29 ноября 2021

Спрос на нравственность — вечен

Опубликовано: 20.09.2002 0:00

Вот уже тридцать с лишним лет ее голос с завидным постоянством звучит на волнах радио Татарстана. Эльвира Кудрецкая — автор и ведущая целого ряда радиожурналов и циклов передач, отдельные из которых многие годы не утрачивают стабильно высокого рейтинга среди слушателей ввиду своей актуальности и злободневности. Достаточно назвать среди них такие, как «Зеркало» ( нынешнее название «Ориентиры»), «Казань и казанцы» («В нашем городе»), «В братской семье народов», «Между Волгой и Уралом»… Помимо этого, в периодической печати — журналах и газетах — регулярно появляются ее пространные публикации о деятелях литературы, музыки, театра …


В эти дни лауреат журналистских премий России и Татарстана, заслуженный работник культуры РФ и РТ Э.Кудрецкая отмечает круглую дату своей жизни. Поздравляя коллегу со знаменательным событием, предлагаем вниманию читателей беседу с ней.


— Эльвира Геннадьевна, в песне про журналистов поется: «Если б снова начать, я бы выбрал опять бесконечные хлопоты эти…» Как бы вы примерили эти строки на себя?


— Я после школы поступила на филологический факультет Казанского университета и с увлечением под началом Юлдуз Галимджановны Нигматуллиной, дочери необоснованно репрессированного в тридцатые годы ХХ века профессора-литературоведа Нигмати, изучала взаимосвязи русской и татарской литератур. И темой своей дипломной избрала «Влияние творчества Гоголя на татарскую литературу». Подумывала о научной стезе — куратор предложила поступать в аспирантуру, опять-таки по теме взаимоотношений литератур. Но тогдашний декан Гуляев посчитал, что «татарским мотивам» неоправданно много стало уделяться места в жизни кафедры, и воспротивился моим желаниям. Я по молодости не стала долго переживать, и после вуза с мужем и дочуркой (замуж вышла еще на третьем курсе) мы махнули на Дальний Восток. Осели в городке Зея Амурской области, где в ту пору разворачивалась стройка ГЭС. Но вакансии учительницы словесности в школе не оказалось, и я отправилась в редакцию местной районки, где мне предложили попробовать себя литсотрудником в отделе промышленности.


— На свой страх и риск, с «чистого листа»?


— Нет, у меня к тому времени уже был опыт сотрудничества с университетской многотиражкой, где я регулярно печаталась с третьего курса. Те три года, проведенные в таежном городке (мы вынуждены были уехать оттуда в 1969-м из-за драматических событий на острове Даманском), вспоминаются как замечательное, романтически окрашенное время! Возводить ГЭС приехали вчерашние строители знаменитой Братской ГЭС, среди которых было много москвичей и одесситов. Многие строители были отмечены за Братск орденами и медалями, о них широко писали центральные газеты, слагали стихи и песни (вспомните песню Пахмутовой «Мой друг работает на Зее»). Одновременно в Зее располагалась база ленинградских геологов. И я благодаря работе в газете познакомилась и сдружилась со многими гидростроителями и геологами. Сколько здесь было интересных судеб, неординарных личностей, оказавших неизгладимое влияние на меня! В те годы Ленинград по праву слыл культурным центром страны, и геологи, возвращаясь из отпуска, везли оттуда самые последние новинки культуры — журналы, книги, грампластинки… Навсегда запомнились мне горячие дискуссии по литературе и особенно по истории России, взаимоотношений Московской Руси с Золотой Ордой. В те годы, если помните, «татарский след» в российской истории был здорово искажен, и я, можно сказать, открыла глаза многим своим ленинградским собеседникам, среди которых были и отпрыски дворянских родов, на татарское происхождение их предков. Помнится, они вначале удивлялись тому, что я не скрываю своей национальности, а когда увидели меня за пианино, еще более изумились: «Мало того что татарка, так еще на пианино играет!»


