Завещание профессора Лиакумовича

Энтузиасты янтарной кислоты лабораторные исследования выполняли как нагрузку к основным профессиональным задачам кафедры, «на энтузиазме», поэтому работа затянулась. В общей сложности она продолжалась, наверное, лет пять, не меньше. Все пришлось начинать с нуля, действовать традиционным научным методом проб и ошибок.

information_items_10119576

Энтузиасты янтарной кислоты лабораторные исследования выполняли как нагрузку к основным профессиональным задачам кафедры, «на энтузиазме», поэтому работа затянулась. В общей сложности она продолжалась, наверное, лет пять, не меньше. Все пришлось начинать с нуля, действовать традиционным научным методом проб и ошибок. Подбирали давление, температуры, катализаторы и растворители, дозы исходных материалов, время операции. Сегодня отказывались от того, что признавали вчера, через день опять возвращались к отвергнутым вариантам. Словом, обычная исследовательская канитель. Наконец, все! Янтарной кислоты – в товарном виде обычный сыпучий порошок – получили около 200 килограммов. Теперь можно приступать к следующей стадии операции – к испытаниям стимулятора в полях, на фермах…

Двести килограммов лабораторной продукции – не бог весть сколько, но если учесть, что трех килограммов стимулятора достаточно, чтобы обработать тонну посевного материала, то для проведения контрольных экспертиз достаточно. Можно вспомнить, с чего начиналась индустрия синтетического каучука. С двухкилограммового брикета, полученного в лаборатории, с формул технологического регламента, которые Сергей Лебедев и его единомышленники в 1929 году представили на всесоюзный конкурс ВСНХ. Через пять лет в Советском Союзе работали уже четыре завода синтетического каучука: в Ефремове, Воронеже, Ярославле, Казани. В истории мировой практики столь быстрый пример внедрения научной идеи в массовое производство, можно сказать, феноменальный образец!

Испытания янтарной кислоты – этого необычного эликсира плодородия – проводили на опытных полях научно-исследовательского института «Нива Татарстана», на крупных животноводческих комплексах. Наблюдения за экспериментами осуществляли специалисты Института биохимии и биофизики Казанского научного центра Российской Академии наук под руководством академика Игоря Анатольевича Тарчевского, сотрудники Федерального центра токсикологической, радиационной и биологической безопасности, Центра по разработке эластомеров Казанского технологического университета.

Контрольные проверки показали высокую фунгицидную активность и широкий спектр биологических воздействий стимулятора на всех стадиях развития растений. Выше была всхожесть семян, скорее, чем обычно, развивались корни, росли стебли растений, вследствие этих факторов увеличилась урожайность. По данным ученых аграриев, которые проводили испытания стимулятора в 1988–1990 гг., всхожесть семян яровой пшеницы была выше на 10 процентов, ускорение роста растений – на 12 процентов, снижение поражений корневой гнилью – на 10 процентов. Итог: прибавление урожайности в 2,5 центнера с гектара.

По расчетам себестоимость производства чудо-порошка – в пределах 55–60 рублей за килограмм. Это в несколько раз меньше, чем дерут за биодобавки, средства защиты растения, оздоровления нивы энтузиасты рыночного бизнеса. Значит, если на обработку семян понадобится 30 килограммов стимулятора плодородия, то затрат будет около 2000 рублей. Теперь заполним графу выгод. Как показали испытания, с десятигектарного поля при общей урожайности в 20 центнеров дополнительный намолот зерна составит 2,5 тонны, при цене 5 тысяч рублей за тонну – выручка 12,5 тысячи рублей. Потратив две тысячи рублей, выручить в 5–6 раз больше – это все равно, что, потеряв грош, найти алтын!

