1

Ох уж эти экстремалы…

 

 

«В экстрим-­парке вас ждёт насыщенная программа», – читаем мы в каком­-нибудь казанском аккаунте или паблике о летних развлечениях для молодёжи. И понимаем, что это приглашение для тех, кому интересны экстремальные виды спорта.

 

Стоп! А почему экстрИм-парк, но экстрЕмальный спорт?

В самом деле, нас же всех в школе учили, что безударную гласную можно проверить, если изменить слово так, чтобы она оказалась под ударением. И если в слове «экстрим» под ударением «и», то логично было бы предположить, что надо писать «экстримальный»…

Но фокус в том, что этот случай под данное правило не подходит! Потому что слова эти, разъясняет портал «Грамота.ру», пришли в русский язык в разное время из разных языков.

Слово «экстремальный» (выходящий за рамки обычного, чрезвычайный) появилось у нас в языке раньше, происходит от французского extreme (а то в свою очередь восходит к латинскому extremus). От него же образовалось и существительное «экстремал», обозначающее человека, любящего риск, опасность, увлекающегося экстремальными видами спорта.

А вот существительное «экстрим» (занятие, связанное с риском для жизни) – это сравнительно недавнее заимствование из английского языка. И хотя по смыслу оно родственно предыдущим словам, тем не менее в современном русском языке «экстремальный» – это не производное от «экстрим», так что и проверять тут одно другим нельзя. Можно только запомнить, что пишутся они с разными гласными.