а то и вовсе покидали ее.


27 октября мир висел на волоске. Кубинская и советская разведки донесли своему руководству о намерениях Пентагона развязать войну в течение 24-72 часов. В этот день над Кубой был сбит американский самолет-разведчик U-2, летевший на высоте более 20 километров и управляемый майором ВВС США Андерсеном. Труп летчика был передан американской стороне, а его похороны вызвали в Америке очередной приступ антисоветской и антикубинской истерии.


Многие годы считалось, что Андерсена сбили кубинцы. Будто даже сам Фидель Кастро нажал на пусковую кнопку. Однако тогда у Кубы на вооружении не было ракет, а имелись лишь зенитные орудия, для которых высота в 20 километров — недосягаема.


Правда об Андерсене

Даже после рассекречивания операции нигде так и не прозвучало правды о том, кто все-таки дал команду на ликвидацию американского разведчика и кто конкретно открыл огонь. Сегодня многие из бывших в то время на Кубе воинов-интернационалистов пытаются отнести эти заслуги на свой счет. Кто только не ходит в героях! Хотя к уничтожению Андерсена имеют отношение лишь два человека.


— В тот день, 27 октября, я находился на командном пункте полка,- вспоминает Евдоксий Алексеевич.- А дежурным по нашей 27-й дивизии ПВО был полковник Павел Королев. Мы следили за продвижением разведчика. Ракеты были готовы к пуску, но никто из главного штаба Группы приказа на открытие огня по U-2 не отдавал. На высоте 24 тысячи метров командир батареи Игорь Герченов засек самолет. И Королев решился — отдал приказ открыть по цели огонь. Когда разведчик опустился до 22 тысяч метров, Герченов выпустил первую зенитную ракету С-25, которая поразила крылья лайнера. Летчик попытался покинуть машину, но не успел — вторая ракета полностью уничтожила самолет вместе с пилотом. (Мир тесен: командиром дивизиона, в котором служил Игорь Герченов, являлся полковник Ахмет Гасиев — тот самый человек, который первым встретил на саратовской земле в апреле 1961 года приземлившегося после первого полета в космосе Юрия Гагарина, напоил космонавта чаем.)


Хотя мы все получили по взысканию — и командир дивизии, и мы с Королевым, и, конечно же, Герченов, однако вопреки неутешительным прогнозам этот случай привел не к войне, а к миру.


Как это было… Джон Кеннеди понял, что рассчитывать на то, что удар Америки будет односторонним, бессмысленно. Россия ответит, причем незамедлительно. Президент ускорил переговорный процесс, который начался (через дипломатов и исполняющего обязанности генерального секретаря ООН У Тана) еще до «черной субботы» 27 октября. Круглосуточное общение между Кеннеди и Хрущевым уже напрямую — посредством телеграфа и радио — привело к договоренности о том, что СССР демонтирует ядерное оружие и вывезет его в Союз под наблюдением американцев, а США вкупе с союзниками обязуются не нападать на Кубу, снять морскую блокаду, а также убрать свои ракеты из Турции и Италии. Фидель Кастро был недоволен, что переговоры проходили без его участия. Кроме того, команданте-майор не хотел расставаться с ракетами.


Однако до конца года ядерное оружие было демонтировано и вместе с большей частью армии отправлено в Советский Союз. Наша страна тем не менее оставила Кубе обычное вооружение и часть офицерского состава. Отныне советские воины превратились в военных советников — обучали кубинских солдат (которые призывались в армию с 16 до 30 лет) военному искусству. Оставшиеся на острове Свободы участники Карибского кризиса пробыли там по ноябрь 1963 года.


— Когда я уезжал на Кубу, моему сыну было два месяца. Вернулся домой — уже полтора года. Спрашиваю его: «Где папа?» А малыш показывает на мою фотографию… — с грустью вспоминает Евдоксий Алексеевич. — Все хорошо, что хорошо кончается. Хотя большинство солдат тогда были уверены, что вряд ли останутся в живых. Мы не сомневаемся, что Кеннеди поплатился жизнью в ноябре 1963 года именно за Кубу. Его убили кубинские контрреволюционеры, не простившие президенту мирного разрешения кризиса…


Доживут ли «кубинцы» до признания?

У российских «кубинцев» есть статус воинов-интернационалистов. Но каким-то он усеченным получается — на них не распространяются положения Закона РФ «О ветеранах», поэтому и льготами эти люди обделены. Госдума с Советом Федерации дважды (в 1996 и в 1997 годах) принимали положительные решения по этому вопросу. Но тогдашний Президент России Борис Ельцин вернул документы без рассмотрения. Сегодня бывшие защитники острова Свободы надеются на Владимира Путина.


— Хотя широкомасштабные боевые действия на Кубе не велись, но ограниченные — все же были, — говорит майор в отставке Вадут Хакимович Хакимов (на Кубе — лейтенант, старший техник группы хранения и сборки тактических ядерных зарядов), председатель созданного в прошлом году в Татарстане (в одном из последних регионов России) Казанского отделения Межрегиональной общественной организации ветеранов воинов-интернационалистов «кубинцев».- За период Карибского кризиса от болезней, ураганов, диверсий, катастроф погибли, по официальным данным, 64 советских воина (из них двое татарстанцев: рядовой Тагир Ахунов и старший лейтенант Виталий Федоров), которые похоронены в местечке Торренс близ Эль-Чико, пригорода Гаваны. Там сейчас находится мемориальный комплекс «Воину-интернационалисту».


Бывало, солдаты уходили из жизни истинными героями… При погрузке вооружения на пароход крюк от судовой стрелы запутался в проводах, произошло короткое замыкание. Сорвавшийся железный крюк обрушился бы на полковника Мальцева, не заслони его собою в последний момент младший сержант Владимир Дукмасов. Так и остался он навсегда на острове Свободы… После прошедшего урагана Флора в Камагуэе из Сантьяго-де-Куба прибыла машина, груженная телами наших солдат, погибших при спасении кубинцев…


Люди гибли и во время штормов, в результате перенесенных заболеваний. Есть данные, что число жертв кризиса не меньше 360 (только с советской стороны). Как-то не принято об этом говорить, но факт остается фактом: психика некоторых солдат не выдерживала сложных климатических, физических условий и психологического перенапряжения от ожидания страшной войны. Например, был случай, когда молоденький лейтенантик бросился с кулаками на командира полка. Оказалось, парнишка умом тронулся — пришлось отправить его в Союз.


Наша часть занималась снаряжением ракет ядерными боеголовками, от которых исходили мощные излучения. Гамма- и бета-лучи — это полбеды. Страшнее электронное облучение, пронизывающее тело насквозь. Так что впоследствии те, кто имел дело с такими зарядами, становились инвалидами, а то и умирали раньше времени.


Сегодня во всей стране осталось не больше десяти тысяч ветеранов-«кубинцев». В Татарстане мы разыскали всего 67 человек. Возможно, кто-то до сих пор пребывает в состоянии инкогнито. Так им можно обратиться либо в местный военкомат, либо в нашу организацию…


Скоро День Победы. Большинство воинов-интернационалистов «кубинцев» в Великую Отечественную войну были еще детьми. Но 9 Мая они считают и своим праздником. В этот день они надевают ордена и обязательно встречаются…

image_printРаспечатать

Автор статьи: ДЕМИНА Ирина
Выпуск: № 72-73 (24369)


Добавить комментарий

06.07.2022

Александру Лапину присвоено звание Героя России

Президент Татарстана Рустам Минниханов поздравил командующего войсками Центрального военного округа генерал-полковника Александра Лапина с присвоением звания Героя России.

1500
06.07.2022

Хороших малоэтажек должно быть много

Казань готовится к встрече автопробега строителей.  Эксперты будут оценивать малоэтажные жилые комплексы.

1470
06.07.2022

Как вырастут тарифы на «коммуналку»

С 1 июля произошло очередное повышение тарифов на коммунальные услуги. В августе­ все татарстанцы получат счета-фактуры с новыми данными.

1760
06.07.2022

Госструктуры уходят в суверенную Сеть

Столица Татарстана станет пилотной площадкой в рамках масштабного перевода государственных информационных систем на единую цифровую платформу «Гостех».

2120
06.07.2022

Имущество – муниципальное, спрос – государственный

Коллегия Счётной палаты Татарстана под председательством Алексея Демидова утвердила результаты плановой проверки использования бюджетных средств, государственного и муниципального имущества в Мензелинском  муниципальном районе за 2020–2021 годы.

1370

Мнение

Мидхат ШАГИАХМЕТОВ, заместитель Премьер-министра – министр экономики РТ:


В Татарстане расположены и успешно функционируют две особые экономические зоны – «Алабуга» и «Иннополис». Сегодня они признаны лучшими в стране. Обе вносят значимый вклад в экономику: ими привлечено свыше 213 миллиардов рублей инвестиций, создано более 16 тысяч рабочих мест, сгенерировано 770,5 миллиарда рублей выручки.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров