24 сентября 2021

Вечно тот же, вечно новый

Опубликовано: 27.02.2015 0:00

information_items_10120101

В Казани завершился XXXIII Международный оперный фестиваль им.Ф.И.Шаляпина

Традиционно в феврале Казань превращается в оперную столицу России: всех опероманов страны интересует – что дают на Шаляпинском, кто поет и кто дирижирует, что значится в качестве премьеры?

Шаляпинский фестиваль сегодня – яркое свидетельство того, насколько жива оперная традиция в Казани в наше время. «Театр уж полон, ложи блещут» – это, безусловно, и про Татарский театр оперы и балета имени Мусы Джалиля, который действительно всегда полон своей преданной, благодарной публикой.

Когда более тридцати лет назад директор театра Рауфаль Мухаметзянов только задумывал этот форум, в оперу в Казани не ходили, залы были полупусты – несмотря на вековую традицию, интерес к оперному искусству здесь в начале 80-х годов прошлого века находился на низком уровне. Мухаметзянову удалось ситуацию изменить: сегодня в театр охотно приходят не только в фестивальные дни – приходят всегда: на премьеры и рядовые спектакли, на оперу и на балет… Да и рядовых спектаклей в Казани почти не осталось, ибо театр считает делом чести быть интересным своей публике всегда, стараясь для этого держать высокий уровень постановок, приглашать в них интересных гастролеров, постоянно баловать слушателя новыми именами. Политика мудрая и одновременно самая естественная, удивительно, что не везде еще учли ее очевидные плоды.

На Шаляпинском, безусловно, уже давно сложились свои традиции. Если характеризовать их кратко, то, наверное, будет правильно сказать так – продолжительный вокалоцентричный фестиваль консервативной эстетики. Главная приманка фестивальной афиши – это певцы, которых собирают со всего постсоветского пространства, а иногда и дальнего зарубежья, стараясь насытить репертуарные спектакли театра, выносимые в афишу форума, первоклассным вокалом. Есть певцы, которые поют здесь из года в год, являясь признанными любимцами казанской публики, есть те, кто приехал впервые на фестиваль – за три десятка лет в Казани перебывали, пожалуй, все самые значительные вокалисты бывшего СССР. Поистине Шаляпинский стал счастливым перекрестком вокальных дорог для многих и многих очень достойных исполнителей.

Сама же афиша Шаляпинского – весьма традиционна, если не консервативна: за редким исключением в ней – только хиты, самые популярные оперы русского, итальянского и французского репертуаров. Лишь изредка фестиваль позволяет себе включить что-то   эксклюзивное, и это и не хорошо, и не плохо – это одна из черт его облика. Режиссерские новации интересуют фестиваль также не очень сильно: ярко экспериментальные спектакли, пресловутая «режопера» здесь нечастые гости (хотя иногда такие постановки появляются), ибо фестиваль ориентируется прежде всего на ценителей прекрасного пения и совсем мало – на любителей театральных экспериментов.

Нынешний фестиваль подарил публике встречу с одиннадцатью шедеврами оперной литературы. Бесспорно лидирует итальянская опера (семь спектаклей), кроме нее – две русские (традиционно в день рождения Шаляпина 13 февраля дают «Бориса Годунова» – оперу, в которой легендарный бас прославился на весь мир: на этот раз в титульной партии блистал любимец казанской публики Михаил Казаков; другое русское название не менее культовое – «Евгений Онегин», в котором бесспорно вокальное и артистическое мастерство московского солиста Василия Ладюка), одна французская и эксклюзив последних лет (прошлого Шаляпинского и культурной программы Универсиады-2013) – опера американская.

Самой свежей постановкой, показанной на фестивале, является «Любовный напиток», который петербургский режиссер Юрий Александров с минимальными изменениями перенес в сентябре прошлого года из московской «Новой оперы». В его же режиссуре идут другие итальянские хиты – супертрадиционная «Аида» и ультрабуффонный «Севильский цирюльник», премьеры предыдущих двух Шаляпин-фестов: плотное сотрудничество с маститым маэстро у фестиваля началось сравнительно недавно и будет продолжено в следующем году «Пиковой дамой».

