• Республика Татарстан | РТ Онлайн > Рубрики > Экономика > Энергетика — дорога с двусторонним движением
    04.08.2011 0:00

    Энергетика — дорога с двусторонним движением


    Автор статьи: ДЕМИНА Ирина


    К началу 2011 года объем перекрестного субсидирования исчислялся 4,5 млрд. рублей. Для промпредприятий, находящихся в зоне обслуживания ТЭЦ, это определенная финансовая нагрузка, которая закладывается в стоимость их продукции.

    Как Татарстан выходит из ситуации, возникшей на энергетическом рынке

    Некоторые инвесторы не модернизируют взятые у государства теплоэлектроцентрали и не выполняют обязательства по перекрестному субсидированию населения.

    Вкратце напомним суть конфликта, в котором, с одной стороны, стоит группа «Татаро-американские инвестиции и финансы» (ТАИФ), в частности ее «дочка» «Территориальная генерирующая компания-16» (ТГК-16), созданная из приобретенных у «Татэнерго» в конце 2009 года Нижнекамской ТЭЦ-1 и Казанской ТЭЦ-3, а также входящие в структуру ТАИФа «Нижнекамскнефтехим» и «Казаньоргсинтез»; с другой — «Таттеплосбыт», ответственный за поставку теплоэнергии потребителям республики и призванный со стороны государства контролировать перекрестное субсидирование татарстанцев в части платежей за тепло. Наша газета подробно описала эту ситуацию и опубликовала комментарии сторон в номерах от 31 марта и 19 мая нынешнего года в статьях «Флагманы экономики поторопились?», «ТАИФ и «Таттеплосбыт»: у каждого своя правда?».

    Как известно, перекрестное субсидирование — это, по сути, финансовая поддержка населения за счет промышленных предприятий. В данном случае граждане оплачивают потребляемое тепло по расценкам, которые ниже экономически обоснованных тарифов, а промышленники покрывают разницу. Речь идет о населении, использующем теплоэнергию, вырабатываемую крупными теплоэлектроцентралями комбинированным методом — одновременно с производством электричества. То есть такое тепло, как правило, дешевле, нежели «рождаемое» котельными и индивидуальными энергоустановками.

    В конце июля прошлого года увидел свет Федеральный закон №190 «О теплоснабжении», в котором о «перекрестке» речь не велась. Понятно, что этот документ изначально был настроен на рыночную энергетику, переход к которой должны регламентировать последующие законодательные акты, пока не принятые российским парламентом. Воспользовавшись таким положением дел, вышеупомянутые «таифовские» компании через суд отказались от перекрестного субсидирования и признали «Таттеплосбыт» (ТТС) незаконной структурой. Как результат — произошел дисбаланс загрузки генерирующих станций, поскольку ТГК-16 стала самостоятельно заключать прямые договоры с потребителями (минуя ТТС); теплосетевые компании остались на голодном пайке, так как недополучили средства от «перекрестки», а для населения крупных городов республики (Казани, Нижнекамска, Набережных Челнов) в ближайшей перспективе не исключено резкое повышение стоимости гигакалорий…

    Почему возникла такая ситуация и как республика намерена выйти из нее? Об этом наш разговор с председателем Государственного комитета РТ по тарифам Раузилом Хазиевым.

    Хотели как лучше…

    — Раузил Магсумянович, на недавнем заседании Кабинета Министров Президент Рустам Минниханов, мягко говоря, высказал сожаление по поводу того, что после вывода генерирующих мощностей из состава «Татэнерго» была разрушена единая, хорошо выстроенная энергосистема республики. Такое заявление было сделано и в связи с вышеобозначенной проблемой. Чтобы ее решить, возможно ли и нужно ли забрать обратно у ТАИФа обе станции?

