1

Игра, которая стоит свеч

information_items_10119058

Московские купцы основали в Казани целую отрасль и привнесли в моду тонкое чувство стиля

Дом купцов Крестовниковых на улице Тукая, бывшей Екатерининской, – один из наиболее известных и по-своему причудливых памятников деревянного зодчества в Казани.

Внешний облик здания несколько аляповат. Но лишь на первый взгляд. Нижний этаж – кирпичный, выкрашенный в розовый цвет. Декор фасада второго этажа, согласно справочным источникам, выполнен в технике деревянной нашивной и пропильной резьбы. И – та же яркая окраска, но уже в зеленых и желтых тонах.

Неизгладимое впечатление производят роскошные ажурные наличники окон и вылеты крыш с резным фризом. Вся скульптура здания, вплоть до мельчайших деталей, изготовлена из дерева. Вполне в духе народного творчества. Сохранились свидетельства, что для украшения здания Иосиф Крестовников «выписывал» мастеров из Нижегородской губернии.

Всего братьев, помимо Иосифа, было четверо – Николай, Константин и Сергей. Все они были москвичами и в 1855 году основали на берегу озера Кабан в предместье Плетени стеариново-мыловаренный завод, ныне известный как химзавод группы компаний «Нэфис Косметикс». Проект предприятия был подсказан и разработан химиком-технологом, профессором Казанского университета Модестом Киттары.

Любопытно, что первое поколение Крестовниковых так и не стало полноценными казанцами. Из четырех братьев в городе постоянно жил лишь Иосиф. Известно, что большую часть своего времени он проводил на заводе, лично контролируя качество выпускаемой продукции. Дом для своей семьи он возвел здесь же, на ул.Екатерининской, буквально в двух шагах от родного предприятия. Кстати, в нем и сегодня проживают работники химкомбината.

Для украшения здания Крестовников «выписывал» мастеров из Нижегородской губернии.Крестовниковы были фанатично преданы своему бизнесу, чем во многом объясняется их блестящий предпринимательский успех. Популярность казанского мыла и свеч была столь велика, что упоминание об этом мы находим в произведениях классиков русской литературы. Например, у Антона Павловича Чехова – в частности, в повести «Надлежащие меры». А в одном из очерков Виссариона Короленко есть описание стеариновых свеч с изящным императорским гербом и клеймом: «Сделано в Казани».

Между тем первая партия продукции на казанском мыловаренном заводе была выпущена в январе 1856 года. Николай Крестовников не преминул показать их губернатору Ираклию Боратынскому. «Повез я их в роскошном бархатном футляре. Футляр изнутри был отделан темно-синим атласом, и свечи, и без того белые, казались еще белее от синего фона. Губернатор с женой были удивлены качеством свечей и их белизной. Спустя некоторое время губернатор посетил завод», – написал купец в своих мемуарах.

С 1876 года разросшееся предприятие стало именоваться «Фабрично-торговым товариществом братьев Крестовниковых на паях». Помимо мыла и свеч, здесь производились глицерин, олеин, гудрон, смазочное масло. Вся эта продукция пользовалась повышенным спросом благодаря своему образцовому качеству. Товары бытовой химии из Казани неоднократно были отмечены на всероссийских и международных выставках, пользовались спросом за рубежом. Постоянный экспорт казанского мыла был налажен в Германию и США.

К своему производству Крестовниковы новаторски привлекали науку. В 1868 году сотрудничать с заводом был приглашен известный химик Константин Зайцев. Ему позволили создать и возглавить собственную лабораторию. Как известно, учителем Зайцева был прославленный Александр Бутлеров, который, посещая завод в 1873 году, отметил, что «он возник на совершенно рациональных началах науки».

  • Первое поколение Крестовниковых так и не стало полноценными казанцами. Из четырех братьев в городе постоянно жил лишь Иосиф. Известно, что большую часть своего времени он проводил на заводе, лично контролируя качество выпускаемой продукции. Дом для своей семьи он построил буквально в двух шагах от родного предприятия

Именно опыты Константина Зайцева заложили основу крупного ноу-хау, впервые в мире внедренного на предприятии, – каталитической гидрогенизации растительных жиров. Последователь Зайцева Александр Арбузов также много лет сотрудничал с комбинатом как консультант-химик. В основном он занимался проблемами окисления парафиновых углеводородов и дезодорирования кислот для мыловарения.

О масштабах производства говорят цифры. В 1910 году на предприятии Крестовниковых трудилось почти две тысячи работников, годовой оборот составлял 13 млн рублей. Для сравнения: корову на рынке можно было купить за 46 копеек.

В январе 1919 года мыловаренные производства стали государственной собственностью. После национализации на их базе действовал Казанский химкомбинат им. М.Вахитова.