1

Помогут ли кластеры нашему машиностроению?

Новый иностранный термин «кластер» с легкой руки министра образования и науки РТ Раиса Шайхелисламова может скоро войти в нашу жизнь. Создавать в машиностроительной отрасли научно-образовательные кластеры, то бишь связать воедино производство, учебные заведения и научные институты, призвал Р. Шайхелисламов собравшихся на днях за «круглым столом» в Минобразе ректоров вузов, директоров учреждений среднего и начального профессионального образования и руководителей предприятий машиностроительного комплекса.


Будущих токарей, шлифовщиков, фрезеровщиков Казанский профессиональный колледж № 51 готовит для ОАО "Радиоприбор". И преподает ребятам опытный наставник Ильдус Ахметович Гадаршин, проработавший на этом предприятии токарем почти сорок лет.Ни для кого не секрет, что сегодня экономика испытывает большую потребность в квалифицированных рабочих кадрах, в то время как большинство выпускников школ устремляются в вузы за высшим образованием. При этом число выпускников постоянно снижается и в ближайшие два года достигнет 40 тысяч человек (сейчас около 60 тысяч). А в вузы, например, в этом году приняли 37,5 тысячи студентов. Понятно, что когда эти две цифры сравняются, на формирование рабочего класса ресурсов не останется совсем.


Между тем кадровый голод, по словам заместителя министра экономики и промышленности РТ Сергея Мухина, уже сегодня является одной из главных проблем производства вообще и предприятий машиностроения — основного движущего локомотива республиканской промышленности — в частности. Средний возраст рабочих на заводах — 50 лет. Молодых инженеров тоже ощутимо не хватает. Еще пять-семь лет — и на предприятиях просто некому будет работать.


В этой ситуации, по мнению Раиса Шайхелисламова, производственники просто обязаны научиться наконец извлекать пользу из тех немалых средств, которые государство ежегодно вкладывает в систему образования. Надо, пояснил министр участникам «круглого стола», создавать научно-образовательные кластеры. Новый термин, как выяснилось, означает не что иное, как группу территориально соседствующих взаимосвязанных компаний и соответствующих институтов, действующих в определенной сфере. В данном случае — в машиностроении. В центре кластера должно стоять предприятие, которое становится непосредственным заказчиком для системы профессионального образования. Оно берет на себя часть финансирования подготовки кадров в профессиональных училищах, лицеях, среднеспециальных учебных заведениях, вузах, организует для студентов и учащихся практику и получает взамен именно тех специалистов, в которых нуждается. Ведь сегодня доходит до смешного: в прошлом учебном году, например, станочников широкого профиля в училищах и лицеях подготовлено в пять раз больше, чем нужно заводам, а фрезеровщиков — почти в шестьдесят раз меньше! А все потому, что образование и производство существуют сами по себе, нет прогнозирования потребности в кадрах.


Помимо предприятий и учебных учреждений, составной частью кластера должна стать вузовская и отраслевая наука. Сегодня она оторвана от реальной экономики. Тематика кандидатских и докторских диссертаций часто не отвечает насущным потребностям производства. А надо, чтобы наука повернулась лицом к предприятиям машиностроения, тем более, что эта отрасль, как никакая другая, остро нуждается во внедрении инновационных технологий, рожденных в научных лабораториях.


Создавая в рамках отдельных промышленных зон республики подобные интегрированные структуры, именуемые кластерами, заметил министр образования и науки, мы сможем добиться опережающих темпов инновационного развития в отрасли, выпуска конкурентоспособной продукции. И привел в пример классический кластер — финскую компанию Nokia, темпы роста которой в сфере телекоммуникационных технологий значительно опережают темпы роста всей экономики Финляндии.