Хлебная нива республики –2 миллиона гектаров. Поверим выводам контрольных испытаний – возможный эффект от применения чудо-стимулятора – дополнительные 500 тысяч тонн зерна. Эту цифру опять умножим на таксу реализации в 5 тысяч рублей за тонну и выводим общую выручку – 2,5 миллиарда рублей. Вычтем затраты на опудривание семян порошком стимулятора. Годовая потребность республики в препарате – 2,5 тысячи тонн. Тариф одной тонны 55–60 тысяч рублей. Значит, общая сумма затрат около 20 миллионов. Сравним дебит с кредитом. Доходы от применения стимулятора превышают расходы в 5–6 раз!

Кроме роста урожайности, еще один выигрыш от применения биологических добавок янтарной кислоты – повышение качества фуража, который в различных комбинациях скармливают на фермах. Важно, что на полях, засеянных обработанными семенами, выше качество выращенного зерна. В нем больше белка, каротина, незаменимых аминокислот, витаминов, которые повышают питательную потенцию потребляемых кормов.

Сотрудники кафедры разработали специальные добавки солей янтарной кислоты «Янторос» и «Янторос-плюс», которые можно использовать для обогащения рациона животных. Контрольные испытания подтвердили, что соли янтарной кислоты, добавленные в кормушки, положительно влияют на продуктивность крупного рогатого скота, свиней, кроликов, поголовья птицефабрик.

 Проверка эффективности стимулятора на фермах Аксубаевского районного межхозяйственного объединения по откорму свиней показала, что суточный привес в контрольных группах на 76 граммов выше, чем при содержании хрюшек на обычном рационе. Это значит, что за сто дней откорма каждый подсвинок дополнительно прибавил в весе около восьми килограммов. В совхозе «Залесный» добавки солей янтарной кислоты испытали в нагульных гуртах крупного рогатого скота. Результат контрольной группы – привес выше на 177 граммов в сутки. Каждый бычок за сто дней «вырос» еще на 18 килограммов. Значит, цикл откорма многотысячных гуртов можно сократить на целый месяц!

Попробуем эти показатели пересчитать в масштабах массового производства.

  • Кроме роста урожайности, еще один выигрыш от применения биологических добавок янтарной кислоты – повышение качества фуража, который в различных комбинациях скармливают на фермах

Известно, что на эффективность животноводческой отрасли, птицеводства и звероводства сильно влияют затраты на кормление поголовья. На фермах КРС в себестоимости продукции расходы на фураж – от 24 до 30 процентов, в свиноводстве на концентраты приходится до 65 процентов всех затрат.

Это еще не все. Низкое качество кормов приводит к перерасходу фуража, что, как следствие, становится одной из причин плохой продуктивности животноводства и птицеводства, нерентабельности производства. В молочных стадах на каждый центнер молока расход кормов в 1,5 раза больше, чем положено по нормативам, в птицеводстве – в 1,3 раза, при откорме свиней – в 2 раза, в нагульных гуртах КРС перерасход еще больше – в 2,5 раза.

Для простоты расчетов перерасход кормов переведем на язык статистики. В хорошем стаде, где коровы молока в год дают не жалкие две-три тысячи килограммов, а по 6–7 тысяч литров, затраты фуража – одна кормовая единица (что эквивалентно килограмму овса) на литр молока. Значит, в дойных гуртах республики на каждый литр молока сверх нормы расходуют полкило­грамма зерна. Это весьма расточительно. Ежегодное производство молока в республике – 900 тысяч тонн. Следовательно, перерасход кормов в пересчете на зерно – 450 тысяч тонн, то есть примерно 10 – 15 процентов собираемого урожая. Сюда же прибавим перерасход кормов в откормочных гуртах КРС, в свиноводстве, на птицефабриках – это еще раз 450 тысяч тонн, пожалуй, даже больше. Округленно получается один миллион тонн. К перерасходу фуража на фермах добавим недобор на полях 500 тысяч тонн невыращенного урожая. Значит, общие потери зерна составляют почти миллион тонн в год!

В экономике есть правило – как тяжкий грех воспринимать неиспользованные возможности. Получается, за два десятилетия, которые прошли после первого положительного отзыва о чудо-стимуляторе урожая, земледельцы республики недобрали 10 млн тонн зерна. К этим «потерям» надо добавить самое малое еще 10 млн тонн перерасходованных кормов в животноводстве, на птицефабриках. Общий счет потерь – 20 млн тонн кормовых единиц, что эквивалентно такому же количеству зерна.