    — Для начала хотелось бы объяснить, почему произошла их передача. Генерирующие предприятия были реализованы с благими целями. Ставилась задача — на основе конкуренции добиться удешевления электрической энергии путем модернизации тех станций, которые физически и морально устарели. Заметьте: стоимость газа в Европе в три раза выше, чем у нас, здесь это основное топливо для электростанций, но цена на электроэнергию в России примерно такая же, как на Западе. То есть современные европейские станции, покупая дорогое топливо, производят электроэнергию той же стоимости, что и в нашей стране.

    Чтобы модернизировать мощности и иметь возможность реализовывать электроэнергию на оптовом и розничном рынках, инвесторам были переданы четыре электростанции: сначала Уруссинская ГРЭС (в 2007 году продана частникам. — Прим. авт.), затем Нижнекамская ТЭЦ-2 (приобретена в декабре 2009 года «Татнефтью». — Прим. авт.), а также Нижнекамская ТЭЦ-1 и Казанская ТЭЦ-3.

    Единой энергосистемы, при которой «под одной крышей» находятся и генерация, и транспортировка, и сбыт энергии, уже нет ни в одном регионе России. Как бывший работник «Татэнерго» (с 1999 по 2002 год Раузил Хазиев работал главным инженером «Энергосбыта», заместителем генерального директора «Татэнерго». — Прим. авт.), я тоже сожалею о том, что эта система сломана. Таковы последствия реформы большой энергетики. Многие эксперты считают, что это реформирование стало ущербным для экономики нашей страны. К, примеру, в нынешнем году полностью либерализован рынок электроэнергии. Что это дало? В десятках субъектов Федерации стоимость электрической энергии взлетела на 20-40 процентов!

    Как сформировать в данной сфере рынок? Нужно создать много генерирующих компаний, которые будут конкурировать между собой. То же самое следует сделать со сбытовыми предприятиями. А Сетевая компания навсегда останется монополистом, основной пакет акций которого будет принадлежать государству. Это не новшество — такой рынок существует в Америке, европейских странах, в Казахстане. Но у нас, к сожалению, переход к подобной системе оказался тяжелым. И позитивных результатов от него мы пока не видим.

    Однако, по моему личному убеждению, обратно выкупить станции у ТАИФа (впрочем, это касается и других компаний) — это сделать шаг назад. Возвращать уже проданное не стоит. Главное — необходимо принять жесткий график модернизации энергетических объектов, определить, какие средства требуется вложить в них. Это единственный путь к удешевлению электрической и тепловой энергии.

    Надо ли рвать единое целое?

    — Так ведется ли модернизация на объектах ТГК-16 — Нижнекамской ТЭЦ-1 и Казанской ТЭЦ-3?

    — В том-то и дело, что нет. Единственный из инвесторов, кто сегодня занимается масштабной модернизацией генерирующих мощностей, — это «Татнефть». Компании принадлежит не только Нижнекамская ТЭЦ-2, но и Альметьевское предприятие тепловых сетей. «Татнефть» в Альметьевске, по сути, строит мини-ТЭЦ, которая будет давать и тепло, и электроэнергию…

    Если бы на «таифовских» станциях велась крупная модернизация — устанавливались современные энергоэффективные турбины, другое новое оборудование, то, наверное, можно было бы сказать: да, нужно ускорить процесс ликвидации перекрестного субсидирования. Зная, что у нас вскоре появится более дешевая энергия, Правительство республики могло бы как-то урегулировать этот вопрос. А сегодня ТАИФ и модернизацией занимается слабо, и «перекрестку» не хочет нести. С таким подходом руководство республики не согласно.

    — В свое время Нижнекамскую ТЭЦ-1 и Нижнекамскую ТЭЦ-2 объединили в одну теплоэлектроцентраль — Нижнекамскую ТЭЦ, поскольку обе станции между собой технологически сплетены…

    — И это было абсолютно правильное решение. А сегодня станции, отданные разным инвесторам, практически разрывают на две стороны — это все равно, что душить единое целое. Я считаю такие действия ошибочными! Если нынешние хозяева нижнекамских ТЭЦ попытаются сделать из них две самостоятельные станции, то, во-первых, снизится надежность тепло- и электроснабжения Нижнекамского промышленного узла, а во-вторых, заметно повысятся тарифы на энергию и первой, и второй ТЭЦ.