Второе фестивальное режиссерское имя – Михаил Панджавидзе: его работ целых пять, включая редакцию баратовского «Бориса Годунова», перенесенного в 2005-м из Большого театра. Среди его оригинальных спектаклей – трагическая «Турандот» без признанного финала Альфано, вызвавшая непонимание у оперных пуристов; «Онегин», пропитанный пушкинской поэтикой, – истинно «лирические сцены», как и хотел Петр Ильич; «Мадам Баттерфляй», начинающаяся с атомной бомбардировки Нагасаки в 1945-м тем самым сыном героини-самоубийцы, увезенным когда-то   с родины ветреным папашей-янки и ввергшим неведомый ему родной город в ад (безусловно, смелая фантазия режиссера, но какая пронзительная!); наконец, визуально традиционный, но режиссерски очень многозначный, тонкий «Риголетто» – все спектакли исключительно интересные как оригинальные театральные высказывания. Панджавидзе в течение десятка лет был главным лицом по части оперной режиссуры в Казани (наряду с чередой более-менее традиционных спектаклей именно ему принадлежит и редкая в здешней афише авангардная «Лючия ди Ламмермур»), и надо заметить, что тот период – отнюдь не худший в истории театра и фестиваля, доказательство чему – нынешняя фестивальная афиша.

Помимо спектаклей Александрова и Панджавидзе в афише нынешнего Шаляпинского – по одной работе россиянина Георгия Ковтуна ( «Кармен») и француженки Жаннет Астер ( «Травиата»). Если о последней справедливо сказать, что это добротная традиционная постановка, не лишенная изящества и искренности, хотя и не отягощенная особой режиссерской индивидуальностью, то первая – увы, без меры и вкуса «обалетизированная» версия оперы Бизе с неубедительной музыкальной редактурой и прямолинейной сценографией.

Наиболее яркие вечатления оставило концертное исполнение «Порги и Бесс» Дж.Гершвина.Впрочем, на вокалоцентричном форуме, где главный герой – Его Величество Певец, все же уместней говорить о музыкальных впечатлениях. Наиболее яркие – от концертного исполнения того самого американского эксклюзива – великой оперы Джорджа Гершвина «Порги и Бесс». Основу каста составили негритянские вокалисты – мощный и проникновенный бас-баритон Деррик Лоуренс (Порги), импульсивная и женственная сопрано Мириам Кларк (Бесс), брутальный баритон Лестер Линч (Краун), с необыкновенно яркой актерской харизмой тенор Рональд Самм (Спортинг Лайф), красивейший баритон шоколадного тембра Нейл Нельсон (Джейк), трепетное сопрано Селия Сотомайор (Клара), убедительная в скорбных ламентациях сопрано Индра Томас (Сирина). Темнокожие артисты прекрасно чувствуют себя в родном музыкальном материале, их пение и игру отличают экспрессия, сценическая свобода, отличный свинг, что абсолютно ожидаемо в родной для них музыкальной стихии.

Настоящим сюрпризом исполнения оказалось то, насколько вжились в эту вселенную американской музыки московские (Александра Саульская-Шулятьева) и казанские (Олег Мачин, Юрий Петров, Влада Боровко и другие) солисты, хор многоопытного хормейстера Любови Дразниной и оркестр театра под управлением итальянского маэстро Марко Боэми – было полное впечатление, что джаз – абсолютно естественная, каждодневная их территория, а по уровню эмоциональной отдачи отечественные исполнители ничуть не уступают заокеанским. Публика была совершенно покорена таким высочайшим уровнем исполнения – не слишком знакомая опера принималась с неподдельным восторгом, а финальную сцену оглушительные овации казанцев заставили бисировать.

Если афроамериканские солисты убедили, то приглашенные в «Аиду» итальянцы – не вполне. Двухметрового роста статный красавец Дарио ди Виетри (Радамес) обладает солнечным тенором павароттиевского типа с очаровательным тембром и свободными, яркими верхами, но вот выразительности его пению пока не хватает (певец весьма молод), а сценическая скованность превратила египетского полководца в абсолютно инфантильное создание. Сусанна Бранкини (Аида) хорошо владеет своим голосом, ее техника на уровне, позволяя певице без потерь господствовать в ансамблях и в то же время источать убедительные пианиссимо в сцене Нила, но сам голос по его тембральным характеристикам интересным едва ли можно назвать. Меццо-сопрано Аннунциаты Вестри (Амнерис) элементарно не хватало силы звука, выразительного нижнего регистра и стабильности верхнего, отчего ее героиня оказалась вокально пресной.

На фоне итальянцев Михаил Казаков (Рамфис) и Лестер Линч (Амонасро) смотрелись настоящими премьерами: оба были абсолютно органичны и вокально, и актерски в своих столь разных партиях-ролях – жрец был по-настоящему страшен в своей жестокости, а плененный царь эфиопов – захватывающ в своем стихийном неистовстве и отваге.

