До истории здесь рукой подать

В селе Тогашево Пестречинского района на сто домов пять улиц: Заречная, Космонавтов, Молодежная, Новая и Юности. Названия вполне современные, но вот как раз молодежи-то в селе практически нет. Разве что дачники, облюбовавшие этот участок на берегу Меши.

Автор статьи: Светлана АРСЕНТЬЕВА

Церковные стены пережили и войны, и революции

В селе Тогашево Пестречинского района на сто домов пять улиц: Заречная, Космонавтов, Молодежная, Новая и Юности. Названия вполне современные, но вот как раз молодежи-то в селе практически нет. Разве что дачники, облюбовавшие этот участок на берегу Меши.

И ведь как причудлива история – храм Покрова Пресвятой Богородицы расположен на улице, названной в честь космонавтов. Вернее, улица пролегла как раз там, где больше двух столетий стоит одна из старейших в республике церквей. Яркий голубой купол (редкость, между прочим, ведь чаще купола храмов покрывали сусальным золотом или краской «под золото») – символ высокого летнего неба, покрова всей земли.

А привели нас в Тогашево слухи о том, что именно здесь по сей день сохранилось здание… крепостного театра, принадлежавшего когда-то местному барину Желтухину. Чудеса, да и только. Так что собрались мы в одночасье, благо сельцо находится недалеко от Казани – полчаса по челнинской трассе и еще немного по проселочной асфальтированной дороге.

Храм чудесами славен

Правда, к театру мы попали не сразу. Исполняющая обязанности главы Кулаевского сельского поселения Наталья Поповская в первую очередь решила показать нам обновленную церковь и рассказать о своем немаленьком хозяйстве. Шутка ли: на женских плечах – забота о населении пяти деревень – Кулаева, Арышхазды, Тогашева, Карповки и Больших Дюртилей. Народу здесь проживает около 1800 человек, так что только успевай поворачиваться.

– У нас ведь как? Крыша протекла – в сельсовет, муж напился – в сельсовет, коза соседская капусту на огороде объела – опять же в сельсовет. Это не считая действительно серьезных проблем вроде выхода из строя водопровода и т.д. И как вы в городе без сельсовета живете? – улыбается она.

…Построенный в 1787 году каменный двухпрестольный храм долгие годы был настоящим украшением села. Но во времена повального безбожия ему досталось… Воинствующие атеисты разломали изразцовые печи, уничтожили иконостас. Здание храма использовали под склад – в нем хранили минеральные удобрения. К концу ХХ века целыми оставались только стены – на яичных желтках замешивали раствор! – да мощные дубовые балки.

В 1997 году, решив взяться за восстановление храма, прихожане отправились к архиепископу Казанскому и Татарстанскому Анастасию. Тот поинтересовался: «Где деньги на восстановление возьмете?». Всем миром, отвечают, с божьей помощью строить будем. Благословил.

Более двенадцати лет потребовалось на то, чтобы привести церковь в надлежащий вид. Немало собственных средств и сил вложил в строительство Виктор Лошадкин, уроженец здешних мест. В мае 2009 года архиепископ Анастасий приехал на освящение храма.

Конечно, до былого благолепия храму еще далеко. Роспись попроще первозданной, взамен прежних хрустальных люстр – симпатичные электрические светильники. Их, кстати, стараниями Виктора Андреевича сделали на казанском «Электроприборе». А вот иконостас заполняли всем миром – часть образов сельчане сумели-таки сохранить, и большинство прихожан считают своим долгом привезти в храм икону «своего» святого. Службу здесь сегодня ведет отец Сергий – энергичный, молодой.

– У нас тут до истории рукой подать. И чудеса случаются, – говорит прихожанка Любовь Сухова, к слову, бывшая сотрудница казанского музея имени Горького. В Тогашеве она живет девятый год – говорит, Бог привел.

– Несколько лет назад двум жителям деревни, супругам, было явление Пресвятой Богородицы, – рассказывает она. – Над самой маковкой храма оба наблюдали четкий образ женщины с покровом в руках… И ведь что интересно – прекрасная половинка в этой паре православная, а муж – мусульманин. И обоим Богородица показалась – лишнее вам подтверждение, что един Бог-то…

С тех пор тот день, а произошло это 5 сентября, в селе чтут особо.

Призрак оперы

А до здания, в котором, как утверждают, когда-то располагался крепостной театр, мы все же добрались. Оно пока сохранилось. Даже два лепных «медальона», в центре которых букеты роз, перевитые лентами, уцелели в правой части фасада, под самой крышей. Вот уже несколько лет здание пустует, а потому потихоньку рассыпается.

