30 ноября 2022

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан

Опубликовано: 22.10.2002 0:00

город Казань 15 октября 2002 года


Конституционный суд Республики Татарстан в составе Председателя С.Х.Нафиева, судей Д.А.Алкаевой, А.Л.Васина, А.Г.Гатауллина, Л.А.Гусевой, А.В.Косорукова,


с участием представителя Кабинета Министров Республики Татарстан как стороны, направившей ходатайство в Конституционный суд Республики Татарстан, Ю.Н.Медвежовой — главного референта правового управления Аппарата Кабинета Министров Республики Татарстан; представителей Казанского Совета народных депутатов как стороны, компетенция которой оспаривается, — адвоката Г.И.Сергеевой, заместителя председателя Комитета по управлению коммунальным имуществом города Казани Т.И.Ищенко; представителя Президента Республики Татарстан — главного референта государственно-правового управления Президента Республики Татарстан Э.А.Шафиевой; представителя Кабинета Министров Республики Татарстан — начальника правового управления Кабинета Министров Республики Татарстан Р.Ф. Гафиятуллина; представителя Государственного Совета Республики Татарстан — исполняющего обязанности начальника правового управления Государственного Совета Республики Татарстан Р.У.Гарипова; представителя Председателя Верховного Суда Республики Татарстан — заместителя Председателя Верховного Суда Республики Татарстан И.И.Гилазова; представителя Прокурора Республики Татарстан — первого заместителя Прокурора Республики Татарстан В.Г.Метелина; представителя Председателя Арбитражного суда Республики Татарстан — начальника отдела обобщения и информации Арбитражного суда Республики Татарстан И.Ф.Нафиева; представителя Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан — помощника Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан М.И. Абдрахимова,


руководствуясь частью третьей статьи 109 Конституции Республики Татарстан, частью второй статьи 3, статьей 24, пунктом 2 части второй статьи 39, статьями 68, 89-91 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан»,


рассмотрел в открытом судебном заседании дело о разрешении спора о компетенции между Кабинетом Министров Республики Татарстан и Казанским Советом народных депутатов.


Поводом к рассмотрению дела согласно части первой статьи 39 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» стало обращение в форме ходатайства Кабинета Министров Республики Татарстан о разрешении спора о компетенции между Кабинетом Министров Республики Татарстан и Казанским Советом народных депутатов. Основанием к рассмотрению обращения явилось обнаружившееся противоречие в позициях сторон относительно полномочий по управлению и распоряжению собственностью на территории города Казани.


Заслушав сообщение судьи-докладчика А.Л.Васина, объяснения представителя Кабинета Министров Республики Татарстан Ю.Н.Медвежовой, представителей Казанского Совета народных депутатов — Г.И.Сергеевой и Т.И.Ищенко, выступления приглашенных в заседание представителей: Президента Республики Татарстан — Э.А.Шафиевой, Кабинета Министров Республики Татарстан — Р.Ф.Гафиятуллина, Председателя Верховного Суда Республики Татарстан — И.И.Гилазова, Прокурора Республики Татарстан — В.Г.Метелина, а также исследовав имеющиеся документы и материалы, Конституционный суд Республики Татарстан


установил:


1. Кабинет Министров Республики Татарстан обратился в Конституционный суд Республики Татарстан с ходатайством о разрешении спора о компетенции между Кабинетом Министров Республики Татарстан и Казанским Советом народных депутатов. Кабинет Министров Республики Татарстан просит подтвердить свое полномочие поручать главам администраций районов и городов республиканского значения, в том числе города Казани, управление государственной собственностью на территории подведомственных им административно-территориальных единиц, а также опровергнуть полномочие Казанского Совета народных депутатов на принятие им решения от 31 октября 2001 года № 8-6 «Об управлении муниципальной собственностью г. Казани», послужившее причиной спора о компетенции.


Данным решением Казанский Совет народных депутатов, признавая город Казань муниципальным образованием и отождествляя себя с органом местного самоуправления, осуществляющим полномочия собственника муниципального имущества муниципального образования — города Казани, поручил Главе администрации города Казани создание Комитета по управлению муниципальным имуществом города Казани, а также наделил указанный Комитет, как определено в решении, полномочиями собственника по владению, пользованию и распоряжению муниципальной собственностью города Казани, в том числе по всем сделкам и правоотношениям (договорам купли-продажи, договорам аренды и др.), в которых ранее интересы собственника — Казанского Совета народных депутатов — в отношении муниципального (коммунального) имущества представлял Комитет по управлению коммунальным имуществом города Казани.


