Неизвестное об известном: как генерал–татарин подарил пистолет герою-чеченцу

Хасмагомед Сайгадинов – один из пяти чеченцев, командовавших полком в Великой Отечественной войне.

АВТОР: Хасиева Алят 

Если пройтись по переулкам исторической памяти народа, можно наткнуться на множество имен, ставших нарицательными. Их судьбы вдохновляют писателей, их именами называют улицы. А в людских сердцах на смену ощущению горести они возрождают чувство гордости.

Под неумолимым бегом времени стремительно желтеют страницы истории, войны сменяются миром, люди рождаются и умирают, воспоминания обреченно выцветают, словно газетный лист на подоконнике. Но есть лица, память о которых никогда не поблекнет, и подвиги, которые никогда не будут преданы забвению. Это люди, на заре своей жизни повидавшие смерть. Это подвиги, повлиявшие на исход одного из самых трагических и масштабных событий мира. Это герои Великой Отечественной войны, в полной мере познавшие цену Победы и успевшие познать ее вкус. В их числе – командир полка Хасмагомед Сайгадинович Сайгадинов.

В 1916 году в селе Зебир-Юрт в дружной крестьянской семье на свет появился мальчик. Мог ли кто-нибудь тогда даже подумать, что через пару десятков лет этот ребенок будет участником событий исторического масштаба, что в его честь назовут улицы? И чего стоит одна только дата его рождения – 9 мая. Такая символическая и заведомо победоносная! Он определенно был рожден побеждать.

В памяти – подвиги защищавшего Отчизну, а в руках – его личное дело, в котором с каждой строчкой все больше и больше проявляются лучшие черты как солдата, так и человека.

«Товарищ Сайгадинов Хасмагомед, чеченец по национальности, с самого начала организации роты был выдвинут на должность старшины. Смелый, энергичный, решительный командир: самый ответственный приказ, связанный с большим риском для жизни, выполняет честно, аккуратно и своевременно. Ему принадлежит большая заслуга в создании хозяйственной организации питания бойцов службы заграждения… Также смело и решительно принимает участие в бою с фашистами, ведет себя смело и уверенно, умело руководит своими бойцами. Прекрасно справляется с работой ночного патрулирования, на линии фронта задерживая дезертиров. В трудные минуты, когда взвода роты попадали в окружение, теряли связь, и отправка отдельных бойцов восстановить эту связь заканчивалась неудачно, в этих случаях выручал товарищ Сайгадинов. Первый взвод роты попал в трудные условия и потерял связь. Тов. Сайгадинову поручается связаться с взводом и вывести его. Он проникает в село, когда там уже были немцы, и выполняет поставленную задачу и, более того, по пути выносит двух раненых с поля боя…»

Х. Сайгадинов своим личным примером мужества и отваги воодушевлял личный состав полка на выполнение боевой задачи. В тяжелые минуты боя он находился непосредственно в боевых частях и руководил боем. Его полк с боями прошел около 60 км, прорывая укрепления обороны противника, освобождая множество населенных пунктов. За это Сайгадинов был удостоен правительственных наград – орденов Красной Звезды, Красного Знамени, Отечественной войны I степени, медалей « За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941–1945 гг.», «За оборону Сталинграда». Также в честь Хасмагомеда Сайгадинова названы улицы в г. Грозном, в Ачхой-Мартановском районе, селе Закан-Юрт.

О сражавшихся до победного конца на всех фронтах против немецко-фашистских захватчиков написано немало. Мы бесконечно гордимся нашими героями и чтим память о них. Однако даже об известном известно не все. К нашему счастью, есть нить, связывающая нас с той далекой во временном пространстве, но столь близкой сердцу историей. Какую роль сыграл Хасмагомед Сайгадинов при форсировании реки Днепр, какие тяготы выпали на его долю, кто на самом деле за особые боевые заслуги подарил ему именной пистолет, и как сложилась судьба доблестного героя-чеченца после окончания Великой Отечественной войны, рассказала его дочь  Людмила Хасмагомедовна Сайгадинова.

– Людмила Хасмагомедовна, с чего начался фронтовой путь вашего отца?

– Мой отец был призван в Красную Армию в сентябре 1936 года Грозненским РВК ЧИАССР. Ну а непосредственно его боевой путь начался с Юго-Западного фронта в 1941 году. Там он командовал стрелковым батальоном 353-го горно-стрелкового полка 47-й горно-стрелковой дивизии, а в декабре того же года уже воевал на Сталинградском фронте, где был начальником 2-го отделения 64-й армии. Весной 1942 года отца послали на курсы командиров полка в Воронеж, по окончании которых направили уже на Украинский фронт, именно в 48-й стрелковый полк 73-й стрелковой дивизии 7-й гвардейской армии. В 1943 году он был уже помощником начальника оперативного отдела 25 стрелкового полка этой армии. А позже – заместителем командира 42-го стрелкового полка 7-й гвардейской армии. Также он командовал 359-м стрелковым полком 50-й стрелковой дивизии. За столь короткий срок отец дослужился от лейтенанта до майора, прошел через четыре фронта.

