8 августа 2022

Время выбрало нас

Опубликовано: 14.11.2013 0:00

information_items_10107794

Вспоминает ветеран органов государственной безопасности, подполковник в отставке Василий Васильевич Убанеев

Мне уже много лет. В органах госбезопасности верой и правдой я прослужил 33 года. Мне есть о чем рассказать: о жизни, о людях, друзьях и сослуживцах, о пережитых непростых временах и событиях. Надеюсь, узнать об этом небезынтересно и полезно и читателям «Республики Татарстан».

ПОЧЕМУ Я НЕ СТАЛ ЛЕТЧИКОМ

Я родился в 1931 году. Отец – большевик с дореволюционным стажем с окопов Первой мировой. Первый председатель комбеда Бурундуковской волости Буинского уезда Симбирской губернии, затем и председатель этого же вол­исполкома. Работал в органах Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ), в уголовном розыске. Мать – малограмотная крестьянка.

Село и крестьянский труд мне знакомы с детских лет не понаслышке. К началу войны мне было десять лет. Все военные годы запомнились непосильным трудом в колхозе, нетоплеными классами. А еще свирепым чувством голода, которое не отпускало в течение всей юности, когда скудная еда вызывает только еще большее желание поесть. Я с детства мечтал об авиации, однако к призывному возрасту имел рост 155 см и 45 кг веса, и поэтому постеснялся подать заявление в авиационное училище.

В 1950 году поступил и через пять лет окончил восстановленный юридический факультет Казанского университета. Занимался наукой, спортом, был председателем студенческого научного общества факультета, членом комитета комсомола. Еще до окончания университета был направлен на работу в Татарский обком ВЛКСМ инструктором отдела комсомольских организаций.

Мне пришлось курировать комсомол Альметьевского района и нарождающегося города Альметьевска, Азнакаевского и бывших Шугуровского, Красноборского, Бондюжского районов. Стал свидетелем становления нефтяной промышленности, хороших перемен на селе. Намесил много грязи на тогдашних дорогах – до восьми месяцев в году мы были в командировках. В эти же годы, как офицер запаса, в числе немногих был отобран на сборы по подготовке штурманов военно-транспортной авиации, которые прошел трижды. Сбылась наконец детская мечта. Но на выплату за звание младшего лейтенанта содержать семью с маленьким ребенком было трудно.

В 1957 году я возглавлял большую группу молодежи Татарии на Всемирном фестивале молодежи в Москве. Тогда впервые и познакомился с работниками КГБ при Совете Министров ТАССР. На работу в эту структуру меня пригласили уже на следующий год.

НАЧАЛО СЛУЖБЫ В КГБ

Надо сказать, на последнем курсе юрфака я пытался прозондировать возможность службы в органах. Получил холодноватый отказ под благовидным предлогом. Причина выяснилась только в 2005 году, когда я из Прокуратуры Татарстана получил извещение о реабилитации моего отца, который, как оказалось, еще в апреле 1920 года арестовывался за «контрреволюционную деятельность». Дело хранилось в архивах КГБ ТАССР и только сейчас было пересмотрено. Существо дела: находясь на восстановлении здоровья после тифа в родном селе Ст.Шемякино Буинского уезда, отец пытался пресечь деятельность продотряда, который насильно отнимал последнее зерно на посев у крестьян. Угрожая расстрелом, командир отряда арестовал отца и двух его младших братьев, отправил всех в буинскую тюрьму. Освобожден отец был только после разбирательства в ЧК и вмешательства местных органов власти. А дело осталось и хранилось в фондах…

Итак, в августе 1958 года по решению партийных органов я был направлен на службу в органы госбезопасности и сразу же поехал на Высшие курсы КГБ при СМ СССР в город Могилев.

Не забуду день, когда пришел на рабочее место под шефство старшего оперуполномоченного капитана Евгения Александровича Чечельницкого, который вел одно из основных направлений чекистской деятельности. В этом же отделении служили Л.Н.Титов, Х.М.Кужахметов, которых я знал еще по юридическому институту. Застал здесь и однокашников М.Л.Минуллина, А.Ф.Иванцова, уже достаточно освоившихся в органах.

Чечельницкий вел основные и интересные разработки. Очень целеустремленно, с великим тактом и терпением он вводил меня в сущность оперативной работы. До сих пор с огромным уважением вспоминаю о совместной работе с ним и его уроках. У нас, несмотря на разницу в возрасте, сложились замечательные отношения ученика и учителя, младшего и старшего товарищей, которые сохранились до последних дней его жизни, из которой он ушел так рано.

«КОМСОМОЛЬСКИЙ» ПЕРИОД

Начало моей службы совпало с годами развенчивания культа личности и ликвидации его последствий, восстановления принципов законности в деятельности органов госбезопасности. Каждый, кто начинал службу в органах в эти годы, стал свидетелем начала процесса реабилитации невинных жертв массовых репрессий, а потом и участником этого процесса. Мы занимались вопросами реабилитации каждый день. На рабочих столах всегда находились архивные «расстрельные» дела на самых различных людей с одним, как правило, печальным исходом. Дела не были пухлыми и многотомными – состояли из нескольких страниц доноса или выписок из подобных же дел, полученных через промежуток времени «собственных показаний» обвиняемого о признании вины и перечислением «соучастников» – потенциальных «преступников», как и он сам, «агентов» иноразведок или «организаторов» контрреволюционных и иных организаций. И заканчивались самой зловещей страницей – решением «тройки» или трибунала о мере наказания. По каждому из этих дел мы выносили заключение, как правило, о невиновности осужденного, поскольку не было доказательств его вины и состава преступления, то есть о том, что совершено беззаконие, великое злодеяние. Эти заключения являлись основным документом для начала процесса реабилитации невиновных. А каждое из них уносило частицу жизни и души.

Период, когда мне довелось начинать службу, некоторые ангажированные исследователи истории органов КГБ называют «комсомольским» периодом, когда руководителями последовательно стали Александр Николаевич Шелепин и Владимир Ефимович Семичастный, пришедшие на должность председателя КГБ из ЦК ВЛКСМ. На деле же этот период стал временем серьезного поворота в работе органов госбезопасности. Впервые было разработано положение об органах госбезопасности, были четко сформулированы задачи и регламентированы действия по их решению. Главным принципом в работе органов была провозглашена законность. Были сделаны решительные шаги к открытости в работе, привлечению общественности к решению задач обеспечения безопасности общества, применению профилактических, предупредительных мер по недопущению особо опасных преступлений.

«РАЗОБРАТЬСЯ ГРУППЕ УБАНЕЕВА»

В январе 1960 года, когда я был зачислен на оперативную работу, коллектив КГБ все еще приходил в себя после очередного этапа реформирования органов. После окончания всех реорганизаций меня перевели на розыскную работу под начало майора Г.Н.Краева. Это был опытный сотрудник, принципиальный и требовательный руководитель и наставник. Нам совместно с начальником Бауманского отдела милиции Казани полковником В.Р.Воробьевым довелось участвовать в создании прославленной боевой комсомольской дружины (БКД) авиационного института. У меня до сих пор сохранились приятные воспоминания о тогдашних студентах, стоявших у истоков БКД, деятельность которой получила большое одобрение у населения и правоохранительных органов. Она оказывала существенную помощь и в вопросах, касающихся госбезопасности.

Как-то само собой сложилось, что меня, несмотря на небольшой стаж, стали привлекать к серьезным мероприятиям комитета. По указанию председателя КГБ республики генерала П.Н.Ромашкова была создана группа по обработке и оценке всех поступающих сигналов. В нее были включены опытные работники, в недавнем прошлом руководители крупных подразделений полковник Качалов, подполковники Карпов, Лебедев, Попов и я – старший лейтенант. Руководить группой было поручено мне. Стали поступать документы с резолюцией «Разобраться группе Убанеева». Конечно, все это было для меня неожиданно и несколько обескураживало, но приказ есть приказ. С аксакалами договорились, что у них буду просить советов и вариантов решений. Работа в кругу таких опытных людей была неоценимой школой. 

Вспоминается участие под прикрытием участкового в операции по выявлению деятельности подпольной типографии одной из сектантских религиозных групп. В ходе наблюдений удалось обнаружить лаз в подземную типографию с оборудованием и множительной техникой.

ЭХО ОСВОЕНИЯ КОСМОСА

Моя служба в центральном аппарате КГБ ТАССР совпала со временем поистине великих событий. Мы были свидетелями всего происходящего в области освоения космоса и отчасти немного сопричастны к этим событиям. Многие помнят случай, когда на территории Заинского района приземлился прототип космического корабля «Восток». Через несколько дней после этого мы со старшим оперуполномоченным Павловым находились на дежурстве по комитету. К ночи поступило сообщение, что в районе приземления обнаружен потерявшийся люк корабля. После докладов по инстанции поднялся невообразимый шквал звонков из Москвы. Один из генералов (так он представился) стал требовать от Павлова исполнения его приказов. На это Павлов, видавший виды фронтовик, спокойно ответил: «У меня есть свой генерал». Это было рискованно, но все обошлось.

12 апреля 1961 года в 11.00 я находился в районе нынешнего «Кольца» по оперативным делам и видел, что творилось на улицах Казани. Можно представить, как работалось после сообщения о полете человека в космос. К моему возвращению в комитет весь оперсостав, ранее поднятый по тревоге для выезда на место возможного приземления Гагарина, уже выгружался из машины – поступила команда «Отбой», поскольку космонавт уже приземлился на территории Саратовской области.

ПЕРЕВОД В БУГУЛЬМУ

После повышения по должности Л.Н.Титова мне было доверено действовать на его участке работы, одновременно поручили заниматься подготовительными мероприятиями на канале внешнеэкономических связей, которые по мере заключения контактов приобретали все более масштабный и конкретный характер. Все это было незнакомо, ответственно и увлекательно.