Как считает заявитель, согласно Конституции Республики Татарстан и Закону Республики Татарстан от 30 ноября 1994 года № 2246-ХII «О местных органах государственной власти и управления», город Казань является административно-территориальной единицей, а Казанский Совет народных депутатов и администрация города Казани представляют собой местные органы государственной власти и управления. В Республике Татарстан, по мнению заявителя, еще не определены границы муниципальных образований на уровне районов и городов республиканского значения и законодательно не урегулированы вопросы разграничения государственной собственности на государственную и муниципальную, в силу чего следует признать отсутствие муниципальной собственности в районах и городах республиканского значения Республики Татарстан. Заявитель считает, что местные органы государственной власти, в частности, главы администраций районов и городов республиканского значения, вправе осуществлять управление государственной собственностью в границах соответствующих административно-территориальных единиц по поручению Кабинета Министров Республики Татарстан, что вытекает из его полномочий, закрепленных пунктом 5 статьи 102 Конституции Республики Татарстан.


Приложенные к ходатайству документы свидетельствуют о том, что Кабинет Министров Республики Татарстан в лице своих органов и должностных лиц неоднократно направлял Казанскому Совету народных депутатов и администрации города Казани письменные заявления о нарушении ими компетенции заявителя, но, ввиду несогласия, указанные в заявлениях нарушения не были устранены.


2. В соответствии с частью третьей статьи 109 Конституции Республики Татарстан рассмотрение споров о компетенции между органами государственной власти Республики Татарстан, между органами государственной власти Республики Татарстан и органами местного самоуправления, а также между органами местного самоуправления входит в компетенцию Конституционного суда Республики Татарстан.


На основании статьи 89 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» с учетом положений части третьей статьи 109 Конституции Республики Татарстан Кабинет Министров Республики Татарстан обладает правом на обращение в Конституционный суд Республики Татарстан с ходатайством о разрешении спора о компетенции как участвующий в споре орган государственной власти.


Ходатайство Кабинета Министров Республики Татарстан и прилагаемые к нему документы свидетельствуют о соответствии данного обращения требованиям допустимости, установленным статьей 90 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» для данной категории дел.


3. Как следует из части третьей статьи 68 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан», Конституционный суд Республики Татарстан принимает постановления только по предмету, указанному в обращении, и при принятии решения не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.


Предметом обращения по настоящему делу является спор между Кабинетом Министров Республики Татарстан и Казанским Советом народных депутатов о полномочии Кабинета Министров Республики Татарстан поручать главам администраций районов и городов республиканского значения, в том числе города Казани, управление государственной собственностью на территории подведомственных им административно-территориальных единиц, а также о полномочиях Казанского Совета народных депутатов поручать Главе администрации города Казани создание органа по управлению имуществом города Казани как муниципальной собственностью и наделять указанный орган правами собственника имущества города Казани как муниципальной собственности.


В силу части седьмой статьи 3 названного Закона Конституционный суд Республики Татарстан решает исключительно вопросы права и при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов государственной власти Республики Татарстан.


Согласно части первой статьи 91 указанного Закона Конституционный суд Республики Татарстан рассматривает споры о компетенции исключительно с точки зрения установленных Конституцией Республики Татарстан разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничения компетенции между органами государственной власти в Республике Татарстан.


4. Согласно пункту «г» части первой статьи 72 Конституции Российской Федерации вопросы разграничения государственной собственности находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. На основании части второй статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Исходя из этого разрешение вопроса о полномочиях Кабинета Министров Республики Татарстан и Казанского Совета народных депутатов в отношении имущества города Казани предполагает определение формы собственности, в которой оно в настоящее время находится, с учетом соответствующих положений законодательства Российской Федерации и Республики Татарстан, а также тех правовых особенностей, которыми отличались в Республике Татарстан процессы преобразования государственной собственности, в том числе ее разграничение и передача выделенного имущества вновь образуемым собственникам.


Согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» государственная собственность Российской Федерации была разделена на федеральную государственную собственность, государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность. Передача разграниченных объектов государственной собственности вновь образуемым собственникам должна была осуществляться в порядке, установленном Правительством Российской Федерации и утвержденном распоряжением Президента Российской Федерации от 18 марта 1992 года № 114-рп «Об утверждении положения об определении пообъектного состава федеральной, государственной и муниципальной собственности и порядке оформления прав собственности».


В Республике Татарстан данные отношения осуществлялись на другой правовой основе. Так, согласно Закону Республики Татарстан от 19 октября 1991 года № 1244-ХII «О собственности в Республике Татарстан» собственность в Республике Татарстан выступала в формах частной собственности, в том числе собственности юридических лиц, государственной собственности, коммунальной собственности и собственности общественных объединений (часть первая статьи 4). В последующем это получило конституционно-правовое закрепление в статье 11 Конституции Республики Татарстан в ее редакции от 6 ноября 1992 года.


В соответствии с указанным выше Законом государственная собственность и коммунальная собственность различались между собой по составу отнесенных к ним объектов (часть первая статьи 17, статья 23), причем пообъектный состав коммунальной собственности в основном совпадал с пообъектным составом муниципальной собственности, установленным в приложении № 3 к Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 3020-1; в качестве субъекта, осуществляющего от имени народа республики права владения, пользования и распоряжения государственной собственностью, определялся Верховный Совет Татарской ССР (часть первая статьи 15), а субъектами коммунальной собственности признавались соответствующий местный Совет народных депутатов или выборный орган местного самоуправления (статья 23).


С формально-правовой точки зрения разграничение государственной и коммунальной собственности означало их признание в качестве самостоятельных форм собственности. Однако в силу того, что одним из субъектов коммунальной собственности признавались местные Советы народных депутатов, являющиеся представительными органами государственной власти, принадлежащая им коммунальная собственность сохраняла в себе сущностные признаки государственной собственности и отражала по существу передачу полномочий по владению, пользованию и распоряжению определенным государственным имуществом на уровень местных органов государственной власти и управления Республики Татарстан с целью создания их экономической базы и более эффективного решения в подведомственных им административно-территориальных единицах социальных, экономических и иных вопросов местного значения.


Это проявилось как в характере управления коммунальной собственностью, принадлежавшей местным Советам народных депутатов, так и в содержании отношений по ее преобразованию (разгосударствлении и приватизации), которые осуществлялись в Республике Татарстан по единым для государственной и коммунальной собственности правовым основаниям согласно Закону Республики Татарстан от 5 февраля 1992 года № 1403-XII «О преобразовании государственной и коммунальной собственности в Республике Татарстан (О разгосударствлении и приватизации)», постановлениям Верховного Совета Республики Татарстан от 6 февраля 1992 года № 1441-XII «О порядке введения в действие Закона Республики Татарстан «О преобразовании государственной и коммунальной собственности в Республике Татарстан (О разгосударствлении и приватизации)», от 8 июля 1992 года № 1547-ХII «Об обеспечении имущественных прав Республики Татарстан при разграничении государственной собственности и ее приватизации», от 10 июля 1992 года № 1553-XII «О Государственной программе приватизации государственной и коммунальной собственности Республики Татарстан на 1992 год и перспективу до 1995 года» и от 4 марта 1993 года № 1764-ХII «О пообъектном составе коммунальной собственности в Республике Татарстан».


Учитывая единство государственной собственности и коммунальной собственности, принадлежавшей местным Советам народных депутатов, как разновидностей одной формы собственности, законодатель счел необходимым уточнить соответствующие конституционные положения. Согласно Закону Республики Татарстан от 29 ноября 1994 года № 2234-ХII «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Татарстан в связи с реформированием представительных и исполнительных органов государственной власти» в статье 11 Конституции Республики Татарстан закреплялось, что хозяйственная деятельность в Республике Татарстан осуществляется на основе частной, государственной (в том числе республиканской и коммунальной) собственности, собственности местного самоуправления и собственности общественных объединений.