– Если бы не те трагические обстоятельства, изменившие миллионы судеб, стала бы военная служба для Хасмагомеда Сайгадиновича пожизненной профессией?

– Думаю, стала бы. Он с юности об этом мечтал. Это было его стихией. Первое образование отец получил в 1936 году, окончив сельскохозяйственный техникум. Но по зову сердца он пошел в Грозненское военно-пехотное училище, которое окончил с отличием в 1938 году, получив звание лейтенанта. В том же году за проявленные боевые качества отца назначили командиром стрелкового взвода 353-го горно-стрелкового полка 47-й горно-стрелковой дивизии, размещенной в Тбилиси. В марте 1939 года он – уже помощник командира стрелковой роты. За боевые качества, проявленные на учениях, получил повышение – стал ее командиром.

– Праздник 23 февраля для нашего народа давно стал отнюдь не радостным. Как отразилась чеченская трагедия на вашем отце?

– Это была высшая несправедливость. И мой отец, который поставил жизнь на службу Родине, естественно, тяжело воспринимал это. К февралю 1944 года он ждал присвоения звания подполковника. Но репрессии не обошли стороной и фронтовиков. Многих увольняли лишь из-за национальной принадлежности и высылали в Среднюю Азию. Во избежание этого ему не раз предлагали назваться человеком иной национальности. Но он был непоколебим. Твердо и гордо говорил: « Я – чеченец!» Это был переломный момент для него и в плане переживаний за судьбу своего народа, и в плане личной драмы: его семью лишили дома, и он был на грани увольнения.

В июле 1944 года отца все-таки отправили в резерв комсостава 52-й армии. В том же году исключили из кандидатов в члены партии, сфабриковав персональное дело. А через год направили в Новосибирск на курсы усовершенствования офицеров пехоты. 15 августа 1946 года его уволили в запас по статье № 43 п. «А». И он выехал в Семипалатинскую область Казахской ССР, куда выслали его семью. Там находились два его брата и две сестры.

Невзирая на невзгоды жизни и несправедливость, проявленную к нему и к его народу, он не озлобился. Сохранил чувство достоинства, прошел все испытания судьбы. Не сидел без дела, брался за любую работу, постепенно возвращался в русло нормальной жизни. Конечно, было тяжело. Какой бы ни была жизнь на чужбине – это жизнь на чужбине. Ведь ни красоты мира, ни впечатляющие виды, ни обеспеченная жизнь (о которой в то время можно было лишь мечтать) не подарят человеческой душе такую умиротворенность и безмятежность, как пребывание на родной земле.

– Какую роль сыграл ваш отец в форсировании Днепра?

– Многие знают, что форсирование реки Днепр – одно из ключевых этапов освобождения Украины. Но мало кто знает, что именно Хасмагомед Сайгадинов в числе первых переправился с левого берег на правый.

Эта боевая заслуга нашла краткое отражение в его наградном листе: «Тов. Сайгадинов при форсировании Днепра, находясь при штабе 58-й стрелковой дивизии, принимал самое активное участие и оказывал содействие командованию дивизии под интенсивным огнем противника перебрасывать части дивизии на правый берег реки Днепра. Тов. Сайгадинов одним из первых с группой штабных работников переправился через р. Днепр и продолжал помогать командованию дивизии. За проявленную исключительную отвагу и смелость при форсировании р. Днепр и за исключительную помощь соединению в его форсировании достоин награждения орденом Красного Знамени. Командир 25-го гвардейского стрелкового корпуса 7-й гвардейской армии генерал-майор Сафиуллин».

– Кто на самом деле подарил именной пистолет Хасмагомеду Сайгадиновичу?

– Многие писали, что именное оружие отцу подарил маршал Конев. Но это не так. Это был генерал Гани Сафиуллин. За форсирование Днепра 2438 солдат и офицеров получили звание Героя Советского Союза. На присвоение этого звания Гани Сафиуллин  выдвинул и моего отца. Но, к сожалению, этого так и не случилось.

– Это действительно печально. Уверена, многие согласятся, что ваш отец, безусловно, был достоин звания Героя Советского Союза. И, как бы там ни было, в сердцах своего народа он так и увековечен. Как сложилась жизнь Хасмагомеда Сайгадиновича по возвращении на Родину?

– После возвращения на Кавказ он поступил в Северо-Осетинский сельскохозяйственный институт, который закончил с отличием. Женился на моей матери, строил семью. Поднимал сельское хозяйство ЧИАССР, работал управляющим в Самашкинском, Гудермесском, Новогрозненском совхозах. В 1962 г. родилась я. А в 1972 г. отца не стало. Ему тогда было всего 56 лет.

– Людмила Хасмагомедовна, спасибо за интересную беседу. Желаем вам здоровья и благополучия. И знайте, что наш народ гордится своим героем Хасмагомедом Сайгадиновым и всегда будет помнить о его подвигах.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x