В январе 1964 года я был вызван к председателю КГБ ТАССР генералу А.Х.Бичурину, который совершенно неожиданно заговорил о моем возможном переводе в бугульминский аппарат на должность заместителя уполномоченного (так тогда называлась должность начальника аппарата). Я пытался сослаться на недостаточный опыт работы, на некоторые реальные семейные обстоятельства. Ко мне, показалось, прислушались. Я успокоился и продолжал работать. Но в апреле последовал уже приказ о переводе в Бугульму.

26 апреля 1964 года приступил к выполнению обязанностей заместителя начальника аппарата в Бугульме. На долгие годы, более долгие, чем мог тогда предположить. Началась новая жизнь в новой обстановке и коллективе. Руководителей аппарата Х.С.Саляева и З.Я.Камалтынова я, конечно, знал и был с ними достаточно хорошо знаком. Впоследствии выяснилось: они оба «заявили» меня к себе.

Штат аппарата состоял из руководителя, зама, трех старших и до пяти оперуполномоченных. В обслуживании – весь юго-восток республики с более чем полумиллионным населением и более десятка районов по тогдашнему административному делению, включая город Бугульму, Альметьевский, Азнакаевский, Лениногорский, Бавлинский, Ютазинский, Ворошиловский, Сармановский, Черемшанский и Октябрьский районы. Здесь уже активно развивались нефтяная промышленность, наука, энергетика и транспорт, включая нефтегазовый. Росли новые города. Велось огромное капитальное и транспортное строительство, возводились новые предприятия по разведке, добыче и переработке нефти. Ежегодно извлекалось более 50 миллионов тонн нефти, рост добычи которой шел невиданными темпами.

Расширялись внешнеэкономические связи с миром, увеличивалось число выездов специалистов и граждан за рубеж. Впервые в республике начались шеф-монтажные работы по возведению объектов подготовки нефти. Происходил большой приток рабочей силы из других регионов страны.

С началом развития нефтяной промышленности активно использовался контингент бывшего ГУЛАГа, комендатур для спецпоселенцев из лиц, сотрудничавших с немецкими оккупантами и затем осужденных. Татария на глазах превращалась в основной нефтедобывающий регион страны.

Все эти особенности были реальными элементами оперативной обстановки, в которой предстояло решать задачи обеспечения безопасности государства, его экономики, интересов граждан. Руководство аппарата и оперсостав были наделены большими полномочиями в решении всех контрразведывательных задач в таком огромном районе, учитывая, что Татария и ее нефтяная промышленность находились в сфере интересов иностранных спецслужб. Об обстановке в обслуживаемых районах каждое утро лично докладывалось председателю КГБ ТАССР генерал-майору А.Х.Бичурину.

Продолжение – в следующем номере «толстушки».

image_printРаспечатать

Выпуск: №170 (27587)


Добавить комментарий

08.08.2022

Здесь мой причал и здесь мои друзья…

Акция «Том Сойер фест» стартовала в минувшее воскресенье на острове-граде Свияжске

В местном музее-заповеднике фестиваль сохранения городской исторической среды проходит впервые. Волонтёры приступили к ремонту старого дебаркадера, который в прошлом году передали местному музею-заповеднику.

920
08.08.2022

Праздник, нацеленный на молодёжь

В столице республики на площадке Центра семьи «Казан» прошел авиационный праздник «Я выбираю небо!»

Праздник ежегодно собирает десятки тысяч человек, среди которых профессионалы и специалисты малой и большой авиации, ветераны авиационной отрасли, студенты, школьники, жители и гости Казани – все те, кто неравнодушен к небу.

970
05.08.2022

Хрустальное перо для волшебников Слова

В Казани подвели итоги юбилейного XXV конкурса в сфере журналистики и массмедиа «Бэллур калэм – Хрустальное перо»

Лучшим работникам СМИ Татарстана вручили более двадцати наград. Общий призовой фонд конкурса составил 700 тысяч рублей.

6810
05.08.2022

Победа зависит от каждого из нас

Сотрудники Елабужского музея-заповедника собрали полтонны гуманитарной помощи для бойцов, которые принимают участие в специальной военной операции.

6840
05.08.2022

Жить и работать полноценно

Ни для кого не секрет, что количество инвалидов велико не только в нашей стране, но и во всём мире.

5851

Мнение

Рустем ГАФАРОВ, руководитель исполкома Казани:


За пятнадцать лет «Аксёнов-фест» успел стать ярким событием не только для столицы Татарстана, но и для всей читающей страны. Его гостями станут нынче президент русского ПЕН-центра, драматург Евгений Попов, саксофонист Игорь Бутман, издатель и близкий друг писателя Владимир Григорьев, главный редактор «Литературной газеты» Максим Замшев и многие другие поэты и писатели, журналисты и музыканты. Основная миссия фестиваля прежняя – открывать новые имена в литературе.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров
    Контакт вебмастера: info@rt-online.ru