Исходя из указанной конституционной нормы Закон Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года № 2353 «О государственной собственности и собственности местного самоуправления» прямо устанавливал, что собственность Республики Татарстан состоит из республиканской и коммунальной собственности, а коммунальной собственностью признается имущество, находящееся в собственности Республики Татарстан, правомочия собственника в отношении которого осуществляют местные органы государственной власти и управления Республики Татарстан (части первая и вторая статьи 5). Тем самым в законодательстве Республики Татарстан было преодолено двоякое понимание юридической природы коммунальной собственности, что, однако, не устраняло в полной мере его несоответствие в этой части положениям федерального законодательства.


Положения Закона Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года № 2353 «О государственной собственности и собственности местного самоуправления», касающиеся коммунальной собственности и коммунального имущества, решением Верховного Суда Республики Татарстан от 9 февраля 2001 года признаны противоречащими федеральному законодательству, недействительными и не подлежащими применению со дня его вступления в силу и согласно Закону Республики Татарстан от 21 ноября 2001 года № 1189 «О внесении изменений в Закон Республики Татарстан «О государственной собственности и собственности местного самоуправления» были исключены.


В настоящее время Закон Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года № 2353 «О государственной собственности и собственности местного самоуправления» признает государственную собственность Республики Татарстан в качестве единой по своему юридическому содержанию формы и закрепляет ее статус как республиканской собственности (части первая и вторая статьи 5 в ее действующей редакции). Существенно уточнены в этом смысле и конституционные нормы — Конституция Республики Татарстан в ее новой редакции содержит в себе положение, которым в Республике Татарстан признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (часть первая статьи 18).


Конституционный суд Республики Татарстан считает, что исключение из законодательного регулирования отношений государственной собственности в Республике Татарстан правовых норм, определявших статус коммунальной собственности и содержание отношений по ее владению, пользованию и распоряжению, не означает автоматический перевод относившегося к ней коммунального имущества из государственной собственности в муниципальную собственность.


Федеральное законодательство, в частности, Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность», решая вопросы разграничения государственной собственности, изначально предполагало в качестве самостоятельных юридических действий не только выделение объектов государственного имущества, относимых в другие формы собственности, но и их передачу в установленном порядке вновь образуемым собственникам. В соответствии с пунктом 3 статьи 5 Федерального закона от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» регулирование порядка передачи и передача объектов собственности субъектов Российской Федерации в муниципальную собственность отнесены к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации.


В настоящее время порядок передачи объектов государственной собственности Республики Татарстан в муниципальную собственность (собственность местного самоуправления) регулируется Законом Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года № 2353 «О государственной собственности и собственности местного самоуправления», в котором установлены общие требования к передаче государственного имущества (статья 17), определены объекты, которые могут быть переданы в муниципальную собственность (статья 18), порядок определения и согласования перечня объектов республиканской собственности, передаваемых в муниципальную собственность (статья 19), порядок принятия решения о передаче или отказе в передаче объектов республиканской собственности (статья 20), а также основания возникновения права муниципальной собственности (статья 21).


Из указанных выше норм Закона следует, что передача объектов государственной собственности Республики Татарстан в муниципальную собственность необходимо предполагает реальное существование субъектов, обладающих в силу закона правом муниципальной собственности, что вытекает из гражданско-правовой природы понятия субъективного права собственности, закрепленного частью первой статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно положениям части второй статьи 125 и статьи 215 Гражданского кодекса Российской Федерации субъектами права муниципальной собственности являются городские и сельские поселения, а также другие муниципальные образования, от имени которых своими действиями права и обязанности собственника приобретают и осуществляют органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.


В соответствии с нормами указанного выше Закона передача объектов государственной собственности в муниципальную собственность предполагает также совершение уполномоченными органами государственной власти Республики Татарстан и органами местного самоуправления определенных юридических действий (статьи 19 и 20); принятие Кабинетом Министров Республики Татарстан соответствующих индивидуальных правовых актов, подтверждающих наряду с актом государственной регистрации право собственности местного самоуправления на переданные объекты (статья 21).


Исключив из законодательного регулирования государственной собственности Республики Татарстан положения о коммунальной собственности, законодатель не установил какие-либо правовые нормы, относящие объекты коммунального имущества в муниципальную собственность. Вследствие этого имущество, находившееся ранее в коммунальной собственности, в силу своей правовой природы продолжает оставаться в государственной собственности Республики Татарстан до момента его передачи в установленном законом порядке надлежащим субъектам муниципальной собственности. Согласно Закону Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года № 2353 «О государственной собственности и собственности местного самоуправления» собственником данного имущества является Республика Татарстан; на него полностью распространяются установленные настоящим Законом режим владения, пользования и распоряжения республиканской собственностью, а также порядок управления ею, если их осуществление не нарушает требований Конституции Республики Татарстан и действующего законодательства.


На основании пункта 5 статьи 102 Конституции Республики Татарстан управление и распоряжение собственностью Республики Татарстан в соответствии с законодательством Республики Татарстан относится к ведению Кабинета Министров Республики Татарстан. Конкретизируя данное конституционное положение, часть пятая статьи 6 Закона Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года № 2353 «О государственной собственности и собственности местного самоуправления» предусматривает, в частности, что управление и распоряжение имуществом, находящимся в республиканской собственности, могут осуществляться также иными органами государственного управления Республики Татарстан, уполномоченными законами Республики Татарстан, указами Президента Республики Татарстан, постановлениями Кабинета Министров Республики Татарстан. Учитывая это, следует признать, что Кабинет Министров Республики Татарстан обладает полномочием поручать главам администраций районов и городов республиканского значения, в том числе города Казани, управление и распоряжение государственной собственностью на территории подведомственных им административно-территориальных единиц, в том числе имуществом, объекты которого ранее относились к коммунальной собственности, впредь до момента его передачи в установленном законом порядке в муниципальную собственность.


Поручая местным исполнительным органам государственной власти Республики Татарстан, в том числе главам администраций районов и городов республиканского значения, управление и распоряжение республиканской собственностью, Кабинет Министров Республики Татарстан в силу требований статьи 103 Конституции Республики Татарстан обязан определить подзаконным нормативным правовым регулированием содержание и пределы возникающих у данных органов полномочий таким образом, чтобы обеспечить исполнение на территории Республики Татарстан положений Закона Республики Татарстан от 30 ноября 1994 года № 2246-XII «О местных органах государственной власти и управления». В соответствии с ним местные органы государственной власти и управления для осуществления своей деятельности должны обладать экономической основой, к которой относится в том числе подведомственная им государственная собственность (статья 5); местные Советы народных депутатов, самостоятельно решая в пределах своей компетенции все вопросы местного значения, вправе рассматривать и решать в пределах, установленных законом, вопросы соответствующих объектов государственной собственности (пункт 2 части второй статьи 13); местная администрация, осуществляя функции управления, призвана обеспечить комплексное экономическое и социальное развитие подведомственной территории (статья 25), в силу чего к ее компетенции отнесены, в частности, разработка проектов программ экономического и социального развития соответствующих территорий, утверждение схем управления отраслями местного хозяйства, территорией и ее жизнеобеспечения, руководство подведомственными предприятиями, учреждениями и организациями, разработка и осуществление мер по развитию народного образования, культуры и языка, физкультуры и спорта, обеспечение охраны труда и здоровья населения соответствующей территории, разработка и реализация мер по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов, по занятости и социальной защите населения и иные полномочия в соответствии с законодательством (статья 26).


5. Разрешение спора о полномочиях Казанского Совета народных депутатов предполагает установление его правового статуса. В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» систему органов государственной власти субъекта Российской Федерации наряду с его законодательным (представительным) органом и высшим исполнительным органом составляют также иные органы государственной власти субъекта Российской Федерации, образуемые в соответствии с конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации. Это позволяет субъекту Российской Федерации иметь в своем составе не только центральные, но и территориальные (местные) органы государственной власти.


В соответствии со статьей 65 Конституции Республики Татарстан территория Республики Татарстан включает в себя районы и города республиканского значения в качестве административно-территориальных единиц республики, а территория города республиканского значения может состоять из районов. К числу городов республиканского значения, имеющих правовой статус административно-территориальной единицы, относится и город Казань.


Казанский Совет народных депутатов в его нынешнем составе был сформирован в декабре 1999 года на основании главы 13 «Местные органы государственной власти и управления» Конституции Республики Татарстан в ее действовавшей на тот период редакции, в соответствии с Законом Республики Татарстан от 30 ноября 1994 года № 2248-XII «О выборах народных депутатов местных Советов народных депутатов Республики Татарстан» (в редакции от 21 июля 1999 года) и согласно Постановлению Государственного Совета Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года № 2339 «О назначении выборов народных депутатов Республики Татарстан и народных депутатов местных Советов народных депутатов Республики Татарстан». По своей юридической природе и правовому статусу он представляет собой местный орган государственной власти, который правомочен осуществлять деятельность только в пределах полномочий, предоставленных ему Законом Республики Татарстан от 30 ноября 1994 года № 2246-XII «О местных органах государственной власти и управления».


Согласно частям второй и пятой статьи 2 Закона Республики Татарстан от 19 апреля 2002 года № 1380 «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Татарстан» представительные органы и должностные лица местного самоуправления на уровне районов и городов республиканского значения должны быть избраны не позднее десяти дней после истечения срока полномочий местных Советов народных депутатов Республики Татарстан. В силу этого Казанский Совет народных депутатов в его нынешнем составе продолжает осуществление своих полномочий на территории города Казани до истечения их срока в качестве местного органа государственной власти.


Действовавшее на момент формирования Казанского Совета народных депутатов в его нынешнем составе законодательство Республики Татарстан не позволяло создавать органы местного самоуправления на уровне городов республиканского подчинения, поскольку часть первая статьи 5 Закона Республики Татарстан от 30 ноября 1994 года № 2250-XII «О местном самоуправлении» (в редакции от 8 декабря 1995 года и от 21 октября 1999 года) допускала осуществление местного самоуправления на территории городов республиканского подчинения лишь в границах жилых комплексов. Вступившим в законную силу решением Верховного Суда Республики Татарстан от 29 июня 2001 года данная правовая норма была признана противоречащей федеральному законодательству, недействующей и не подлежащей дальнейшему применению.


В соответствии с Федеральным законом от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» создание муниципального образования в границах административно-территориальной единицы, каковой является в настоящее время город Казань, отнесено к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации (пункты 1, 3, 6, 11 и 13 статьи 5), и следовательно, может быть осуществлено только после того, как республиканский законодатель урегулирует порядок образования (объединения, преобразования или упразднения) муниципальных образований на уровне районов и городов республиканского значения, установит их границы и наименования.


Местное самоуправление, составляя одну из основ конституционного строя Республики Татарстан, является выражением власти народа, в пределах своих полномочий самостоятельно; обеспечивает самостоятельное в соответствии с законом и под свою ответственность решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью (части первая и вторая статьи 3, статья 10, части первая и вторая статьи 116 Конституции Республики Татарстан).


Указанные конституционные положения конкретизированы Законом Республики Татарстан от 30 ноября 1994 года № 2250-XII «О местном самоуправлении», которым определены предметы ведения местного самоуправления, его организационно-правовые формы, органы и должностные лица местного самоуправления, основные вопросы их компетенции. Данный Закон, определяя в качестве принципов местного самоуправления признание за ним собственных полномочий, многообразие форм его организации и самостоятельное определение населением структуры органов местного самоуправления, предусматривает, в частности, что структура и порядок формирования органов местного самоуправления, функции и полномочия его органов и должностных лиц, а также общий порядок владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью (собственностью местного самоуправления) должны быть закреплены в уставе местного самоуправления, который принимается представительным органом местного самоуправления или непосредственно населением и подлежит государственной регистрации (статья 3 в ее взаимосвязи со статьей 4).


Гарантии избирательных прав граждан в Республике Татарстан при выборах депутатов представительных органов и должностных лиц местного самоуправления, порядок проведения выборов депутатов представительных органов и должностных лиц местного самоуправления определяются Законом Республики Татарстан от 21 января 2000 года № 36 «О выборах депутатов представительных органов и должностных лиц местного самоуправления в Республике Татарстан».


Применение указанных выше правовых норм предполагает также соблюдение положений Федерального закона от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», в том числе содержащегося в нем императивного требования, согласно которому осуществление местного самоуправления органами государственной власти и государственными должностными лицами не допускается (пункт 5 статьи 14).