Вообще, отечественные вокалисты как из столичных, так и из местного театров оставили стабильно благоприятное впечатление. Красоту голоса и впечатляющую вокальную культуру явила Елена Максимова в партии Кармен – прибавить к этому буйный темперамент и яркую сексуальность – и образ севильской цыганки получился бы абсолютно классическим, если бы не белокурая копна волос (певица не пожелала выступать в парике), которая очень мешала этому в целом традиционному, но яркому решению. «Мариинец» Ахмед Агади (Хозе) вновь порадовал притягательным, огненным пением, а вот Павел Кудинов (Эскамильо), ныне работающий главным образом в Германии, сделал своего тореадора лишь стабильным, но не захватывающим. Уверенно исполнила партию Микаэлы Екатерина Гончарова из Мариинского театра.

Настоящим праздником вокала оказался «Севильский цирюльник»: питерский баритон Владимир Мороз (Фигаро), московские вокалисты Алексей Татаринцев (Альмавива), Виктория Яровая (Розина), Дмитрий Овчинников (Бартоло) и другие продемонстрировали воистину стандарт россиниевского пения – красоту кантилены, изящество колоратур, убедительность верхних нот, а кроме того – живость игры, абсолютно естественное и не вредящее вокалу существование в гипертрофированно комедийной постановке Юрия Александрова. 

К сожалению, «Мадам Баттерфляй» столь же органичной не стала – актерские работы в этой постановке убедили все, а вот к вокалу остались вопросы. Интереснейший спектакль Панджавидзе во многом поставлен в расчете на индивидуальность китайской сопрано Сишенг Йи, которая, бесспорно, исключительно органична в роли юной японки, но, увы, качество голоса певицы оставляет желать лучшего – ситцевого тембра, да еще и недостаточно мощный, несмотря на приличное техническое владение им. Георгий Ониани, обладатель стального, зычного тенора, был убедителен в партии легкомысленного Пинкертона, в то время как Зоя Церерина (Казань) своим теплым и сочным меццо создала трогательный, почти материнский образ верной служанки Сузуки.

По традиции Шаляпинский фестиваль венчал гала-концерт, повторенный дважды, на котором все звезды вокала – многочисленные приглашенные и местные казанские – дарят публике хиты оперной музыки, ставя уверенную финальную точку в очередном празднике высокого искусства и одновременно приглашая к продолжению разговора – на 34-м Шаляпинском в 2016 году.

 Александр МАТУСЕВИЧ
.Москва) 

image_printРаспечатать

Фото: Леонид БОБЫЛЕВ
Выпуск: №27 (27832)


Добавить комментарий

23.09.2021

История с эффектом присутствия

Первого октября легендарным спектаклем «Голубая шаль» Татарский академический театр имени Г.Камала откроет новый, 116-й сезон

Перед началом пресс-конференции, посвящённой открытию нового сезона, журналистам подарили экскурсию по интерактивному мультимедийному комплексу истории татарского театра, который на днях примет первых посетителей.

2500
22.09.2021

В Чистополе ждут гостей со всей страны

К проведению вторых международных «Пастернаковских чтений» готовятся в эти дни сотрудники Чистопольского историко-архитектурного и литературного музея-заповедника.

3840
22.09.2021

Бестселлеры из Татарстана снова увидят в Москве

Таткнигоиздат представит более двухсот наименований книг на ярмарке в Москве/

4140
20.09.2021

В семье петровских музеев

Национальный музей Татарстана, единственный из нашей республики, вошёл в состав Ассамблеи петровских музеев.

4090
20.09.2021

Когда кинематограф только зарождался

Выставка «Пресинема», рассказывающая об истории кино и анимации XIX–XX веков, откроется 23 сентября в выставочном зале «Манеж» Казанского Кремля.

5920

Мнение

Андрей МАКАРЕВИЧ, музыкант и лидер группы «Машина времени», постоянный участник «Аксёнов­-феста», в Казани:


Я бесконечно рад, что мы снова собрались, несмотря на преграды пандемии. Видно, что интерес у людей огромный. Здорово, что мы продолжаем выполнять пожелания Василия Аксёнова, ведь когда мы придумывали наш фестиваль, он хотел, чтобы он был именно таким – молодёжным, литературно­музыкальным.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Дни рождения

    24 cентября

    Айрат Эдуардович Гатауллин (1982), полномочный представитель Татарстана в Турецкой Республике.

    Марат Рашитович Сафиуллин (1970), действительный член АН РТ, директор Центра перспективных экономических исследований при АН Татарстана, проректор Казанского федерального университета.

    Мария Андреевна Чупаева, заведующая отделом координации деятельности официального портала Татарстана Аппарата Президента РТ.

  • Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров