19 января 2022

Фарит Хайдаров: «В Татарстан я приехал не за карьерой, а на интересную работу»

Опубликовано: 08.03.2001 0:00

Недавнее назначение на должность генерального директора ОАО «Северо-Западные магистральные нефтепроводы» сибирского добытчика «черного золота» Ф.Хайдарова вызвало, с учетом всероссийской значимости этого акционерного общества, немало пересудов, которые и стали поводом для встречи с новым руководителем ОАО «СЗМН».


— Фарит Рифович, вы прямых и не совсем приятных для себя вопросов не боитесь?


— Нет.


— Тогда вот о чем. Упорно поговаривают, что столь высокого поста в неполные свои тридцать пять лет вы сумели добиться только благодаря каким-то родственным связям в Москве. Это правда?


— Да. Однако с небольшой поправочкой. Все самые главные мои родственные связи не в Москве, а в башкирском рабочем поселке Дюртюли, и подразумеваю я под ними не так называемую «мохнатую лапу», которой у меня никогда не было и нет, а дорогих родителей, еще с пеленок учивших меня порядочности, умению держать слово, даже через «не могу» доводить до конца любое дело, коли уж в него впрягся. Благодаря чему я и поднялся по служебной лестнице.


— Насколько я знаю, родители ваши тоже нефтяники?


— Причем настолько увлечены своей работой, что дома только о ней, можно сказать, разговоры и были. Неудивительно поэтому, что я и мой старший брат пошли по их стопам, окончили Уфимский нефтяной институт. Правда, окончательно желание поступить туда у меня сформировалось лишь где-то в восьмом или девятом классе, после чего и приналег на учебу с особым старанием, чтобы окончить школу как можно лучше и избежать проблем на абитуриентских экзаменах в этот вуз.


А лет за десять до того, еще пацаном, мечтал стать спортсменом. Хорошим, известным, конечно. Увлекался футболом, хоккеем, площадки под который мы, поселковые ребятишки, сами заливали. С детства отец приучил меня к молотку, топору, рубанку, другим плотницким, столярным инструментам, строил вместе с ним домик на нашем садово-огородном участке, благодаря чему и сейчас любую мужскую работу по дому выполняю сам. С детства любил быть во всем самостоятельным.


— А что это за история с лодкой, которая с вами тогда произошла?


— А-а-а, это когда я плавать учился. Поскольку подолгу держаться на воде ну никак не получалось, напросился в лодку к знакомому взрослому парню, собиравшемуся преодолеть широкую нашу реку Белую. А когда мы достигли ее середины, спрыгнул, закрыв глаза, с борта. На самой стремнине!


Ну, меня и понесло мощным течением. Воды нахлебался, страха натерпелся… Зато полностью удался замысел: я, естественно, просто вынужден был плыть. Желание вернуться в спасительную лодку, которая меня догнала, было очень сильным, однако из последних силенок, но достиг берега.


— Ну и как, наука терпеть, преодолевать себя в экстремальных условиях по жизни сгодилась?


— И не один раз. В самом начале самостоятельной работы, сразу после окончания института, попал я в ситуацию, по существу точно такую же, как тогда с отчаянным заплывом по реке. Получилось так, что я, будучи принятым в НГДУ «Когалымнефть», так и не дождался на одном из сибирских месторождений двух своих коллег — таких же операторов нашего цеха по поддержанию пластового давления, которые должны были прибыть туда с очередной вахтой. Не приехали они по причинам уважительным, от чего мне легче не стало. Ведь я, совсем еще, так сказать, «зеленый специалист», оказался без поддержки опытных товарищей, да еще с тройным объемом технологически сложной работы на плечах!


Вот и пришлось, как тогда на Белой, захлебываться, но выплывать… Ничего, не утонул. И уже месяца через три-четыре был назначен руководителем бригады на еще более отдаленное и сложное месторождение, где специфических проблем было с избытком. Кстати, и там продолжал претворять в жизнь принятое решение овладеть, по возможности, всеми рабочими профессиями, чтобы уже никогда и ни от кого на промыслах не зависеть.