Таким образом, Казанский Совет народных депутатов не может быть признан, провозглашен, самопровозглашен или каким-либо иным образом отождествлен с органом местного самоуправления. По своей юридической природе и правовому статусу он представляет собой местный представительный орган государственной власти, который был образован в соответствии с действовавшим законодательством и продолжает функционировать на основании части пятой статьи 2 Закона Республики Татарстан от 19 апреля 2002 года № 1380 «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Татарстан». Казанский Совет народных депутатов, являясь местным представительным органом государственной власти, не обладает полномочием поручать Главе администрации города Казани создание органа по управлению имуществом города Казани как муниципальной собственностью и наделять данный орган правами собственника имущества города Казани как муниципальной собственности, поскольку такие полномочия в силу Конституции Республики Татарстан и действующего законодательства принадлежат местному самоуправлению.


Исходя из изложенного, руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 66, статьей 67, частями первой — четвертой статьи 68, статьями 69, 71, 73 и статьей 92 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан», Конституционный суд Республики Татарстан


постановил:


1. Признать, что Кабинет Министров Республики Татарстан в силу части первой статьи 18, пункта 5 статьи 102 Конституции Республики Татарстан, Закона Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года № 2353 «О государственной собственности и собственности местного самоуправления» обладает полномочием поручать главам администраций районов и городов республиканского значения, в том числе города Казани, управление и распоряжение государственной собственностью Республики Татарстан на территории подведомственных им административно-территориальных единиц, в том числе имуществом, объекты которого ранее относились к коммунальной собственности, впредь до его передачи в установленном законом порядке в муниципальную собственность.


2. Признать, что Казанский Совет народных депутатов, являясь местным представительным органом государственной власти, в соответствии со статьей 10, частью первой статьи 18, частями первой и второй статьи 116, частью второй статьи 117, частью первой статьи 118 Конституции Республики Татарстан, Законом Республики Татарстан от 30 ноября 1994 года № 2246-XII «О местных органах государственной власти и управления» и Законом Республики Татарстан от 30 ноября 1994 года №2250-XII «О местном самоуправлении» в их взаимосвязи с пунктом 5 статьи 14 Федерального закона от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», частью пятой статьи 2 Закона Республики Татарстан от 19 апреля 2002 года №1380 «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Татарстан» не обладает полномочиями поручать Главе администрации города Казани создание органа по управлению городским имуществом как муниципальной собственностью и наделять указанный орган правами собственника данного имущества как муниципальной собственности.


3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.


4. Согласно статье 72 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» данное Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в газетах «Ватаным Татарстан» и «Республика Татарстан». Постановление должно быть также опубликовано в «Вестнике Конституционного суда Республики Татарстан».


Конституционный суд Республики Татарстан.


№ 7-П.

image_printРаспечатать

Добавить комментарий

11.11.2022

Постановление Koнституционного суда Республики Татарстан №108­-П

по делу о проверке конституционности взаимосвязанных положений пункта 1 статьи 6, пункта 1 статьи 8, пунктов 3 и 4 статьи 30 Закона Республики Татарстан от 6 апреля 2005 года №64-ЗРТ «Об исполнительных органах государственной власти Республики Татарстан» в связи с жалобой гражданки Р.Г.Ниязовой

2000
06.05.2022

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №105-П

по делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 1.5, пунктов 2.7.1 и 2.8.2 Административного регламента предоставления муниципальной услуги по принятию на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 6 августа 2013 года №7154, в связи с жалобой гражданки З.Ф.Калоян

5070
31.03.2022

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №104­-П

по делу о проверке конституционности пункта 4 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О дополнительных мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий» в связи с жалобой гражданина А.В.Орлова

6750

Мнение

Татьяна ЛАРИОНОВА, депутат Госдумы РФ от Татарстана:


Проведение специальной военной операции на социальной направленности бюджета никак не сказалось. Более того, социальные обязательства государства при обсуждении основных затрат на следующий год оказались ключевыми. Причём у представителей всех парламентских партий. Татарстан при этом задаёт тренды развития социальной сферы.

Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Книга жалоб

    Другие жалобы
  • Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров
    Контакт вебмастера: info@rt-online.ru