Время летит. Кажется, вчера в лаборатории ученые выполнили первый опыт со стимулятором, а четверть века позади.

Потерянные годы не вернуть, но энергичными мерами можно исправить допущенные просчеты. В постановлении Правительства об использовании янтарной кислоты указана дата написания документа, обозначена цель – «применение». Но не определены сроки завершения операции, не названы исполнители поручения, кому начать промышленное производство янтарной кислоты, других препаратов, разработанных на ее основе, как организовать их применение на практике. Очевидно, есть необходимость постановление пролонгировать и вернуться к продолжению разработки эффективной «антистрессовой» технологии возделывания сельскохозяйственных культур, содержания скота и птицы.

У янтарной кислоты большое будущее. Из материнского ствола янтарной кислоты могут разрастись побеги новых препаратов уже «персонального» назначения, например для выращивания отдельных культур – пшеницы, ржи, ячменя, проса, гречихи, кормовых культур, кукурузы. Не той, которая идет на силос, а «настоящей», зерновой. В свое время инициатива советского лидера Хрущева засадить «королевой полей» все российские пространства оказалась плохо продуманной авантюрой еще одного кремлевского мечтателя, на которого наклеили обидный ярлык «кукурузник». До зерна кукуруза растет только на юге, в республиках Северного Кавказа, на Кубани, в Ростовской области. А ближе к северу «королева» годится только на силос. Силос – тоже неплохо, калорийный корм, но крестьянская мечта другая – спелое, как янтарь, кукурузное зерно. Янтарная кислота может прибавить потенцию кукурузному семени, растение будет лучше использовать солнечное тепло, и посевы зерновой кукурузы могут продвинуться на прохладные территории Черноземной зоны, Нечерноземья. И тогда характеристику Хрущева «кукурузник» будут произносить уже с другой интонацией, уважительно.

Полеводство лишь одно крыло сельскохозяйственной отрасли, ее следующий этап – животноводство. Одно связано с другим. Два первых препарата янтарной кислоты, «Янторос» и «Янторос-плюс» – для добавок в кормушки общего, универсального назначения. Между тем в крестьянских хозяйствах за скотом, птицей, кроликами ухаживают «персонально», в зависимости от возраста животных, от того, какие выгоды при этом преследуют. Гурты дойного стада кормят иначе, чем стада мясных пород; для телят один рацион, для взрослых особей – другой. На птицефабриках за двухнедельными цыплятами ухаживают иначе, чем за бройлерами, несушками. В каждом случае регулятором рациона кормления могут служить свои препараты янтарной кислоты.

В садоводстве и огородничестве перечень культур, нуждающихся в повышении урожайности, в защите от всяких вредных букашек и козявок даже больше, чем на хлебной ниве. Огурцы и яблоки, помидоры и груши, черешня и виктория, сливы и редиска, морковь и облепиха, баклажаны и картофель, виноград и дыни… Каждой культуре нужны свои витамины плодородия, особые режимы хранения. Например, яблоки нельзя держать в одном хранилище с клубнями картофеля, морковь на зиму закладывают, обмакнув корнеплоды в глиняную болтушку. Как ни стараются, следят за температурой, устраивают хорошую вентиляцию, а все равно тридцать процентов урожая до весны сохранить не удается. На любую культуру в каждой фазе развития нужны свои стимуляторы, основа которых общая – янтарная кислота.

Не надо предаваться маниловским мечтаниям. Создание на каучуковом подвое еще одной самостоятельной индустрии янтарной кислоты и ее препаратов потребует значительных финансовых расходов, приложения усилий уже на полях, на фермах, но конечная эффективность начинания все окупит. Это большая цель, которая стоит всех и материальных, и нравственных затрат.

Оформил завещание Марсель Зарипов, журналист, писатель

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x