Обаяние человечности

Вчера в Академическом театре им.Г.Камала состоялся торжественный вечер, посвященный столетию со дня рождения видного татарского прозаика, автора многих выдающихся произведений Амирхана Еники.

Автор статьи: МУСТАФИН Рафаэль

Вчера в Академическом театре им.Г.Камала состоялся торжественный вечер, посвященный столетию со дня рождения видного татарского прозаика, автора многих выдающихся произведений Амирхана Еники.

Бывают писатели, которые уже в самом начале творческого пути ослепляют яркой вспышкой, как сваленный в кучу и облитый керосином сухой хворост. Есть и другого типа художники, талант которых разгорается медленно, как крупно наколотые дубовые поленья. Но, уж разгоревшись, полыхает ровным и жарким пламенем.

Амирхан Еники относится к числу последних.

Еще мальчишкой, под влиянием стихов Габдуллы Тукая, Амирхан Еники начал сочинять стихи. В 1925 году он приехал из деревни в Казань и устроился курьером в книжный магазин (хотелось быть ближе к книгам). Через год в литературном журнале “Безненң юл” (“Наш путь”) появился первый рассказ семнадцатилетнего А.Еники “Слушая протяжную мелодию”. Рассказ был тепло встречен читателями, о нем благожелательно отозвались видные татарские писатели. Окрыленный Еники пишет и печатает новые рассказы, публикует повесть “Друг”. Критика тех лет отметила как своеобразие таланта молодого автора его повышенное внимание к внутреннему миру героев. Но вместе с тем указала и на явный налет книжности, нотки мелодраматизма в рассказах Еники.

Потребовалось почти двадцать лет, прежде чем сформировался по-настоящему самобытный прозаик. За эти годы Амирхан Еники окончил рабфак и три курса института научной организации труда, работал учителем в Донбассе и сортировщиком на Казанском меховом комбинате, был методистом по технической учебе и уполномоченным “Азеркино” в Баку, заведующим учебной частью школы студийцев Татшвейтреста и снова учителем – на этот раз в Узбекистане. Прежде чем стать профессиональным писателем (уже в начале 50-х годов, на 42-м году жизни!), Амирхан Еники изъездил полстраны, переменил десятки профессий.

Великую Отечественную войну Еники провел в рядах действующей армии рядовым, “дослужившись” к концу войны до звания сержанта. Именно с рассказов военных лет (“Девочка”, “Мать и дочь”, “Одинокий гусь”, “Только на час”) и начинается тот самый “настоящий Еники”, которого знают и любят читатели.

Первая книга вышла в 1947 году – двадцать с лишним лет спустя после публикации первых рассказов. Требовательный автор собрал в ней лишь рассказы военных и послевоенных лет. Произведения же 20-30-х годов писатель считал пробой сил и не включал ни в одно из позднейших изданий (наглядный урок нынешней литературной молодежи!).

Амирхан Еники не принадлежит и к числу плодовитых писателей. “Амирхан Еники пишет медленно, но зато его вещи отличаются тонкостью психологического рисунка, самобытным и многокрасочным языком, великолепным пейзажем, лирической взволнованностью”, – так характеризовал творческую манеру Еники писатель Гумер Баширов.

Если бы потребовалось в одной фразе выразить главную особенность Амирхана Еники как художника, я бы сказал, что он – самый музыкальный среди татарских писателей. Фразы его легки, прозрачны, мелодичны. Рассказы и повести тонко инструментованы и, словно волшебством каким-то, пробуждают у читателя определенное настроение. Чаще всего это светлая грусть, невесомая, как серебряные нити паутины в синем воздухе бабьего лета.

Еники – великолепный знаток родного языка, тонкий стилист. Мне всегда больно читать его произведения в переводе. И не потому, что переводы так уж плохи. Просто Еники настолько тесно связан с татарской языковой стихией, с особенностями национального мышления, восприятия мира, что даже при самом добросовестном переводе потери и утраты неизбежны. Может быть, именно поэтому имя Амирхана Еники сравнительно мало известно русскому читателю.

Произведения Еники привлекают своеобразным взглядом на жизнь – пристальным и вдумчивым. У него нет готовых решений, нет попыток загнать жизнь в литературные схемы. Писатель избегает формулировать свою идею прямо, не старается навязать своего отношения к тем или иным персонажам. С внешним беспристрастием и объективностью он изображает то или иное явление, предоставляя сделать выводы читателю. Поэтому многие произведения Еники вызывали споры.

Так было, например, после выхода в свет повести “Болотный цветок”. В этом остром, с большой художественной силой написанном произведении рассказывается история постепенного морального падения секретаря райкома Мустафина, который  растерял свои прежние идеалы, оторвался от народа. Окружающая  мещанская среда засасывает его в свою трясину – и нечего ей противопоставить. В этом произведении Еники одним из первых в татарской литературе обратил внимание общественности на те нежелательные явления в нашей политической и общественной жизни, которые явились следствием утраты демократических форм управления.

Стиль Еники нередко сравнивают с чеховским. Действительно, татарский прозаик многому учился у русского классика. С Чеховым его роднит бытовая полнота и лаконизм описания, умелое использование детали, повышенное внимание к внутреннему миру своих героев, тонкая лирическая настроенность. Даже сам взгляд на мир – порою грустно-насмешливый, порою серьезно-раздумчивый, полный светлой веры в человека и жгучей ненависти ко всему, что уродует и калечит человеческую жизнь, – чем-то напоминает чеховское мироощущение.

Но при всем этом Амирхан Еники остается сугубо национальным писателем. Он вырос именно на татарской почве, питался соками народных традиций, бережно шлифовал и развивал сокровищницу татарского литературного языка. Писатель не ограничивался богатствами повседневной разговорной речи. Он заглядывал и в более глубокие кладовые языка, широко использовал запас слов и выражений, закрепленный в языке классиков. Поэтому язык Амирхана Еники несет на себе некоторый налет книжности. Но она никогда не переходит в архаичность.

В своем творчестве А. Еники прибегал к разным стилистическим краскам. То это едкий сарказм, убийственная ирония, то спокойный, трезвый анализ, то мягкая, теплая, лирическая интонация. Но в любом случае мы безошибочно узнаем стиль Еники, его неповторимый индивидуальный облик, который, конечно, не сводится к сумме приемов, а представляет из себя сочетание самых разнообразных сторон таланта писателя, несет на себе обаяние человечности.

 

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x