— Эльвира Геннадьевна, внесите ясность: татарка и… Кудрецкая?


— У меня глубокие татарские корни: с одной стороны — род Сайфуллиных, с другой — не менее известный род Мансуровых. Некоторые представители их были в двадцатые-тридцатые годы репрессированы как сторонники Татаро-Башкирской республики (штаты «Урал-Идель») и как носители религии. Отец мой был участником Гражданской войны, лично знал многих видных красных командиров, часть которых позднее также были репрессированы. И вот, видимо, опасаясь за свою жизнь, напуганный арестами маминых родственников, он предпочел расстаться с мамой и из Габдуллы Файзулловича Кудрятова превратиться в Геннадия Федоровича Кудрецкого. Я не осуждаю его, ибо хорошо помню ту атмосферу тайного страха и боязни преследований со стороны властей, в которой жили мои бабушка и мама. К тому же мама, биолог по образованию, не могла забыть и то, как обошлись в нашей стране в конце 40-х — начале 50-х с генетикой и ее приверженцами…


Вследствие всего этого у нас в семье предпочитали говорить на русском языке. Бабушка моя, Эмагульсум Мансурова, выпускница уфимской гимназии, помимо родного татарского, свободно изъяснялась по-русски, по-французски, читала на арабском… Она служила гувернанткой у Рамиевых, близко знала многих видных деятелей татарского просветительства. Мама, вторая жена Хади Такташа, в юности играла в Орске в театре вместе с Хакимом Салимжановым, прекрасно пела. Впоследствии она многие годы работала завучем в казанской школе №19 на Булаке.


Огромное влияние на мое духовное формирование оказала прежде всего бабушка. Под впечатлением от ее воспоминаний, отзывов о том или ином деятеле татарской культуры я старалась много читать о просветителях, истории народа. Эти знания очень пригодились в период перестройки, в годы становления суверенитета Татарстана, когда вела на радио передачи на эту тему.


— Но мы еще не дошли до этого, остановились на том, что в 1969-м вы уехали из Зеи. Вернулись на родину?


— Да, в Казань. Здесь я пошла работать в многотиражку КХТИ «Кировец». Этот период памятен мне встречами с такими крупными учеными, как Гильм Камай, Борис Александрович Арбузов, Петр Анатольевич Кирпичников… Глыбы-ученые и одновременно очень демократичные, доброжелательные люди… Не замыкаясь стенами института, я охотно выезжала в командировки на стройки Нижнекамска, которые курировали наши ученые, много писала. Через полтора года по предложению обкома комсомола меня взяли редактором молодежных передач на Татарское радио.


— И этот период вашей жизни наиболее для вас значим — и по продолжительности, и по признанию, заслуженному активной профессиональной работой, не так ли?


— Да, вы правы. Именно в радиожурналистике мне удалось выразить себя сполна, раскрыть темы, которые волнуют меня и в не меньшей степени — слушателей. Мне дороги и памятны подробности рождения и становления таких циклов передач, как «Казань и казанцы» — об истории, архитектурных памятниках города, знатных его жителях; «Зеркало» — беседы с представителями различных политических партий и движений; «Клуб Абугалисина» — цикл передач о достижениях ученых республики…А сколько тревожных и радостных переживаний доставляла мне работа над очередным выпуском радиожурнала «В братской семье народов», который создавался во многом на личных контактах: во время отпуска за свой счет ехала к коллегам по радио в очередную союзную республику, отдыхала и работала там над очередной передачей. В эти же годы началось мое сотрудничество со Всесоюзным радио, по его заказам отправляла в Москву материалы для передачи «Время. События. Люди».


И опять же не могу не сказать о том, что радиожурналистика подарила встречи с незабываемыми, интересными людьми. Мне, считаю, вообще везло и везет на знакомства с яркими личностями. С удовольствием вспоминаю продолжительные, в нередких случаях неоднократные беседы с Рустемом Яхиным, Ниязом Даутовым, Амирханом Еники, Наки Исанбетом, многими другими в процессе подготовки передач для радио. Каждая встреча с такими людьми как-то одухотворяет и обогащает, заставляет размышлять, обращаться к книгам, музеям, театрам. За одно это я не соглашусь поменять ни на что другое «бесконечные хлопоты эти».


