1

Пропавший бюст Леонардо да Винчи

Еще с малолетства, сколько Юрий себя помнит, когда жил на Украине, он всегда любил работать с деревом, вырезать из него всякие штучки: вазочку, шкатулку, ложку, фигурку животного. Вот попался в лесу сучок вроде обычной кривой палки, а приглядишься к нему — на согбенного старичка похож, особенно если тут немного срезать, а тут сковырнуть. Или вот — настоящая собачья голова!


Мальчишки-ровесники только удивлялись: мол, здорово, ты, Юра, все примечаешь, фантазии у тебя хоть отбавляй. Но примечать-то он примечал, а вот сделать что-нибудь стоящее, запоминающееся не всегда удавалось — мал был, опыта не хватало. Хотя ложки деревянные у пацана особенно хорошо получались: аккуратные, ровные. Родственники и друзья, которым их дарил, были в восторге.


— А потом, — рассказывает житель села Куралово Верхнеуслонского района Юрий Андреевич Козленко, — попал я в интернат. Дисциплинка у меня в детстве, признаюсь, шаткая была, учиться больно не любил, мастер был похулиганить. Но что касается уроков труда, то тут куда вся спесь девалась, мог часами напролет сидеть и что-нибудь мастерить. Был у нас в школе очень хороший, увлеченный учитель труда. Он не только показывал нам, мальчишкам, как изготовить те или иные поделки, но старался высечь творческую искру, заставлял думать и всегда хвалил за успехи.


Как-то в учительской Юрий обратил внимание на настольную лампу со скульптурной группой — бегущими лошадьми. Вроде незамысловато сделано, а в душу увиденное запало. И загорелся парень своими руками тоже сделать что-нибудь подобное. Но одного желания, увы, оказалось мало. Изделие получилось неказистым. Руки хоть и просили работы, но не было в них уверенности и искусности. Юрий расстроился, но не отчаялся. Упорно строгал, пилил, изучал специальную литературу, советовался со старшими, накапливал практический опыт.


А тут на всю страну стал греметь КамАЗ. Юрия Козленко тоже захватила романтика великой стройки. И он из далекой Украины приехал в молодой город Набережные Челны. Десять лет трудился на автозаводе, познакомился здесь с будущей своей женой — учительницей Галиной. В 1982 году молодая семья (в это время у Козленко уже рос сын Станислав) обосновалась в селе Куралово Верхнеуслонского района.


Здесь трудовая жизнь Юрия Андреевича пошла по двум направлениям. Одно — это мальтозный завод, где он был обычным рабочим, второе — местная средняя школа, в которой вел кружок резьбы по дереву. Кстати, этому увлечению он посвящал (и до сих пор посвящает) все свое свободное время. Понемногу Козленко стал выставляться: сначала в Кураловском сельском доме культуры, потом в райцентре, наконец, в Казани. Причем не где-нибудь, а в Выставочном зале художников.


…Читая как-то книгу о великом итальянском живописце Леонардо да Винчи, просматривая репродукции его знаменитых работ «Тайная вечеря», «Джоконда», Юрий был потрясен величием и гениальностью мастера в разных сферах жизни. Ведь да Винчи не только заложил основы высокого возрождения в живописи, создав гармоничный образ человека, он к тому же был еще талантливым инженером с огромными мыслительными способностями. Оригинальные наброски его проектов металлургических печей, прокатных станов, подводной лодки, танка, конструкции летательных аппаратов, парашюта поражают компетентностью, умением смотреть в завтра.


Юрий подолгу всматривался в портрет Леонардо да Винчи: широкий лоб, мистически горящие глаза, и постепенно у него родилось желание вырезать из дерева бюст великого итальянца. Он понимал, что предстоит сложная работа и нужно быть очень осторожным и ответственным, чтобы не упустить тот желанный огонек творческого подъема и одержимости, что так необходимо каждому художнику. Работал долго и упорно. И вот однажды Юрий Андреевич смог, наконец, сказать, что работа завершена. Мастер еще и еще раз придирчиво осмотрел свое творение, испытав чувство удовлетворения. Бюст итальянца вскоре был отправлен на выставку в Казань вместе с некоторыми другими работами.


Впоследствии Козленко очень волновался, переживал: как зрители, критики воспримут его творение? Но страхи оказались напрасными — бюст приняли «на ура», с большим восторгом. Но после закрытия выставки обнаружилось, что да Винчи неожиданно исчез…. Устроители экспозиции обещали принять меры, непременно отыскать пропажу и вернуть ее хозяину. Но бюст так и не нашелся. Слабым утешением потери для Козленко стала мысль о том, что его работа, несомненно, удачна и высоко оценена, коль ее украли..


— Я тогда решил, — рассказывает Юрий Андреевич, — сделать еще один бюст Леонардо, еще раз пережить порыв вдохновения. Старался, только не получилось, хотя вроде шел прежним, проторенным путем… Не зажглась больше во мне искра одержимости, которая помогает творцам создавать талантливые произведения.


Ну, и ладно, решил тогда Козленко и занялся другими образами, например Мефистофелем или святым Себастьяном. Стал резать не только дерево, но и кость. Тут требовались несколько иные приемы, материал предполагал и другие инструменты, многие из которых Козленко изготовил сам. А недавно даже взялся за кисть, чтобы на большом холсте написать настоящую картину, на которой непременно должны присутствовать люди.


…Сейчас, как и много лет назад, когда еще был мальчишкой, он любит бродить по лесам и полям, наблюдать за природой, подмечать интересное, собирать веточки, куски коры или мха. Глаз художника все видит, все пойдет в дело в его мастерской.


Светлана КУЛАГИНА.