    Цена вопроса — два процента

    — «Таифовские» компании жестко настаивают на немедленной ликвидации «перекрестки», мотивируя это, к примеру, тем, что субсидируется все население, проживающее в зоне действия их станций, — независимо от его материального достатка. А 14,5 процента этих граждан имеют элитные квартиры…

    — При перекрестном субсидировании не ставится задача адресно защитить определенные категории населения, что, безусловно, является минусом. И то, что «Казаньоргсинтез» и «Нижнекамскнефтехим» перешли на прямые договоры на поставку тепла с ТГК-16 и ушли от «перекрестки», законно с точки зрения Арбитражного суда РТ. Однако не следует забывать, что в момент продажи ТАИФу Казанской ТЭЦ-3 и Нижнекамской ТЭЦ-1 холдингом были подписаны протоколы, в соответствии с которыми инвестор дал обязательства руководству республики в течение пяти лет нести финансовую нагрузку по перекрестному субсидированию.

    Движение здесь должно быть двусторонним. Промышленники обязаны снижать свои затраты и модернизировать источники тепловой и электрической энергии, как было оговорено при передаче станций, и постепенно уходить от «перекрестки». А Правительство должно разрабатывать систему адресной социальной защиты населения.

    Нет сомнения — от «перекрестки» нужно уходить. Другое дело — когда и как? Сначала необходимо точно определить объем субсидирования на последующие годы. В зависимости от него будут расписаны по годам ступени, по которым нужно идти при ликвидации «перекрестки». Для этого мы объявили конкурс по отбору фирмы, специализирующейся на экспертизе тарифов. Из шести претендентов победу одержала Высшая школа экономики (Москва), специалисты которой в настоящее время ведут проверку генерирующих и теплосетевых компаний. До сентября будут рассчитаны размеры экономически обоснованных тарифов генерирующих компаний вместе с транспортировкой на 2012 год. Далее Правительство республики примет решение, в течение какого времени будем уходить от «перекрестки».

    К началу 2011 года объем субсидирования исчислялся 4,5 млрд. рублей. Да, действительно, для промпредприятий, находящихся в зоне обслуживания ТЭЦ (и не только для «Нижнекамскнефтехима» и «Казаньоргсинтеза»), это определенная финансовая нагрузка, которая закладывается в стоимость их продукции. Но размер данной нагрузки не так уж велик — составляет в среднем всего лишь около двух процентов от их выручки.

    К тому же теплоэлектроцентрали построены там, где есть крупные промышленные компании, которые «съедают» львиную долю энергии. Аппетиты остальных потребителей куда скромнее.

    Решающее слово — за республикой

    — В последнее время все чаще звучит утверждение, что «перекрестка» вне закона и существует только в Татарстане.

    — Это неправда. Она действует более чем в половине регионов России. Другое дело, именно в нашей республике один из самых больших объемов перекрестного субсидирования населения крупных городов. Повторюсь: по данным Фонда содействия реформированию ЖКХ, к началу текущего года у нас был максимальный по стране приток субсидирования — 4,5 млрд. рублей.

    — Кстати, в устной форме руководители группы «ТАИФ» вроде как выражают готовность нести груз «перекрестки», но при условии, что из схемы поставки теплоэнергии будет исключен «Таттеплосбыт», который, мол, не укладывается в новый федеральный закон о теплоснабжении.

    — Мы предложили, каким образом можно изменить схему работы с «Таттеплосбытом», чтобы он вписывался в законодательство РФ, но при этом пока сохранялось перекрестное субсидирование.

