Ребенок на два континента

Перефразировав Толстого, можно сказать, что все истории любви начинаются одинаково, но каждая заканчивается по-своему. Роман Артема и Ирины начинался вполне себе стандартно: он – взрослый успешный мужчина, она – юная влюбленная студентка.

Автор статьи: ЧЕСНОКОВА Евгения

Перефразировав Толстого, можно сказать, что все истории любви начинаются одинаково, но каждая заканчивается по-своему. Роман Артема и Ирины начинался вполне себе стандартно: он – взрослый успешный мужчина, она – юная влюбленная студентка. Разница в возрасте в 11 лет? Да мало ли таких пар! Все мы склонны верить в лучшее и, обретя, как нам кажется, настоящую любовь, как правило, не задумываемся, что все может кончиться серьезной жизненной драмой…

Летающий мальчик

Маленький Питер, сын Артема и Ирины (все имена в этой истории изменены), подобно его сказочному тезке Питеру Пену, часто летает. Конечно, не с помощью волшебства, а на самолете. За свою короткую жизнь он совершил уже несколько перелетов из Америки в Казань и обратно. В Казани у него бабушки, дедушки, множество других родственников. В Америке он родился и до недавнего времени жил с мамой и папой. Но после того, как они развелись, папа решил вернуться в Россию. А мама уже не представляет себе жизни вне Штатов. Вот только где жить Питеру, решать теперь будет суд.

Ветер с Запада

В Штаты Артем уехал только ради Ирины. Его вполне устраивала жизнь успешного спортсмена, часто выезжающего за границу на соревнования, но всегда возвращающегося домой. Но для его восемнадцатилетней подруги, которую он брал с собой на турниры и сборы, западный мир стал настоящим открытием. Окончив институт, она, как и все, маялась в поисках работы и все время «пилила» мужа – надо уезжать, там, на Западе, и возможностей для инициативного человека больше, да и деньги совсем другие… Через знакомых спортсменов он нашел работу в Америке. Продал квартиру в Казани, чтобы обустроиться на первое время. Ира захотела учиться – он занял у родственников денег, чтобы оплатить ей университет.

Первое время было очень трудно, потом появились частные ученики, он стал снова ездить по соревнованиям. Когда жена отучилась, Артем через отца одного из своих учеников, директора крупной фирмы, устроил ее на хорошую работу. У нее стало получаться, карьера пошла в гору. Купили дом в кредит. А через некоторое время родился Питер.

Проза жизни

Питер – из тех детей, которых называют гиперактивными. Ни секунды не хочет сидеть на месте, все время прыгает, бегает. Его бабушка, мама Артема, считает, что в Америке сегодня так много гиперактивных детей потому, что им не хватает материнской любви и заботы. Мамы там больше озабочены собой и карьерой, чем семьей. Зачем готовить еду, если рядом магазин, полный полуфабрикатов, зачем мыть вручную три тарелки, если есть посудомоечная машина? В доме приберется приходящая горничная, а с ребенком посидит няня, потому что даже нормального декретного отпуска американским женщинам не положено. Не хочешь потерять работу (а вместе с ней медицинскую страховку и другие социальные гарантии) – будь добра продолжать карьеру чуть ли не сразу после родов.

Вот и Питеру, считает бабушка Вера, маминой ласки и заботы не хватило. Впрочем, бывшую невестку она, в общем, не осуждает. И даже полагает, что они с Ириной мамой сами отчасти виноваты в том, как все сложилось. Сначала сидеть с малышом за океан полетела одна бабушка, потом вторая. Ира рано уходила, поздно приходила, ее жалели, по максимуму освобождали от всех домашних забот. И даже если она говорила, что хочет после работы посидеть с подружками в баре, понимающе кивали – надо ведь иногда и расслабляться! «Вот и не дали ей возможности в полной мере ощутить себя матерью», – вздыхает бабушка.

Потом малышу взяли няню. Потом на полгода отправили в Казань. По возвращении попытались было отдать в садик, но ничего из этого не вышло: мальчик, совершенно не знающий английского языка, не ужился в коллективе, начал драться – родителям предложили забрать его из группы. В это время у Артема случился перерыв в турнирах, да и учеников осталось немного – сказался кризис, и на семейном совете решили, что с ребенком пока посидит он. Ирина никак не могла в непростое время оставить хорошую работу. А весной мальчика снова увезли на полгода к бабушкам. Через некоторое время Артем поехал его навестить, а вернувшись, был огорошен заявлением жены – «наши отношения зашли в тупик, нам надо расстаться».

Для него это стало полной неожиданностью. Впрочем, его мама считает, что с самого начала было понятно, какие они разные:  Ире хотелось вольной, свободной жизни, а Артем был весь в своем спорте, посиделок с друзьями не любил и прелести заграничной жизни считал и считает вещью на любителя. Вот и получилось, что, когда жена обрела самостоятельность на вожделенной американской земле, их отношения себя изжили.

Американский суд, разведя супругов, постановил, что они имеют равные права на общение с ребенком, но основным местом жительства мальчика «в интересах школы» будет считаться дом матери. Впрочем, дом также по суду принадлежит супругам поровну. Ирина, правда, предложила мужу оставить дом ей, но тут уж он не стерпел – видимо, сказалась обида, ведь последние годы его жизни были полностью посвящены тому, чтобы жена жила так, как ей нравится. Поэтому он потребовал выплатить ему половину стоимости дома. Дом выставили на продажу.

Нынешней весной маленький Питер отправился в свой очередной полет – мама снова отвезла его в Казань. Артем полетел за сыном. Теперь, когда его ничто не держало в Америке, он решил вернуться на родину. И, поскольку бывшая жена за все лето к ребенку не приехала ни разу, решил, что мальчику лучше остаться в Казани, где у него все родственники, где говорят на понятном ему языке.

Артема с удовольствием взяли на прежнюю тренерскую работу, график у него достаточно свободный, поэтому есть возможность заниматься с ребенком – Питера записали в музыкальную, художественную школы, папа ходит с ним на каток, в аквапарк, где находит выход бурная активность малыша. В своей уверенности, что ребенка надо оставить в России, он укрепился после того, как мать Ирины отказалась отдавать ему паспорта Питера. Артем понял, что если жена сейчас увезет ребенка за океан, он его, скорее всего, если и увидит, то очень не скоро. Поэтому он подал в компетентные органы ходатайство с просьбой запретить вывоз мальчика из страны. Артем хочет, чтобы Питер остался с ним в России, для чего подал иск – чтобы суд местом постоянного жительства мальчика определил место жительства отца.

Что говорит закон

Юридическую сторону дела комментирует адвокат Этери Ильина:

– Питер родился в США и является гражданином как США, так и России, поскольку у его родителей осталось российское гражданство. По нашему законодательству российский гражданин, имеющий и иное гражданство, рассматривается только как гражданин России (за исключением случаев, предусмотренных международным договором или федеральным законом). Да, в США Артем и Ирина разведены, и место жительства Питера определено мировым соглашением. Развод, произведенный в США (если он надлежащим образом оформлен и легализован в России), в нашей стране признается. Договора же по семейному праву, в том числе по спорам по воспитанию детей и определению их места жительства, между нашими странами не имеется. Следовательно, на территории России данный спор должен решаться согласно Семейному кодексу нашей страны, статья 65 которого предусматривает, что место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается их соглашением. При отсутствии такового спор разрешается судом – исходя из интересов детей и с учетом их мнения. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, их материальное и семейное положение)…

Таким образом, суду, рассматривающему спор о месте жительства несовершеннолетнего Питера, предстоит сейчас выяснить все вышеперечисленные моменты. И каждый из родителей обязан доказать, что ребенку будет лучше постоянно проживать именно с ним. Кстати, психотерапевт, которому показали мальчика, сделал вывод, что его гиперактивность – довольно серьезное расстройство, требующее длительной коррекции. И в этой ситуации суд, конечно, обязан вынести решение прежде всего в интересах ребенка.

Без хеппи-энда

Даже если разведенные родители живут в одном городе, они не всегда могут мирно «поделить» ребенка. Если они живут в разных странах, такой «дележ» нередко заканчивается драмами, которые в последнее время нам часто демонстрируют в новостях. Если между ними океан… «Это трагедия, то, что сейчас происходит», – сказала нам Ирина. Говорить что-то еще на эту тему, озвучить свою версию истории она отказалась наотрез. Она прилетела в Казань, как только узнала, что Артем хочет оставить сына в России. В ходе одного из слушаний суд постановил, что сейчас ребенок живет полнедели с матерью, полнедели с отцом. Пока так и происходит.

Если поставить вопрос по факту, с кем лучше жить ребенку – с матерью в Америке или с отцом в России, – наверняка большинство наших сограждан скажет, что ребенку: а) лучше с мамой и б) в Америке лучше однозначно. Даже мама Артема, человек с традиционными взглядами на жизнь, вздыхая, говорит, что, конечно, не дело отрывать ребенка от матери. Но это теория. На практике в истории Питера есть масса нюансов. И о них бабушка Вера тоже помнит. Кто будет сидеть с ребенком в Америке? Ведь работу мама оставлять не собирается, да и не может – на что тогда содержать семью? Значит, будет либо няня, либо туда уедет Ирина мама. Но даже если это будет бабушка, родной человек, русскоговорящему малышу потребуется немало усилий, чтобы адаптироваться к чужой пока для него жизни. «Хотя бы до школы его здесь подержать», – вздыхает бабушка. Отец же считает: он и здесь может обеспечить ребенку все необходимое. В конце концов, детское счастье строится не только на материальном благополучии. В Казани мальчика любят, его воспитание и развитие не пущены на самотек… Артем, кстати, предложил Ире остаться в России – тогда большинство вопросов решились бы сами собой. Но ее такой вариант не устраивает, и в этом, наверное, есть своя правда – наверняка ей кажется, что за океаном у ее ребенка действительно будет гораздо больше возможностей…

– Вообще, для дошкольника очень важна адекватная среда, где он может социализироваться, – говорит семейный психолог Мира Маннапова. – Без знания языка ребенку будет комфортнее в России. А комфорт в этом возрасте – это, прежде всего, меньше комплексов в будущем. Но, возможно, идеальным был бы вариант, если бы мальчик по очереди жил то с одним, то с другим родителем, на практике став гражданином мира, человеком двух культур.

Возможно. Но для этого нужно, как минимум, чтобы каждый родитель признал, что ценности второго партнера тоже имеют право на существование. Пока же складывается ощущение, что представления родителей о том, что будет благом для ребенка, сильно разнятся. И какое бы решение ни принял суд, это трудно будет назвать счастливым концом истории, которая так красиво начиналась когда-то…

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x