— Вы находите время еще и писать в журналы и газеты. О Хади Такташе и его творчестве, в частности…


— Интерес к Такташу у меня с детства, поскольку мама мне много рассказывала про него. Но я готовила материалы и о других писателях, артистах, музыкантах, в том числе и в «Советскую Татарию» — «Республику Татарстан». Так, например, активно освещала в вашей газете первые этапы традиционного Шаляпинского фестиваля, давала портреты наших известных певцов Альфии Загидуллиной, Ларисы Башкировой, Азата Аббасова…


— Эльвира Геннадьевна, как вы воспринимаете новшества, перемены, произошедшие и происходящие в эпоху рыночных отношений в журналистике? Они типичны как для периодической печати, так и для телевидения, радио.


— Без восторга, скорее, настороженно и опасливо. За всеми этими определениями «новая журналистика», «новое радио, телевидение» отчетливо проглядывают уши американизированной поп-культуры с ее цинизмом, меркантильностью, скандальностью. Соответствует ли это нашей ментальности, потребностям? Очень сомневаюсь. Недаром появились презрительно-ироничные слова «пиар» и «журналюга» — как определение распространенного ныне жанра и его исполнителей. Убеждена, что в профессии нашей ценились и будут цениться превыше всего нравственность, компетентность, честность и порядочность.


Расспрашивал гостью редакции
Ш. МАРАТОВ.


 

image_printРаспечатать

Выпуск: № 189 (24745)


Добавить комментарий

28.11.2021

С Днём матери!

Более 20 лет в последнее воскресенье ноября в России отмечается День матери. Это праздник, славящий почётный труд и великое счастье женщины быть матерью и воспитывать детей.

3710
26.11.2021

Не лишайте себя социальных льгот и гарантий

Одно из основных направлений деятельности налоговых органов – работа по легализации теневой заработной платы.

7500
26.11.2021

Дай, Джек, на счастье лапу мне!

Благотворительная акция «Дай лапу!» пройдёт 28 ноября в парке «Крылья советов» в столице республики.

6620
26.11.2021

Прости меня, мама

Каждое последнее воскресенье ноября отмечается, наверное, самый нежный и трогательный праздник – День матери в России.

6060
25.11.2021

Коллапса удалось избежать

С 22 ноября в общественном транспорте Татарстана ввели дополнительные антиковидные меры

Проезд теперь возможен при предъявлении QR-кода о вакцинации или о медотводе с подтверждением его принадлежности конкретному лицу. Почему эти ограничения были введены, наша газета подробно рассказала в статье «Меры непопулярные, но необходимые».

6670

Мнение

Любовь АВДОНИНА, заместитель руководителя Роспотребнадзора по РТ:


В ноябре заболеваемость коронавирусом была выше октябрьской в полтора раза. В октябре этот показатель оказался выше сентябрьского в 2,4 раза. Казалось бы, можно сказать о некоторой стабилизации ситуации, но нас по-прежнему беспокоит уровень заболеваемости среди лиц старше 60 лет. Она остаётся на высоком уровне и тенденции к снижению не имеет.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Дни рождения

    27 ноября

    Владимир Яковлевич Акимов (1950), заслуженный деятель искусств, народный художник Татарстана.

    Камияр Мижагитович Байтемиров (1953), председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана.

    Рушан Рустемович Миннегулов (1992), лыжник и биатлонист, двукратный чемпион зимних Паралимпийских игр в Сочи 2014 года, заслуженный мастер спорта. Родился и живёт в Сабинском районе.

    Александр Яковлевич Славутский (1947), депутат Госсовета Татарстана, худрук и директор Казанского академического русского Большого драматического театра им. В.Качалова.

  • Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров