Мы были максималистами и верили в высокие идеалы

 

14

Автор статьи: Андрей ЛЕБЕДЕВ

Фото: e-nkama.ru

Один из первостроителей Вагиз Ягудин – о том, как возводился город

 

nuz-18

 

Среди первостроителей Нижнекамска особая роль принадлежит Вагизу Ягудину – бывшему генеральному директору объединения «Камэнергостройпром». Отметив недавно свое 80-летие, он рассказал корреспонденту «РТ» об интересных фактах биографии – своей и Нижнекамска.

 

Мне выпала честь быть одним из первых, кто ступил на землю, где вскоре выросла столица татарстанской нефтехимии, и положить начало грандиозной стройке. Нижнекамску я отдал половину из 53 лет своего трудового стажа. Приехал сюда в 1962 году не просто по призыву, как тогда говорили, партии, правительства и комсомола, а по зову сердца. Мы были молодыми максималистами, которые верили в высокие общественные идеалы. Когда химкомбинат и шинное производство еще только проектировались, мое объединение – в то время база стройиндустрии – было действующим предприятием, причем самым первым в городе. База являлась поставщиком всех необходимых для города стройматериалов и железобетонных изделий. В частности, объединение стало одним из крупных в масштабе Союза по производству крупногабаритных железобетонных изделий. Это были гигантские 24-метровые фермы и 18-метровые железобетонные балки, огромные облицовочные стеновые панели, которые мы выпускали тоже первыми в стране.

Трудовой коллектив создавал с нуля не только инфраструктуру нынешнего «Кам­энергостройпрома», но и все, из чего был построен промышленный Нижнекамск. Кроме того, объединение осуществляло поставку заказов от «Татстроя», «Камгэсэнергостроя», «Татэнергостроя», а также строителей атомных станций, в том числе возводимых за границей – от Монголии до Восточной Германии.

За шесть лет моей работы в объединении в течение пяти лет подряд нас награждали переходящим Красным знаменем ЦК КПСС. Это, поверьте, была очень большая награда.

 


Нижнекамску я отдал половину из 53 лет своего трудового стажа. Приехал сюда в 1962 году не просто по призыву, как тогда говорили, партии, правительства и комсомола, а по зову сердца


 

* * *

А всесоюзная ударная комсомольская стройка начиналась с рубки лесного массива на площадке будущего химкомбината, причем работников катастрофически не хватало, и мне, тогда молодому прорабу, дали в помощь группу заключенных.

Строился город по проекту, разработанному Всесоюзным институтом проектирования (Гипрогор). Генеральный план застройки был удостоен золотой медали ВДНХ СССР. Строительство велось комплексно – одновременно с жильем возводились детские сады, школы, поликлиники, магазины и спортивные площадки. Из девяти с лишним гектаров городской территории почти полторы тысячи занимают сегодня зеленые насаждения.

Одновременно мой участок вел строительство нулевого цикла от магазина «Кама» до проспекта Химиков – подземные коммуникации и фундаменты под жилые дома, объекты соцкультбыта, первые отмостки, тротуары, первые километры уличных асфальтированных дорог.

Позднее проводили трамвайные пути, первую надземную теплотрассу, канализационные коллекторы, очистные сооружения, занимались озеленением первой очереди города. А еще приходилось тянуть дороги от города до Корабельной рощи, Красного Ключа, всех прилегающих поселений.

* * *

Специальность строителя я получал параллельно, и одна из построенных базой стройиндустрии дорог даже стала темой моей дипломной работы. Учиться приходилось без отрыва от производства, но благодаря богатой практике на качестве учебы это не сказывалось. Заочно я с отличием окончил Казанский архитектурно-строительный институт, который, кстати, впоследствии окончили и оба моих сына.

