1

Поговорим о восточных премудростях

В Казани на базе Института востоковедения КГУ прошел первый международный семинар «Преподавание ислама в России». Это новый проект американского Совета по исследованиям в области общественных наук, который и выступил основным организатором форума. Замысел организаторов проекта таков: объединить ведущих профессоров из различных стран, а также молодых перспективных вузовских преподавателей для совместного формирования учебных программ и решения проблем богословского и религиоведческого преподавания ислама в Евразии.


Более подробно о том, как прошел семинар и какие проблемы современного исламоведения на нем затрагивались, мы попросили рассказать директора Института востоковедения КГУ Джамиля Зайнуллина.


— Джамиль Габдулхакович, почему местом проведения первого семинара была выбрана Казань?


— Ведущие специалисты по исламоведению в России, ученые из Института стран Азии и Африки (ИСАА) при МГУ предлагали провести его в Москве. Но наши коллеги из США хотели, чтобы он прошел в каком-либо регионе традиционного распространения ислама. А поскольку у нас есть соглашение о сотрудничестве между Институтом востоковедения КГУ и Институтом стран Азии и Африки, директор ИСАА Михаил Мейер, заручившись согласием ректора КГУ Мякзюма Салахова, предложил провести форум в Казани. Американцы с удовольствием согласились, взяв на себя практически все затраты, связанные с данным мероприятием.


Подобные семинары предполагается проводить три года подряд, следующий будет в Бишкеке.


— Кто принимал участие в форуме?


— Было представлено девять американских университетов, которые прислали как ведущих, так и молодых профессоров, изучающих исламскую цивилизацию. Присутствовали также ученые из Нидерландов, Южной Африки, Киргизии, Узбекистана, Армении. Россию представляли специалисты из Москвы, Санкт-Петербурга. С докладами выступали и известные казанские ученые — Мирза Махмутов, Рафаиль Хакимов, Рафик Мухаметшин, Дамир Исхаков.


— Почему американцев так интересуют проблемы ислама?


— Они всегда с большим интересом изучали Восток. Ведь только в одном Нью-Йорке живут пятьдесят с лишним тысяч турок, построено около сорока мечетей. Активно исповедует ислам часть населения в Сент-Луисе, Висконсине, Миллуоки. Очень много мусульман приехало в США из Индии, арабских стран.


Американское общество перед проблемой — как бороться с исламизацией. Всему, что связано с Востоком, в США придают большое значение. А у нас есть опыт совместного мирного проживания на протяжении столетий на одной территории людей разного вероисповедания, и никогда на этой почве в нашем регионе за последние четыреста лет конфликтов не было. Американские ученые сами признают, что им надо перенимать опыт России в этом вопросе.


— Каковы наиболее интересные темы, затронутые на семинаре?


— Очень актуальным был доклад профессора из Нидерландов Абделкадера Тайоба — «Коран и женщина».


— И что можно сказать об особенностях сегодняшнего положения женщины в исламских государствах?


— Я долго работал в арабских странах и никогда не видел, чтобы араб-мужчина где-то в общественном месте оскорблял женщину. Не слышал от арабов и нецензурных выражений. Не видел, чтобы араб поднимал руку на женщину. Там нет такого, чтобы женщина носила тяжелые сумки с рынка. Женщина занимается только домашними делами. При этом муж обязан — это оговаривается брачным контрактом — выделять из своей зарплаты какой-то процент (до пятой части) на карманные расходы жены. Я спрашивал у живущих там русских, украинских девушек: почему они вышли замуж за арабов? Они говорят: «Здесь я чувствую себя женщиной».


— Все это интересно, но вернемся к семинару. Какие еще темы на нем затрагивались?


— В основном обсуждались вопросы исламского образования. Презентовались наиболее современные учебные программы, обсуждались негативные моменты в преподавании исламских дисциплин. Говорили о том, что каждая школа в каждой стране работает изолированно, нет взаимосвязи. Собственно, целью семинара и было выявить и лучше использовать передовые направления в исламоведении.


Я тоже сделал доклад о преподавании исламских дисциплин в Казанском университете, в частности, в нашем институте, и это вызвало интерес. Живую реакцию участников вызвал Рафаиль Хакимов со своим докладом на тему «Возможен ли модернизм в исламе?». Кстати, наиболее интересные доклады будут изданы на английском языке.


— Что еще, помимо представленных докладов, показалось вам интересным на семинаре?


— Порадовало молодое поколение. Понравились по-научному дерзкие выступления нашей молодежи, ее активное участие в обсуждении докладов. Выяснилось, что в Узбекистане, в исламском университете, есть целая плеяда хорошо подготовленных специалистов. Они прекрасно говорят на английском, тут же свободно переходят на французский, арабский. Приводят на арабском цитату из Корана, переводят ее на русский, тут же излагают ее значение на английском… Были среди узбекских коллег те, кто занимается проблемами Пакистана и Индии, — они разговаривали на урду. Они владеют информацией, знают, что творится в мире, прекрасно подготовлены. Я бы хотел, чтобы и у нас в республике были такие богословы.


Очень интересные разработки были у киргизских коллег. Там тоже подрастают талантливые молодые кадры.


— Каковы впечатления гостей от Казани?


— Они были в восторге от нашего университета. Их удивило, что ректор КГУ лично открыл конференцию — они не ожидали, что все будет на таком высоком уровне, это сразу придало значимость семинару.


Гостям показали Раифский монастырь, они посетили Исламский российский университет, общались с преподавателями.


Удивила их и наша университетская библиотека. И — уже в негативном смысле — наше отношение к своему наследию. В Америке для одной старинной рукописи выделяют отдельную комнату со специальным охлаждением. Но у нас нет таких возможностей. Поэтому рукописи восьмого — девятого веков лежат в деревянных сундучках производства восемнадцатого века. Даже в МГУ есть только семнадцать-восемнадцать подобных рукописей, а у нас их — десятки тысяч, и мировая общественность об этом до сих пор не знает. Правда, не все рукописи очень уж ценные, но есть и «изюминки» — например, Талмуд на караимской разновидности иврита.


Американцы говорили о том, что необходимо описать все эти рукописи и хотя бы раз в пять лет их обрабатывать специальным раствором. У них это делается как минимум раз в два года, а у нас десятки лет все лежит без обработки. К сожалению, когда рукописей так много, никто не осознает их ценности.


— Что бы вы назвали главным итогом семинара?


— Мы смогли не только по научным трудам, а, что называется, «вживую» познакомиться с общепризнанными корифеями ориенталистики и даже подсказать им какие-то свои решения проблем. Наша молодежь общалась с ведущими профессорами, присутствовала на мастер-классах, молодые преподаватели увидели, как нужно подавать материал. К сожалению, у наших профессоров есть проблемы с манерой ведения лекций — они часто бормочут их себе под нос. Американцы показали, как надо читать лекции: ясно, конкретно, никаких вводных, служебных слов… Четко формулируют тему и укладываются строго в отведенное время. Надеемся, что после такого общения развитие нашего молодого института востоковедения, которому еще только пять лет, пойдет более быстрыми темпами.