Рожай троих – спасай Россию?

В то время как, вняв знаменитому президентскому посланию, будущие родители готовы трудиться над улучшением демографической ситуации, в Нижнекамске затухает проект, успешно начатый десять лет назад.

Автор статьи: СУЗДАЛЬЦЕВА Галина

В то время как, вняв знаменитому президентскому посланию, будущие родители готовы трудиться над улучшением демографической ситуации, в Нижнекамске затухает проект, успешно начатый десять лет назад.


Ситуация до банальности проста: на содержание в городе подразделения по планированию семьи и репродукции у муниципалитета нет средств. Больше того, политика “оптимизации” здравоохранения не предполагает их появления. Несмотря на то, что сегодня в этом подразделении есть практически все, чтобы работать на стабильном европейском уровне.


Открывшись как межрайонный центр репродукции и планирования семьи, эта структура позже превратилась в небольшое отделение планирования семьи и репродукции – благодаря администрации горбольницы №3, которая сумела сохранить бюджетные ставки по таким важным разделам, как бесплодие, подростковая гинекология и гинекологическая эндокринология. На определенном этапе поликлиническая помощь супружеским парам сменяется стационарной помощью, которая в работе отделения отлажена в течение последних лет.


Сегодня в стране центров планирования семьи вместе с нижнекамским – 50. Возможно, благодаря актуальности проблемы в будущем году их станет еще больше, но все равно нельзя допустить, чтобы этот выпал из общего списка. Правда, после того как Президент России лично вмешался пусть не в нашу конкретную, а в глобальную российскую ситуацию, надежда все-таки затеплилась. Ведь в одном только Нижнекамске (а отделение обслуживает несколько районов Закамской зоны) из 82 тысяч женщин детородного возраста 15-20 процентов бесплодны. А есть еще и проблемы мужского бесплодия.


По плану оптимизации здравоохранения всех пациентов теперь надо направлять в Казань. Но, во-первых, доктора знают, что одно посещение не гарантирует результат; во-вторых, направлять женщину в столицу нужно уже с какими-то данными обследования. А где его проводить, если не в специализированном подразделении? Ну а когда вся подготовка сделана, разве не логичнее вести лечение на месте, тем более что есть структура, которая уже работает!


Логично в этой цепи разве что одно звено: в Республиканский центр планирования и репродукции женщина поедет за свои деньги, а нижнекамскую службу нужно содержать на государственные… Как говорится, две большие разницы. Правда, в “верхах” есть идея, гениальная по своей абсурдности: возможно, что для поездки в Казань “за дитем” женщине будет выдаваться больничный и оплачиваться проезд! Туда и обратно!


Нет, оно понятно, что для женщин из районов, где на месте специализированная помощь недоступна, это и будет единственно возможным выходом. Но зачем же при этом разрушать уже созданное? К тому же нельзя забывать, что в здании центра репродукции работает открытая еще в 1988 году медико-генетическая консультация. Единственная, кроме столичной, на всю республику.


В пользу генетической консультации говорит хотя бы тот факт, что в последние годы отмечается всплеск наследственной патологии, поэтому генетики не только бьют во все колокола, но и выполняют не последнюю по важности задачу: предотвращают рождение ребенка с врожденными пороками, не совместимыми с жизнью. За прошлый год по этому поводу было прервано 19 беременностей, а это значит, в 19 семей не пришло горе почище любой бездетности: не появился на свет глубокий инвалид с рождения.


В этом году с легкой руки генетиков не появились на свет 25 процентов от общего числа родившихся младенцев с серьезной хромосомной патологией, трое из них могли родиться с синдромом Дауна. Доподлинно известно, что на каждые шестьсот беременностей природа “планирует” один случай Дауна, то есть фактически любая женщина находится в группе риска. Если исходить из того, что в городе ежегодно рождаются 3000 младенцев, можно ожидать пятерых “плановых” даунят ежегодно. Это ли не убедительный довод для сохранения отделения?


В запале “оптимизации” выпустили из поля зрения подростковую гинекологию, в свое время хорошо поставленную в центре планирования, но сведенную на нет. В лучшие времена службы за консультациями к детскому гинекологу обращалось до 30 тысяч пациенток в год. Сейчас к взрослому гинекологу (ставка детского сокращена) за год приходит от силы около 2 тысяч девочек. Как говорится, нет специалиста – нет проблемы. Ну, а репродуктивным здоровьем мальчиков не занимается вообще никто. И это – еще один повод бить тревогу.


В отделении каких только историй не рассказывают! Вот был случай: в течение 7 лет мужчина лечился от бесплодия, пока не дошел до генетиков. Они и определили, что его патология не дает шансов на излечение. Семье посоветовали путь искусственного осеменения, единственно возможный в этом случае шанс. Им супруги и воспользовались, но семь лет так и остались годами бесплодных усилий.


Словом, с какой стороны ни подойди – работы непочатый край, и если город заинтересован в службе, то ее не закрывать, а продвигать и расширять надо. Об этом и депутатам докладывали, и в городскую администрацию писали. Казалось: проникнутся, поймут, отстоят, защитят… Тем более на фоне всенародного порыва к повышению рождаемости.


Хотя своевременный призыв “Рожать детей – спасать Россию” почему-то предполагает улучшение демографической ситуации за счет второго и третьего ребенка. Но где взять второго, если и с первым-то проблемы? Чтобы взять старт, и существует то самое отделение, на содержание которого нужно всего-то 700-800 тысяч рублей в год! Три-четыре обещанных для стимулирования демографии пособия. Речь ведь идет не о тех, кто может иметь детей, но не хочет. А о тех, кто хочет, но без помощи не может. Про них-то как раз и забыли.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x