 


Строился город по проекту, разработанному Всесоюзным институтом проектирования (Гипрогор). Генеральный план застройки был удостоен золотой медали ВДНХ СССР


 

Авторитет образования был для меня непререкаем, с дипломом в руках быстрее по­шло и продвижение по службе. За считаные годы я прошел путь от прораба на стройплощадке до главного инженера «Спецстроя», а затем – заместителя начальника по снабжению и транспорту управления «Татэнергострой» в Нижнекамске. В этом качестве восемь лет трудился под руководством Героя Социалистического Труда Евгения Никифоровича Королева. То была для меня великая школа профессионализма.

* * *

После 18 лет в системе «Татэнергостроя» я перешел в руководство «Камэнергостройпрома». Меня вызвали «наверх» и сказали: предприятие необходимо срочно поднимать. В объединении в то время творился хаос, никто за производство конкретно не отвечал. Готовую продукцию подписывали все замы, начальники отделов, даже секретари парткома. Генеральный директор и аппарат работали разобщенно. Да и не давали руководить, на руководство постоянно писали анонимные письма в обком. Постоянно вызывали к московскому начальству «на ковер».

Мне пришлось в первую очередь укрепить дисциплину, прекратить разбазаривание продукции. По всему периметру базы установили ограждения, на воротах поставили круглосуточную охрану. По территории на «КамАЗах», «КрАЗах» раньше невозможно было ездить. Под бетономешалки машины не могли заехать, ни одна смена после себя уборки не производила. Теперь же каждый день до начала смены по часу убирали разлитый бетон. Заезды-выезды, дороги экскаваторами очистили от многолетнего застывшего бетона.

Затем постепенно наладили нормальную работу всех цехов, построили столовую. Восстановили собственное строительно-монтажное управление. И наконец мы приступили к строительству жилых домов-малосемеек, а также общежития, детского сада.

А уже потом организовали свое профессионально-техническое училище, где готовили кадры для завода. И даже ввели в строй спортивный комплекс и пионерский лагерь.

 


Позднее проводили трамвайные пути, первую надземную теплотрассу, канализационные коллекторы, очистные сооружения, занимались озеленением первой очереди города. А еще приходилось тянуть дороги от города до Корабельной рощи, Красного Ключа, всех прилегающих поселений


 

* * *

Где черпал силы? В семье. Жизненная энергия – это наследственное.

Сам я родом из рыбно-слободской глубинки. Нас в семье было пятеро сыновей, я четвертый. Отца почти не помню, он ушел на фронт и погиб в 1943 году. А мать умерла позднее от тяжелой болезни. Мне тогда было четырнадцать лет. Жилось голодно и холодно.

Однажды в соседнее село приехали вербовщики из Киргизии и увезли меня на заработки, а оказалось – фактически в рабство. Новые хозяева поначалу обещали детям помочь выучиться, но слова не сдержали.

В горах Тянь-Шаня на ишаке я возил дрова. Кормили и содержали хуже всяких слов, вспоминать не хочется, страшно было… И я бежал.

Вернувшись на родину, сразу ушел в армию, попал в Астраханскую область. Те годы вспоминаю с благодарностью. Меня определили в стройбат, о чем никогда не жалел. Прошел учебные курсы армейского топографа и, помимо возведения объектов в собственном гарнизоне, участвовал в строительстве космодрома Байконур. Полученный опыт пригодился на гражданке – до переезда в Нижнекамск работал сначала заместителем главврача районной больницы по хозяйственной части и в системе «Сельхозтехники». Здесь же познакомился со своей второй половиной.

* * *

Уверен, то была настоящая романтическая история. Познакомились мы случайно на автовокзале в Рыбной Слободе, она приехала из Казани на фельдшерскую практику. Первого встречного, а им оказался я, Альтруда попросила показать дорогу в местную больницу. Вызвался не только показать, но и проводить до места назначения.

Передо мной была девушка безумно симпатичная, в каком-то смысле стиляга. Одевалась – закачаешься. Я позднее часто шутил: познакомился с татаркой, а женился на чувашке. Альтруда Алексеевна оказалась из Чувашии, из очень хорошей семьи. Полвека мы прожили с Альтрудой душа в душу. Горько, что ее уже нет со мной, остались лишь добрые воспоминания…

 

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x