1

На границе двух миров

О диалоге культур на самой широкой улице дореволюционной Казани

 

tatarstan-31

 

Ускорение ритма, турбулентность форм, испытание духа… В этих словосочетаниях умещается впечатление от многочисленных метаморфоз, случившихся с обликом современной улицы Татарстан в Казани.

 

В предшествующей ей во времени улице Евангелистовской запечатлен непривычный для нас, но типичный старый провинциальный городок, никуда не спешащий и немного самодовольный. В нем, правда, уже ходит трамвай, а дороги являют собой аккуратно замощенные проспекты.

Улица Евангелистовская – самая широкая на тот момент в городе – именовалась по расположенной справа на старой фотографии церкви Четырех Евангелистов. До революции эта дорога служила въездом в забулачную, мусульманскую часть города, и в этой связи даже название улицы несло миссионерскую функцию.

Как известно, после покорения края Иваном Грозным татарам запрещалось жить в центре Казани. Во время своего путешествия по Волге Екатерина II смягчила данный запрет, разрешила строить каменные мечети и благословила мирное сосуществование православных и мусульман, как и вообще всех подданных без конфессиональных различий.

 


 

Будучи одной из центральных магистралей города, разделявшей Старо-Татарскую слободу на две части, улица Евангелистовская приобрела важное значение в XIX веке, когда в Казани проложили конку. Событие это случилось в 1875 году, позже улица стала звеном двух линий трамвая – Центральной и Екатерининской. Они соединяли центр города с Дальним Устьем


 

В память об этом один из двух приделов Четырех-Евангелистовского храма стал носить имя Святой Великомученицы Екатерины, а расположили церковь с умыслом на самой границе соприкосновения русской и татарской общин Казани – там, где Булак впадал в Кабан. Основной функцией храма стало донесение христианской веры до нерусского населения. Отсюда апелляция к евангелистам Матфею, Марку, Луке и Иоанну – главным проповедникам слова Божия.

 

  После покорения края Иваном Грозным татарам запрещалось жить в центре Казани.
Во время своего путешествия по Волге Екатерина II смягчила данный запрет, разрешила строить каменные мечети и благословила мирное сосуществование православных и мусульман, как и вообще всех подданных без конфессиональных различий.

Церковь построили в 1769 году на средства купца Ивана Шемякина. В дальнейшем ее постоянно обустраивали и достраивали, в результате чего храм стал одним из самых крупных в городе. В конце XIX века при церкви открылись богадельня и общежитие, территорию обнесли высоким белокаменным забором.

 

В середине тридцатых годов, в самый разгар борьбы с религией, этот памятник архитектуры был разрушен, а на его месте вскоре построили монументальную сталинку со скошенным углом и аркой.

Немало различий можно насчитать на этих фотоснимках. Одно из самых ярких – появление в наши дни здания театра им. Г.Камала с его неоконструктивистской покатой крышей. Театр находится примерно на том месте, где в 1914 году с помощью бельгийцев была возведена вторая электростанция для городского трамвая. Возвышающаяся в центре старой фотографии дымовая труба стоит вместе с несколькими цехами как раз на огражденной забором территории одного из первых в Поволжье крупных производств по выработке электрической энергии.

Не миновали бурные изменения и многих зданий на старом изображении. Впрочем, на своих местах стоят здания вокруг Сенного базара, номеров «Булгар» и клуба «Шарык» («Восточный клуб»), созданного в 1907 году татарской интеллигенцией в целях пропаганды и развития национального театра, литературы и музыки. Размещался клуб в доме №8, построенном в самом конце XIX века купцом Каримом Апанаевым.

 

tatarstan2-31

Евангелистовская улица была самой широкой в городе.

 

На первом этаже здания располагались правление клуба, гардероб и касса, на втором – зрительный зал на 150 человек с просторной сценой, комната для игры в лото и библиотека с читальным залом (заведующим являлся Галимджан Шараф). Это был и кружок по интересам, и диспут-клуб, и литературный салон одновременно.

При клубе образовалась театральная труппа «Сайяр». Спектакли ставились по два в неделю – как на татарском («Банкрот», «Тайны нашего города», «Несчастный юноша», «Бедный ребенок»), так и на русском языке.

Символично, что именно в этой части города, у устья Булака, так тесно переплелись культурные связи между населявшими его народами.