    — А стоит ли кого-то уговаривать? Ведь в мае нынешнего года в Самаре Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд (который осуществляет проверку судебных актов, принятых арбитражными судами четырех субъектов Федерации — Пензенской, Самарской, Ульяновской областей и Татарстана) признал ТТС теплоснабжающей организацией, тем самым отменил решение Арбитражного суда РТ, поставившего под сомнение законность сбытовой деятельности «Таттеплосбыта». Получается, что эта компания остается на рынке?

    — Конечно. Думаю, апелляционный суд исходил из следующих соображений. Прежде чем принимать тарифы на следующий год, рассчитываются тепловой и электрический балансы: кто и в каких объемах будет производить энергию и по какой цене станет продавать. Далее утверждается стоимость тепла и электроэнергии, эта информация публикуется, доводится до населения. И в середине года манипулировать тарифами, при этом не меняя схему энергоснабжения, законодательство не позволяет. Поэтому в Самаре было принято решение: чтобы избежать нарушений теплового баланса, ТТС должен продолжить работу.

    Так что в текущем году ни для кого менять тарифы не будем. А вот на 2012 год изменить их можно. Если ТГК-16 предоставит в комитет свои предложения, мы их рассмотрим.

    — Раузил Магсумянович, скажите, а решение о том, в какие сроки следует ликвидировать перекрестное субсидирование, будет приниматься на уровне Правительства Татарстана или оно должно быть согласовано с федеральным центром?

    — Решающее слово — за республикой, потому что это связано с татарстанским бюджетом. Но данный вопрос обязательно будет согласован с российским руководством, поскольку он контролируется Федеральной службой по тарифам (ФСТ). Четыре с половиной миллиарда рублей так или иначе кто-то должен возмещать — промышленность, как сейчас, или бюджет. Думаю, на государственную казну этот груз в той или иной степени все равно ляжет, поэтому до принятия бюджета 2012 года мы должны сделать соответствующие выводы.

    Однако специального разрешения ни ФСТ, ни Правительства РФ не нужно, если, конечно, мы не выходим за те тарифные коридоры, которые утверждены для Татарстана. В противном случае потребуется специальное разрешение от руководства Российской Федерации.

    Зима не за горами

    — Сейчас самая горячая пора в подготовке к предстоящему отопительному сезону. Но из-за перехода ТГК-16 на прямые договоры со своими потребителями у «Таттеплосбыта» образовалась большая задолженность перед Казанской и Набережночелнинской теплосетевыми компаниями, другими его контрагентами, которые, чтобы не сорвать ремонтные работы, вынуждены использовать кредитные ресурсы. Растет и дебиторская задолженность у генерирующих и сетевых организаций. Что следует сделать, чтобы эти долги были погашены и к зимнему периоду энергетики нормально подготовились?

    — Да, из-за того что изначально оговоренная расчетная схема на сегодня нарушена, энергетики вынуждены брать кредиты. Но я уверен: эти деньги будут им возвращены, причем с учетом процентных ставок по кредитным линиям.

    — И кем будут возвращены?

    — Не сомневаюсь, что теми же промпредприятиями, которые обязаны нести нагрузку по перекрестному субсидированию. Но ни в коем случае не населением! Наш комитет готов помочь с расчетами — конкретно кто и какую сумму должен вернуть, чтобы энергокомпании получили столько средств, сколько необходимо для полной подготовки к зиме.

    На сегодня подготовительная кампания идет с небольшими опозданиями, но все предусмотренные работы непременно будут выполнены. Это контролируется и Ростехнадзором, и Госжилинспекцией, и другими службами.



    1. Владимир Лоханин:

      Re: Энергетика — дорога с двусторонним движениемНа мой взгляд, перекрестное субсидирование населения крупными промышленными предприятиями в части оплаты энергии должно быть повсеместным и сохраниться навсегда. Ведь те же нефтяники, нефтехимики пользуются природными ресурсами, принадлежащими народу, при этом наносят вред экологии. Так, должна же быть от них хоть какая-то компенсация населению.

    Добавить комментарий