• «Об этом я думал в Казани…»

    30.06.2007 0:00

    Автор статьи: АРЯМНОВА Вера


    Международный научный конгресс «В.

    information_items_1347368509

    Международный научный конгресс «В.М.Бехтерев — основоположник нейронаук: творческое наследие, история и современность», посвященный 150-летию со дня рождения всемирно известного ученого, состоялся в Казани.


    В столицу Татарстана съехались около тысячи неврологов, психиатров, нейрохирургов и представителей других отраслей медицины из всех российских регионов, а также из Германии, Венгрии и стран ближнего зарубежья. В их числе были правнук выдающегося невролога, директор Института мозга человека РАН Святослав Медведев и директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, главный психиатр РФ Татьяна Дмитриева.


    Приветствие Президента Татарстана Минтимера Шаймиева участникам конгресса зачитала вице-премьер — министр культуры РТ Зиля Валеева. В приветствии, в частности, говорится: «Жизнь и профессиональное становление академика Бехтерева тесно связаны с нашей республикой. Здесь он родился, здесь на базе Казанского университета организовал первую в России лабораторию экспериментальной и клинической психологии. Его бесценное творческое наследие сохраняет свою научную актуальность. Человеческий мозг и сегодня остается самым загадочным объектом, и его исследование — это значимая и захватывающая задача, стоящая перед современной наукой».


    В адрес конгресса поступили также приветствия первого заместителя Председателя Госдумы Олега Морозова и всемирно известного ученого Натальи Бехтеревой. В последнем, в частности, говорится: «Бехтерев был энциклопедистом, сделал вклады в психиатрию, неврологию, психологию. В Казани, значимом тогда и сейчас культурном центре, он заложил основы того, что стало сегодня международно признанной наукой психофизиологией. Она вышла на просторы мирового масштаба. Казань — город, где Бехтерев становился тем, каким его помнят в мире…»


    После окончания учебы в Санкт-Петербурге Бехтерев хотел остаться в клинике военной академии, а не ехать в Казань. В целях отказа «заломил цену»: создание специальной клиники и лаборатории, введение несуществующей дотоле должности ассистента. Пока ездил по зарубежью, встречался с выдающимися психиатрами, из Казани пришел ответ: его условия выполнены… Так Бехтерев органично вписался в научное созвездие Казанского университета.


    Говорят, после казанского периода своей жизни Владимир Михайлович любой разговор начинал примерно так: «Об этом я думал в Казани» или «Об этом я даже в Казани не думал». Итог «казанского» десятилетия его научной деятельности потрясает…


    Во времена Бехтерева говорили: «Знают прекрасно устройство мозга только двое — Бог и Бехтерев». Насколько актуально это утверждение в наши дни? Можно ли сказать, что до сих пор наука «строит дом» на фундаменте, который заложил Владимир Михайлович? С таким вопросом мы обратились к Татьяне Дмитриевой.


    — Внучка Бехтерева сказала правильно: Владимир Михайлович по образованности и уровню охвата проблем — человек эпохи Возрождения. Он опередил время во многих своих разработках, стратегических позициях, которые связаны с развитием психики, мозга. Не только создал науку психофизиологию, но и заложил основы общественной психологии, социальной психиатрии. Работал в рамках медицины, но основывался на философии — это позволило ему подойти к человеку не с позиций отдельного специалиста, а с позиции целостности. В конце своей жизни он утверждал: к человеку надо подходить комплексно. Невролог, психиатр, морфолог — все должны смотреть на человека как на единое целое. По сути, тезис «человек — биосоциальное существо» был заложен Бехтеревым. Сейчас это аксиома. А в его времена это не казалось однозначным. Одни его идеи стали аксиомой, другие по-прежнему не решены, но актуальны. Мечтой его было реализовать подход комплексности, создав учение о целостности организма, объединив все знания, которые получены общественными и естественными науками о человеке.