— Мне рассказали, что там, в Сибири, уже занимая высокие должности, вы тем не менее нередко по-прежнему брались за инструмент, чтобы выполнить срочно какую-то черную работу, первым спрыгивали в замазученные ямы, вырытые под нефтепроводами для исследования, устранения их порывов? Извините, но не простительным ли по молодости начальственным пижонством это было перед рабочими? Вот, мол, смотрите, какой я: ни дорогой обуви, ни белой рубашки не жалко…


— Да нет, дело тут не в пижонстве. Оно мне совершенно не свойственно. Это было стремлением поскорее самому, без посредников, получить представление о степени того или иного повреждения трубопроводов, устранить его. Ведь счет в аварийных ситуациях чаще всего идет на минуты, секунды. Промедлишь — и может быть большая беда. В первую очередь, для окружающей среды, для земли, к которой у меня очень уважительное отношение. Ведь родом я из села, и корни мои по деду, прадедам — крестьянские.


Вот почему, возглавив коллектив нефтепроводчиков, я с удовлетворением отметил, что экологии здесь уделяют большое внимание. Причем не на словах, а на деле. Это и различные мероприятия по предупреждению аварий — диагностика нефтепроводов и резервуаров, проведение региональных учений по отработке готовности к чрезвычайным ситуациям; это экоконтроль во всех подразделениях, использование экологически чистого метода наклонно-направленного бурения при реконструкции участка нефтепровода через реки, рекультивация земель, строительство автомоек с системой оборотного водоснабжения, участие в реализации местной программы «Чистая вода» и многое другое.


— Фарит Рифович, давайте опять возвратимся к вашей биографии. Как вы попали в далекий сибирский город Когалым из Башкортостана — по распределению?


— Нет. Получив диплом, направился в те края по собственному желанию. Когалым мне приглянулся, когда я еще студентом ездил туда комиссаром стройотряда.


— Да вы, оказывается, романтик…


— Почему вы так решили?


— Да потому что только романтику, причем неисправимому, может понравиться город среди болот, да еще в местах, где девять зимних месяцев и морозы под минус сорок считаются обычными. А скудным летом не дают продыха тучи мошки, которая пострашнее комарья…


— Все так, однако и вокруг Когалыма есть природная красота, только неброская, своеобразная, и ее надо разглядеть. А разглядишь — навсегда будешь очарован. Однако север привлек меня прежде всего людьми, отношениями, которые здесь между ними сложились. Они жестче, чем в других регионах России, но одновременно и более открытые. Фальшь там не терпят, слабого характером могут сломать, но уж коли признали за своего, то тебе крупно повезло. И ежели принимают в свои ряды, то, считай, главный в жизни аттестат зрелости получил. Значит, в глазах старожилов ты настоящий мужик, достоин здесь жить и трудиться. А иначе лучше уезжать… Словом, признателен Сибири и за хорошую школу, и за то, что подарили встречу с самой лучшей в мире девушкой.


— Имеете в виду свою жену?


— Ну а кого же еще? Я однолюб по отношению не только к профессии. Супруга тоже из простой рабочей семьи и, что интересно, выросла в том же поселке, что и я, совсем недалеко от моего дома! И даже родители наши между собой были знакомы. Но все это выяснилось за тридевять земель от Дюртюлей, в Сибири, где нас свела судьба. И нынче жена — мой надежный тыл, благодаря которому я и успел немало сделать.


— В том числе хорошую карьеру — и в родном НГДУ, и в другом сибирском — «Дружбанефть», быстро поднявшись там до самых высоких должностей, и, наконец, став совсем молодым главным инженером, первым заместителем генерального директора многотысячного объединения «Когалымнефтегаз». Кстати, где вы больше зарабатывали, на том посту или на нынешнем?


— На том.


— Значит, приехали в Татарстан не за более длинным рублем…


— Нет, конечно. И не за дальнейшей карьерой, а на интересную работу с желанием еще раз испытать себя в новых условиях. Да и к родителям, которые нуждаются во все большей заботе, оказался теперь поближе. Вот ради всего этого и оставил налаженный на прежнем месте быт. Семья присоединится ко мне, когда будет у нас в Бугульме постоянное жилье, а пока живу здесь один.


— Поэтому, вероятно, и находитесь на работе с утра до позднего вечера, без выходных, поселившись, можно сказать, в своем кабинете…


— Одному, разумеется, скучновато, но дело не в этом. Во-первых, у меня это обычный режим работы, а во-вторых, задачи, которые я перед собой как перед генеральным директором акционерного общества поставил, раскачки не допускают.