Новый термин не вызвал возражений у собравшихся за «круглым столом». Действительно, раз уж нынче в экономике шагу не ступить без разговоров об инновациях, так почему бы не быть и кластерам? Тем более что, как выяснилось, опыт создания аналогичных интегрированных структур у наших производственников уже имеется. Например, Елабужский автомобильный завод успешно сотрудничает с местным профессиональным училищем № 8, помогая содержать его материально-техническую базу, выплачивая дополнительные стипендии учащимся, организуя практику в заводских цехах. Аналогичную работу ведет казанский завод «Радиоприбор», тесно сотрудничающий с 51-м колледжем. Молодежь имеет возможность начать работу на заводе уже во время учебы, а лучшие выпускники колледжа поступают сразу на третий курс КГТУ им. Туполева, после окончания которого по договору должны отработать на заводе не менее трех лет. В итоге, по словам генерального директора завода Рашида Апакова, средний возраст работающих на предприятии снизился до 35 лет, а 80 процентов рабочих имеют высшее образование.


Но такие примеры пока единичны. И чтобы эти «случайные связи» превратить в систему, надо решить ряд серьезных проблем. Озвучить эти проблемы под предлогом того, что «кому-то надо и правду сказать», вызвался генеральный директор ГУП «Электроприбор» Геннадий Дивавин.


По его мнению, заводам вообще невыгодно иметь дело с системой профессиональных училищ. Гораздо эффективнее была бы работа с кадрами, если бы предприятие имело возможность само готовить из выпускников девятых классов квалифицированных рабочих. Тогда, по крайней мере, появилось бы время, чтобы закрепить молодого человека на производстве. А выпускники училищ — это основной контингент для призыва в армию, и, приходя на завод, они просто не видят смысла стараться, повышать квалификацию.


— Нужно, чтобы эти ребята имели хотя бы год отсрочки. Тогда мы успели бы их обучить, заинтересовать, — считает Геннадий Дивавин. — Понимаю, что это сложный вопрос, но решать его надо на законодательном уровне, надо выходить с этим предложением к федеральной власти.


Еще одно предложение, выдвинутое директором «Электроприбора» и горячо поддержанное большинством участников «круглого стола», — законодательно закрепить обязанность молодых специалистов, обучающихся в вузах на бюджетные деньги, отработать потом по специальности несколько лет. Фактически речь идет о возврате к системе государственного распределения вузовских выпускников. Заметим, что в Татарстане работа в данном направлении уже идет — в этом учебном году во всех государственных вузах принимали студентов по целевому контрактному набору — всего полторы тысячи человек. Их учебу частично будут оплачивать предприятия, на которых потом они согласно договору обязаны отработать. В противном случае им придется вернуть деньги, потраченные на обучение. Сейчас формируется аналогичный заказ на будущий год — предприятия через свои отраслевые министерства заказали уже пять тысяч специалистов, подготовку которых они готовы профинансировать.


Однако опыт «Электроприбора» показывает, что пока подобные договорные отношения не закреплены законом, никаких гарантий предприятие не имеет. Завод однажды набрал по договору 80 школьников, которым шесть лет оплачивал учебу в вузе. Из них пришли работать на «Электроприбор» только двое, остальных не смогли востребовать даже через суд, поскольку нет соответствующей законодательной базы.


— Не решив эту проблему, государство по-прежнему будет пускать огромные деньги на ветер, готовя специалистов, которые потом пойдут работать в коммерческие структуры или торговать на рынок, — заявил Геннадий Дивавин. — И никакие кластерные системы тут не помогут.


— Я поддерживаю эту идею, — сказал Раис Шайхелисламов, — но она обязана сочетаться с реформой структуры образования в вузе. Студент должен, как за рубежом, иметь возможность выбирать те предметы, которые помогут ему в реальной практической работе. Сочетая новую организацию обучения с системой государственного распределения, мы сможем закрепить людей на производстве.


Правда, как-то вскользь прозвучал в обсуждении вопрос о том, что нежелание молодых идти на завод не в последнюю очередь связано с финансовыми вопросами. Да, констатировали собравшиеся, зарплата у начинающих рабочих и инженеров небольшая. Но другой им сегодня предложить не могут. А без этого, думается, ни обязательное распределение специалистов, ни новый кластерный подход проблем нашего машиностроения в корне не решат. Просто некому будет разрабатывать и внедрять те инновационные технологии, на которые так надеются сегодня в Правительстве.