    — Прекрасный клиницист, медик, он выявил связь между социальными кризисами и психическим здоровьем людей…


    — Да, Бехтерев искал пути оздоровления населения России. Много привнес в понимание того, откуда берутся психические расстройства, искал их социальные корни. Это позиция не просто врача, а общественного деятеля. Его устремления беспокоили власть. Они расшатывали устои царизма, и поэтому у ученого были проблемы с полицией. На втором психиатрическом съезде он открыто призывал к свободе и заявлял, что причины психических расстройств именно в экономическом и трудовом рабстве.


    — Итак, современная психиатрия пока базируется на фундаменте, который заложил Бехтерев?


    — Не только психиатрия — это как раз единственная из дисциплин, которая старается все интегрировать, работать с кардиологами, неврологами, гастроэнтерологами, дерматовенерологами, потому что во всех болезнях есть психологическая составляющая, иначе психосоматика. Нет проблем с психикой, стрессами — и многих болезней нет.


    Идеи Бехтерева не только не устарели, многие до сих пор не реализованы. Вот один из примеров. Формируя общественную психологию, говорил Владимир Михайлович, необходимо прежде всего заботиться о воспитании личности. А базисная структура человека закладывается в первые пять лет его жизни. До сих пор у нас мало учитывают, что работать с ребенком надо до пяти лет, а не в подростковом возрасте, когда личность уже сформирована. Это чрезвычайно актуальные мысли.


    — Кажется, Бехтерев первый сказал, что лекарства важны, но важнее, чем любое медикаментозное средство, трудовая деятельность, терапия средой, лечение занятостью — то, что до сих пор проблема для нашей психиатрии.


    — Владимиром Михайловичем были заложены гуманистические подходы в оказании психиатрической помощи. То есть то, что сегодня мы выдаем за западный опыт, все это заложено Бехтеревым — разработка организационных принципов призрения и патронажа психических больных, организация первых в мире психоневрологических диспансеров. Социальные программы борьбы с алкоголизмом, разработанные им, можно применять и сейчас… Объектом изучения психиатров благодаря ему стали не только психически больные, но и здоровые люди. Он пытался рассмотреть место психики в эволюционном ряду развития живой материи, обращал внимание на социальную основу психических расстройств.


    — Да, чего стоит одна его актовая речь в 1918 году «О моральных итогах великой мировой войны». Истерика солдат, которые не хотели воевать. Массовые психические расстройства в тылу…


    — Не культура и цивилизация, не мозговые переутомления, а условия жизни, которые ослабляют организм, ведут к психическим расстройствам вообще и, в частности, к массовым психическим расстройствам во время войн — на фронте и в тылу, а также во время социальных кризисов. Бехтерев всегда говорил об условности разделения клинической психиатрии и социальной.


    — После его работы «Коллективная рефлексология», осужденной большевиками, эта тема, как и тема психологии толпы, была практически закрыта.


    — Бехтерев на конкретных примерах описал случаи внушения и самовнушения, заложил основы того, что и сейчас мы можем использовать в жизни, где опять полно мистики. В этом ряду возникновение псевдорелигиозных сект, их роль и влияние на проявление психических эпидемий, роль мистических учений, спиритизма.


    Конечно, роль Владимира Бехтерева как основоположника наук на стыке с социологией не исчерпывает его вклада в отечественную психиатрию. Крупный общественный деятель, который при всех режимах стремился к демократизации общества, он опережал свое время. В нейронауках все ученые считают Бехтерева «своим».


    Что же касается непосредственно конгресса, то в его программе было двенадцать симпозиумов по нейрофизиологии, морфологии, невропатологии, нейрохирургии, психиатрии. Ученые возложили венки к памятнику Бехтерева в Казани и открыли мемориальную доску на здании Республиканской психиатрической больницы. Затем работа конгресса продолжилась в Чистополе и Елабуге, где его участники провели клинический осмотр больных.



    Добавить комментарий