Мы все же рискнули заглянуть внутрь. Сводчатый потолок – здесь наверняка был зрительный зал. Пол почти весь разобран, так что к «сцене» мы пробирались по поперечным половым балкам. Небольшое усилие воображения – и можно представить себе несколько рядов обтянутых красным бархатом кресел, бархатный занавес и хрустальную люстру, придающую залу особую торжественность… Кажется, прислушайся – и уловишь легкий шорох дамских кринолинов, звуки настраиваемых инструментов. Говорят, оркестр у Желтухина был – из лучших в Казанской губернии, да и приезжих знаменитостей здесь принимали.

Похоже, в здание было два входа – зрители входили в театр через главное крыльцо, а вот крепостные актеры поднимались в гримерки с черного хода. Затем по деревянной лестнице поднимались на сцену. Лестница сохранилась и по сей день. Ее не раз подновляли: резные балясины соседствуют с плохо обструганными столбиками…

Кто знает, может, мы были последними «зрителями» уходящего в небытие театра, ведь восстанавливать здание наверняка некому. Храму повезло, вера, говорят, не умирает, а вот театралов в селе увы, не осталось. Да и о том, что был здесь когда-то крепостной театр, в Тогашеве уже никто не помнит.

А ведь восстанови мы старинное чудо – глядишь, и появилась бы на карте республики еще одна туристическая достопримечательность. Англичане с их трепетным подходом к истории точно не упустили бы шанс.

Рождались в селе и художники

Много лет назад село это было процветающим и многолюдным – по некоторым данным, около двух тысяч человек здесь проживало еще век назад. А известным его сделали храм, театр и… начальная школа, открытая для сельских ребятишек просвещенным помещиком, профессором истории Казанского университета Дмитрием Корсаковым. В конце XIX века в ней преподавала выпускница Смольного института благородных девиц Фавста Альбинская. Именно она рассмотрела в одном из своих учеников – Андрее Лошадкине – талант живописца и посодействовала его дальнейшему образованию. Он стал известным до революции живописцем, учился в академии художеств. Согласно местной легенде Лошадкина даже приглашали в Санкт-Петербург писать портрет Николая II.

А вот второе образование Лошадкина вполне соответствовало его крестьянскому происхождению. Уже после Октябрьской революции он стал земским агрономом Пестречинского района, уважал генетику и был дружен с академиком Николаем Вавиловым. Эта дружба сыграла роковую роль в жизни Андрея Гурьевича – он был репрессирован и умер в Свияжске в 1942 году. Реабилитирован был только в 1986 году, во многом усилиями своего сына Виктора Андреевича Лошадкина, того самого, что столько сил положил на восстановление местного храма.

Точки роста и клубок проблем

Как живет историческое село сегодня? Да так же, как большинство сел в республике. В числе самых болевых точек «хозяйка» пяти деревень называет высокие тарифы на услуги ЖКХ, отток молодежи в город, оформление земельных участков, содержание многоквартирных домов, обеспечение качественной питьевой водой.

Чтобы молодежь не рвалась в город на постоянное жительство, возвращалась к родным истокам, нужно расширять границы сельских поселений, отводить землю под строительство жилья для местного населения, в том числе для молодых семей, утверждает Поповская. Причем выделять желающим участки необходимо в хороших, живописных местах, да поближе к центру села, к школе, к детскому саду. И тягу к крестьянскому быту поддерживать. Пока в личных подворьях дойных коров немного, зато в последнее время во дворах частных хозяйств все чаще появляются козы.

Другая головная боль – безответственное отношение к собственности владельцев земельных участков, особенно так называемых дачников. По закону владельцев участков, пребывающих в запустении, нужно штрафовать. Так ведь чтобы найти такого хозяина, требуется масса времени. А его у Поповской катастрофически не хватает.

Обязанностей на глав муниципальных образований возложили много, да и прав вроде хватает. А финансово поддержать как-то не торопятся… Вот и выкручивайся. В какой-то степени выручает Наталью Владимировну педагогическое образование. Если со взрослыми, как с детьми, лаской да уговором, если прежде чем спросить, сначала что-то предложить, то и отношения складываются добрые. Например, базовое хозяйство ООО «Соя-Кулаево» часто помогает администрации с ремонтом и уборкой дорог. Не остаются в стороне представители местной бюджетной сферы. А недавно сельсовет выиграл грант на благоустройство родников. Глядишь, целебный источник в Больших Дюртилях удастся в порядок привести. Тем более что эту инициативу поддержал глава Пестречинского района Шайхулла Насыбуллин.

Так потихоньку, кирпичик за кирпичиком, и строится фундамент современной сельской жизни. Но вот меценатов, желающих участвовать в реконструкции старинного крепостного театра в Тогашеве, пока нет. Разобраться бы с делами насущными, не до древностей. А может, зря?

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x