— И главные из них, на ваш взгляд, заключаются…


— …в дальнейшем повышении эксплуатационной надежности, а значит, безопасности для людей и природы всех наших объектов и особенно линейной части, то есть магистральных нефтепроводов. А также в том, чтобы автоматизация их была многократно ускорена. Нельзя долго мириться с тем, что из тридцати девяти нефтеперекачивающих станций у нас полностью автоматизированы всего две. Из двух же этих задач вытекает третья: сконцентрировать на их решении, предусматривающем и также весьма значительное обновление оборудования, и финансовые ресурсы, и потенциал специалистов, руководителей нашей компании, который я считаю достаточно высоким. Они, и это отрадно, сейчас согласны со мной в том, насколько важно не поскупиться и своевременно вложить необходимые средства в профилактику аварий, которые дешевле, легче предотвращать, чем устранять.


— А не опасаетесь, что часть управленцев ОАО не выдержит предложенного вами рабочего темпа, нагрузки? Вот смотрю, уже девятый час вечера, а за дверями вашего кабинета гул голосов: «штабисты» собираются на вечернюю планерку…


— А нагрузки будут еще больше, поскольку уже в будущем году мы обязаны автоматизировать еще двенадцать НПС и не позже чем через три-четыре года вообще закрыть эту тему, решив к тому времени многие другие задачи.


Поэтому руководящий состав СЗМН должен быть выносливым, а значит, здоровым, для чего я уже запретил курение в кабинетах, административном здании общества и буду требовать, чтобы управленцы занимались спортом, что делал везде, где работал.


— Уж не с этим ли связано определенное дооснащение в игровом зале спорткомплекса ОАО?


— С этим! Уже вскоре, полагаю, состоится футбольный матч между командами руководителей «СЗМН» и нашими спортсменами. Потом подобные состязания станут традиционными.


— Какие еще, наряду с профессионализмом и работоспособностью, требования вы предъявляете к тем, кто входит в ваше ближайшее управленческое окружение?


— Главный принцип, по которому я везде формировал свои команды, таков: мне по пути с теми, кто за тонно-километрами и прочими отчетными цифрами не теряет из виду человека труда со всеми его заботами и делает все от него зависящее, чтобы тому работалось, жилось лучше.


— В апреле вам исполняется тридцать пять лет. Какому подарку к дню рождения вы обрадовались бы особо?


— Возможности побольше быть с шестилетней дочуркой Региной и с сынишкой Искандером, которому три с половиной года. Общение с ними — счастье. Оно добавляет мне сил.


— И последнее, Фарит Рифович. Наша встреча проходит накануне Восьмого марта…


— …И я искренне рад случаю пожелать прекрасной половине коллектива нефтепроводчиков, всем женщинам — читателям «Республики Татарстан» достатка, благополучия, любви и счастья. С праздником!


 

image_printРаспечатать

Автор статьи: ХРАМОВ Валерий
Выпуск: № 47-48 (24344)


  1. Ривкин Павел Рувимович:

    Давайте снова познакомимся!

    Уважаемый, Фарит Рифович!
    Если прочтете этот комментарий, прошу выслать электронкой Ваш электронный адрес. Очень Вам благодарный Ривкин П. Р.

Добавить комментарий

13.01.2022

Новый «Белый лебедь» совершил первый полёт

В среду, 12 января, с аэродрома Казанского авиационного завода (КВЗ) – филиала ПАО «Туполев» – совершил первый полёт заново построенный стратегический ракетоносец Ту-160М.

7330
12.01.2022

Подвели итоги, наметили планы

Президент Рустам Минниханов по видеосвязи провёл встречу с заместителем Премьер-министра – министром инвестиций и внешней торговли Узбекистана Сардором Умурзаковым.

7580
10.01.2022

«Татнефть» продолжает проекты в Казахстане

«Татнефть» продолжает реализацию начатых проектов в Казахстане,  сообщили ИА «Татар-информ» в компании.

5450
10.01.2022

«Алабуга»: стабильно лучшая

По итогам V Национального рейтинга инвестиционной привлекательности особых экономических зон России ОЭЗ производственно-промышленного типа «Алабуга» заняла первое место.

6090
30.12.2021

Заинская ГРЭС: модернизация следует

В рамках проекта модернизации Заинской ГРЭС начались строительные работы непосредственно на объекте.

15860

Мнение

Артемий ЛЕБЕДЕВ, дизайнер и блогер (г. Москва):


Казань за последние несколько лет преобразилась невероятно и от Москвы не отстаёт. Изюминкой нескольких центральных улиц новогоднего города на этот раз стали светящиеся галереи с резными арками-воротами. А парк «Чёрное озеро» мне показался и вовсе роскошным, он оформлен в по-настоящему европейском формате. Приятно посмотреть!

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров