• О чем плачет сурок

    06.07.2002 0:00

    Автор статьи: КАРТАШОВА Людмила


    Точное количество сурков, обитающих в нашей республике, назовут экологи в июле 2002 года.

    information_items_1347368052

    Точное количество сурков, обитающих в нашей республике, назовут экологи в июле 2002 года. Подсчет этих симпатичных и доверчивых животных, занесенных в 1995 году в Красную книгу РТ, проводится раз в пять лет. Полагают, что их более шестидесяти тысяч. Но, вполне вероятно, эти цифры очень скоро сойдут на нет…


    Сурок-байбакЛишь на одной заповедной горе Чатыр-Тау в настоящее время проживает около семи тысяч сурков. А ведь еще каких-то лет десять назад их здесь насчитывалось всего сотни две. Гордость азнакаевцев — Чатыр-Тау, объявленная в 1999 году государственным заказником, причем — видовым, стала прибежищем самой крупной в республике колонии сурков. По этому поводу есть даже анекдот. Возвращается из командировки журналист и с восторгом сообщает своему редактору, что побывал в заповедных местах, где расположена большая колония сурков. На что редактор с мрачным юмором изрек: «А сурков-то — за что?..»


    О сурках-байбаках можно рассказать много интересного, еще интереснее — посмотреть на их житье-бытье собственными глазами. Не случайно на Чатыр-Тау, особенно в воскресные дни, туристы тусуются целыми семьями: взрослые сурками любуются, а дети гоняются за ними. Байбаки довольно крупные и толстенькие (до двадцати килограммов), поэтому бегать на длинные дистанции им трудновато. И если поблизости нет спасительной норки, куда можно юркнуть от погони, сурок, как рассказывают очевидцы, опрокидывается навзничь, тоненько верещит и начинает плакать, как ребенок. Причем слезы у него катятся градом, он их утирает лапками.


    Эти милые животные, похожие на маленьких медвежат, умеют разговаривать… на своем сурочьем языке. Они издают пронзительные свистящие звуки, что-то типа «Фью-фью!» Стиль жизни у колонии — командный. Дежурный сурок (а «караул» выставляется всегда, если семья вышла попастись) немедленно предупреждает сородичей об опасности. Кстати, специалисты утверждают, что татарстанские байбаки говорят на своем диалекте, отличном от диалекта сурков, обитающих в Монголии, Америке или на Алтае.


    Живут они семьями в многокомнатных квартирах-норах. Это папа, мама и чаще всего два-три детеныша. Между прочим, норки двух видов: зимние — побольше и поглубже, летние — помельче. Ходы между ними очень длинные, порой до ста двадцати метров. По наблюдению, очень чистоплотные зверьки, где попало не гадят и по утрам умываются. Кстати, воду не пьют, обходятся утренней росой. Еще солнце не взошло, а они уже пасутся. А под закат любят полежать возле своих жилищ или стоят «столбиком» — задумчиво, с философским видом. Местные жители говорят: словно вечерний намаз читают…


    Говорят так неспроста. У здешних мусульман сурок считается божественным зверьком: будто бы души умерших переселяются в них. Азнакаевский народ байбаков почитает издревле, и даже в самое голодное время их не трогали. Возможно, тоненький обиженный плач смущает людей, а может, беспомощная молящая поза. Но как бы то ни было, у редкого человека поднимется рука убить такое существо.


    Приручить сурка пока никто не догадался, хотя это вполне вероятно. Но и в клетку сажать его нужды нет, особенно в здешних краях. Как выйдешь за околицу деревни, вот он, сурок, рядышком. В селах Агирово, Асеево норы прямо в двадцати метрах от дороги. Вот уже два года в рамках районного смотра-конкурса природоохранной работы среди школьников проводится «День сурка». Дети передают свою симпатию к этим зверькам через рисунки, стихи, лепку. Они же помогают взрослым вести их учет, ведут наблюдения.


    И действительно, это очень интересное зрелище. Телевизионщики, снимавшие в разное время года фильм о замечательных обитателях степных склонов, рассказывают, что перед уходом на зимнюю спячку сурки денно и нощно трудятся. Они катают из глины шарики, много шариков, чтобы завалить ими входы-выходы из нор. Результат получается потрясающий: над норой вырастает пирамидка, которую ни один злой ветер не снесет.


    А вот, скажем, такая семейная картинка. Вышла на свет божий сурчиха, посмотрела вокруг, зевнула: хорошо-то как на солнышке!.. А тут папаша-сурок вылезает из норы. Она р-раз его по темечку! Дескать, нечего любопытствовать, иди присматривай за ребятишками. Детенышей у семейной пары не так и много, но за каждым глаз да глаз нужен.


    Или вот еще сюжет: сурчонок и лисенок играют вместе. Скажете, такого быть не может? Но люди все это видели своими глазами. Дело в том, что, если лисица селится рядом с сурочьей норой (а эта хитрюга может воспользоваться и заброшенным байбаками жилищем), она своих соседей не трогает. Ну а лисятам никто не запрещает знакомиться с соседскими ребятишками в мамино отсутствие.


    Еще сурки любят ходить другу к другу в гости. Тоже байка, скажете? А тропинки, которые четко проложены от одной норы к другой, к третьей и так далее, — разве не доказательство?


    Азнакаевских сурков не назовешь пугливыми. На машине к норке можно подъехать совсем близко и из окна автомобиля сфотографировать доверчивого зверька. А вот работников Приикской региональной специализированной инспекции аналитического контроля Минэкологии РТ, которые частенько работают на природе, сурки вообще принимают чуть не за родных, с любопытством шныряют меж приборами, словно хотят чем-то помочь.


    В прошлом году Министерство экологии и природных ресурсов решительно предложило выселить из Красной книги сурков. Мол, размножились с лихвой, хватит им книгой, как щитом, прикрываться, пора открывать охоту на байбаков и зарабатывать на них денежки.


    И охота была открыта, в том числе и в Азнакаевском районе. Поначалу отстреляли триста штук, дальше, естественно, будет больше. На сурках и впрямь можно зарабатывать неплохие деньги. Животное практически безотходное, в дело идет буквально все: сурочий жир с успехом используется в медицине как ценнейшее лекарство, густой мех считается одним из элитных на рынке пушнины, котлеты из диетического мяса не стыдно предложить в ресторанном меню… И такой «денежный» во всех отношениях зверь спрятался в Красной книге? Ату его оттуда!


    Кончилась, похоже, спокойная жизнь сурков. Выселение из Красной книги, впрочем, процесс непростой. Решение принималось коллегиально, в нем, как известно, поучаствовали и народные депутаты РТ. Ох и досталось от народных избранников бедным суркам! В каких только грехах их не обвинили! Например, в том, что сурки наносят огромный вред сельскому хозяйству республики, потому что поедают много посевов и зерна.


    Пардон, но зеленые первокурсники экофака и даже обычные школьники из сельской глубинки знают, что, хотя сурки и относятся к отряду грызунов и семейству беличьих, но ни зерна, ни каких-либо злаков в рот ни грамма не берут! А питаются в основном дикими растениями. Рацион сурка состоит из семнадцати видов трав (правда, он может нанести ущерб посевам вики и люцерны, но это сущие пустяки), так уж устроен у зверька желудок.


    Единственное, в чем можно действительно обвинить этих животных, так это (как и кротов) в копании ходов и нор, и довольно глубоких. Говорят, в них иногда проваливались… трактора. Правда, трудно сказать, кто в этом больше виноват — сурки или сами трактористы…


    Главный охотовед Азнакаевского района Мусавир Зарифуллин — бывалый охотник. Рябчиков, уток и прочую птицу десятками добывал, на кабана ходил, волков стрелял (в прошлом году, например, местные охотники добыли четырнадцать серых хищников). Но одно дело — волк, который на самом деле наносит большой урон местной фауне, и совсем другое — беспомощные и безвредные сурки. Уж очень такая охота, признался Зарифуллин, походит на убийство. Сам он считает, что поспешили в республике выгнать сурка из Красной книги.


    А вот у Андрея Калайды, возглавляющего отдел охраны растительного, животного мира и заповедного дела Минэкологии и природных ресурсов РТ, другое мнение. Он считает, что охота на сурков правомерна и особого урона животным не причинит. Тем более что эта охота (как и на лосей) лицензированная, то есть ограниченная и контролируемая. Что же касается увеличения числа браконьеров, то они были и в те времена, когда сурки еще жили в Красной книге.


    И все же, когда народ знал, что сурок «краснокнижник», его не трогали, берегли. Теперь же в норы заливают воду… Впрочем, и герой нашего рассказа становится боязливым, вероятно, понимая, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Если до этого у него был один враг — хорек, то ныне добавился хомо сапиенс с ружьем или петлей-удавкой. С увеличением агрессии со стороны людей, а также ухудшением кормовой базы сурочьи семьи стали спешно покидать родину и мигрировать в другие районы — в сторону Муслюмова, Уруссу…


    Фото В.Севастьянова.



    Добавить комментарий